На главную

Правдивая - лживая - ревизованная История
(развернуть страницу во весь экран)

Кредо современной власти - это свобода.
Но тот, кто попытается рассказать всю правду об этой "свободе",
рискует своей собственной свободой.

Виктор Епихов

Часто утверждается, что первой жертвой войны является Правда. У воюющих сторон всегда была своя собственная версия истории, особенно в отношении ответственности за войну. Но все же основные факты и события полностью не замалчивались, хотя бы по причине отсутствия средств массовой информации и технологии их контроля.

Государственные деятели Рима никогда не скрывали своей откровенной враждебности к Карфагену, тем не менее, историки могли составить вполне достоверный отчет Пунических войн. Рим вышел абсолютным военным победителем, но в исторических книгах он не изображается совершенно непогрешимым и праведным. Хотя Карфаген был полностью разрушен Римом, подвиги Ганнибала были должным образом зафиксированы, его героизм и цельность его натуры не отрицались, его характер не искажался до неузнаваемости, его гениальность не называли сумасшествием, а побудительные мотивы его действий находили понимание и уважение в контексте его обязанностей к своей стране.

Некоторые из книг Леона Дергеля

В течение четырех тысяч лет историкам удавалось вести отчет человеческих событий. Несмотря на свой триумф, Страны-победительницы вечно не проклинали побежденных. Даже если победитель был особенно мстителен, у честных историков все равно была возможность вести свои исследования, и в конечном итоге они могли зарегистрировать все факты, не страшась возмездия. Побежденным странам не запрещалось излагать свою версию событий истории.

Историки, подобно бухгалтерам, могли собирать факты и цифры, и давать им свое толкование. Искажение или вычеркивание фактов из исторических летописей является явлением сравнительно недавнего прошлого. В сочетании с обязательной воинской повинностью и абсолютистской идеологией оно впервые появилось во Французскую революцию. В то время как ancien regime терпимо относился к тем, кто был намерен упразднить его, а такие люди как Вольтер, Руссо и Монтескье чествовались в королевских салонах, французские революционеры выкорчевывали инакомыслие гильотиной. Заподозренных в оппозиции к революционному режиму просто казнили.

Историки были среди первых жертв этой демократической эры террора. Убитые исчислялись миллионами, а одной из жертв стала историческая правда. К счастью для мира, Дантон, Марат и Робеспьер не возобладали, а сами же пали жертвой своего собственного террора. Но передышка оказалась короткой. Вирус уже был выпущен из пробирки. В течение девятнадцатого столетия им заразились многие тираны, а также те, кто ими мог стать. Но все же правда, или, по крайне мере, разнообразие мнений, сохранилась в странах, в которых отсутствовала идеологическая тирания.

Вскормленные на учениях Маркса и Энгельса идеологические наследники Марата овладели Россией в 1917 году. Еще одна главнейшая страна подпала под абсолютистскую власть идеологических фанатиков. И опять историки стали жертвами. События стирались из памяти, "факты" изобретались, а целые классы людей истреблялись или классифицировались как "несуществующие" в переписанных учебниках истории для советского человека. Непокорных историков быстро уничтожили как контрреволюционеров или антисемитов. [Например, бесстрашный римско-католический ученый Пранатис, крупнейший специалист по ивриту и иудаизму, был казнен ЧеКой за "преступление мысли".]

Однако факты о тирании современного периода просочились, и западные историки смогли зарегистрировать их. [Например, Роберт Конквест, "Великий Террор"; Stefan Possony, "Lenin The Compulsive Revolutionary"; Raymond Arthur Davies, "Odyssey Through Hell" и Jean Fontenoy, "Frontier Rouge-Frontier d"Enfer". В этом есть своя ирония, что совместный триумф Советского Союза и англо-американских демократий над Германией, все во имя мира, свободы и демократии, ввел нас в мрачную эру интеллектуальной тирании. Наступила эра, когда всякий, кто осмеливался проявить инакомыслие, рисковал своей жизнью и средствами к уществованию. Никогда раньше абсолютная догма так не была широко распространена по всему земному шару.

Между 1917 г. и современностью тирания совершила гигантский скачок. То, что не смогли осуществить французская и марксистская революции - а именно, контроль истории для увековечения своих режимов - стало нормой по всему миру. Военный альянс англо-американских Союзников и Советского Союза не сделал кремлевских правителей более демократическими. Наоборот, "демократические" Союзники восприняли методы и практику советской тирании. Впервые в истории практически весь мир оказался порабощенным этой тиранической идеологией, наложившей свое клеймо и на распространенную версию современной истории.

И теперь ушли в прошлое страны-убежища, где могли укрыться инакомыслящие историки, чтобы правдиво запечатлеть историю или переждать, пока улягутся страсти. У историков побежденных стран даже исчезло право излагать историю с точки зрения побежденных. Победоносные союзники Второй Мировой Войны остановили часы истории в 1945 году, безоговорочно и повсеместно.

Хотя исторический ревизионизм вовсе не ограничивается периодом Второй Мировой Войны, необходимо особое внимание уделять этому критическому период, когда была введена полная фальсификация современной истории советскими и их демократическими союзниками времен войны.

В попытке создать монументальную летопись этой отсутствующей стороны истории, Институт Ревизии Истории поручил последнему национал-социалистическому руководителю военного времени, который был жив до 1994 года, заполнить этот пробел: Леону Дегреллю, католическому лидеру Бельгийского Рексистского движения и военному руководителю добровольческого легиона Ваффен СС "Валлония".

Институт поручил этой гигантской исторической фигуре и непосредственному очевидцу и участнику этих эпохальных событий написать законченный, четырнадцатитомный ревизионистский исторический отчет. Опыт Дегрелля как непосредственного очевидца, а также его знакомство с Черчиллем, Муссолини, Франко, Лавалем, маршалом Петэном и со всеми другими главнейшими фигурами Второй Мировой Войны, вылился в четырнадцатитомный ревизионистский исторический отчет.

"Ревизионистская история: взгляд справа"

М.:"ББЯ", 2002 - 288 стр.

Сергей Сергеев, составление, перевод и предисловие

http://merkulov.tripod.com/TEXTS/I050210.HTM

ДАЛЕЕ..