На главную

Довоенные мифы коммунистов
(развернуть страницу во весь экран)

По книге Иоахима Гофмана. Сталинская истребительная война (1941-1945 годы). http://hedrook.vho.org/rus/library.htm
Планирование, осуществление, документы.

Joachim Hoffmann. Stalins Vernichtungskrieg 1941-1945.
F.A. Verlagsbuchhandlung GmbH, München, 1998.
Москва, 2006.

Сокращено, дополнено, проиллюстрировано.


С временным открытием советских архивов и либерализацией научной жизни с 1989 г. стали доступны новые источники, позволяющие лучше увидеть германско-советские отношения 1939-41 гг. и произвести взвешенное рассмотрение.


МИРОЛЮБИВАЯ ПОЛИТИКА СССР

… ленин 6 декабря 1920 г., … заявил в своей речи, что дело за тем, чтобы использовать расхождения и противоречия среди капиталистических государств и "натравить" их друг на друга, "двинуть ножи таких негодяев, как капиталистические воры, друг против друга", "поскольку, если ссорятся два вора, то выигрывает честный третий. Как только мы будем достаточно сильны, чтобы опрокинуть весь капитализм, мы тотчас схватим его за горло". "Победа коммунистической революции во всех странах неизбежна, - объявил он уже 6 марта 1920 г. - В не столь отдаленном будущем эта победа будет обеспечена."[1]

Серп и молот - стилизация еврейской буквы "шин" - , фаланги-колосья с кумачом-клешнями,   "обрамленные подстрекательским лозунгом на многих языках: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", угрожающе и грубо обременяют весь земной шар.".

... стремление "натравить друг на друга фашистскую Германию и Запад" стало у Сталина, по выражению Дашичева,[3] настоящей "навязчивой идеей". В 1939 г., когда Красная Армия в результате быстро растущего гигантского вооружения стала все более усиливаться, Сталин счел, что настало время вмешаться в кризис "мирового капитализма" военным путем. Уже посол Великобритании сэр Стаффорд Криппс и посол Соединенных Штатов Лоуренс Ф. Штейнгардт обратили внимание на то, что Сталин с 1939 г. хотел вызвать войну не только в Европе, но и в Восточной Азии. Ставшие известными документы Народного комиссариата по иностранным делам (Наркоминдел) позволяют нам судить об этом с достаточной ясностью.[4] "Заключение нашего соглашения с Германией, - сообщал Наркоминдел 1 июля 1940 г. советскому послу в Японии, - было продиктовано желанием войны в Европе." А в отношении Дальнего Востока в телеграмме из Москвы советским послам в Японии и Китае от 14 июня 1940 г. совершенно аналогично говорится: "Мы согласились бы на любые договоры, которые вызовут столкновение между Японией и Соединенными Штатами".

19 августа 1939 г. Сталин на неожиданно созванном секретном заседании Политбюро ЦК, в котором участвовали и члены русской секции Коммунистического Интернационала, провозгласил в программной речи : : "если мы примем предложение Германии о заключении пакта о ненападении с ними", то следует исходить из того, что "они, естественно, нападут на Польшу, и вмешательство Франции и Англии в эту войну станет неизбежным". Вызванные этим "серьезные волнения и беспорядки" привели бы, как он заявил, к дестабилизации Западной Европы без того, чтобы "мы", Советский Союз, были бы сразу же втянуты в конфликт. И он сделал перед своими ближайшими товарищами вывод, провозглашенный еще в 1925 г.: что тем самым "мы можем надеяться на выгодное для нас вступление в войну".

И он закончил призывом: "Товарищи! В интересах СССР, родины трудящихся, вперед, к началу войны между Рейхом и капиталистическим англо-французским блоком".

Картинка к видеоархиву выступлений Сталина

Подлинность этой речи Сталина от 19 августа 1939 г., которая была передана французскому агентству "Гавас" из Москвы через Женеву "абсолютно надежным источником" и уже в 1939 г. опубликована в томе 17 "Revue de Droit International", до сих пор оспаривается сталинистской пропагандой и ее поклонниками с чрезвычайно примечательной ревностью.[6] Тем временем, уже то обстоятельство, что лично Сталин счел нужным еще 30 ноября 1939 г.[7] опубликовать в партийном органе "Правда" опровергающее интервью под вводящим в заблуждение заголовком "О лживом сообщении агентства Гавас", показывает, в какой мере он ощутил себя разоблаченным. Ведь сам Сталин шел на личные интервью лишь в чрезвычайных случаях.

В результате агрессивных войн против Польши и Финляндии, шантажистской аннексии суверенных республик - Эстонии, Латвии и Литвы и угрозы войны против Румынии Советский Союз после договоров с Гитлером смог увеличить свою территорию на 426000 кв. км, что примерно соответствовало площади Германского рейха в 1919 г. Тем самым Сталин разрушил государственные барьеры на своей западной границе, которые защищали и его, и значительно улучшил свою базу для агрессии против Запада.

В этой ситуации конца 1940 года, когда военная ситуация Германии и ее "партнера по оси" Италии все более усложнялась, Сталин через Молотова передал в Берлин 12-13 ноября 1940 г. требования, которые сводились к распространению советской "сферы влияния" на Болгарию, Румынию, Венгрию, Югославию и Грецию, то есть на всю Юго-Восточную Европу, а на севере - на Финляндию, с которой ведь только в марте этого года был торжественно заключен мирный договор. Был затронут даже так называемый "шведский вопрос". Иными словами, Советский Союз теперь претендовал на господствующую позицию во всей Восточной Европе и в бассейне Балтийского моря, требуя, кроме того, создания баз у черноморских проливов и свободы передвижения по балтийским проливам (Большой Бельт, Малый Бельт, Зунд, Каттегат, Скагеррак), так что Рейх, боровшийся за существование, оказывался словно в клещах с севера и с юга.

Молотов в дни своей берлинской миссии постоянно и интенсивно обменивался телеграммами со Сталиным,[16] из чего несомненно следует, что он действовал по прямым указаниям Сталина.


СССР НЕ БЫЛ ГОТОВ К НАЧАЛУ ВОЙНЫ

Ко дню начала войны 22 июня 1941 г., Красная Армия имела не менее 24000 танков, из них 1861 типов Т-34 и КВ (Клим Ворошилов), которым не было равных во всем мире и которых в 1940 г. было произведено 358, а в первом полугодии 1941 г. - уже 1503. Военно-воздушные силы Красной Армии только с 1938 г. получили в целом 23245 военных самолетов, в т. ч. 3719 машин новейшей конструкции. Далее, Красная Армия обладала 148000 орудий и гранатометов всех видов и систем. В состав Военно-Морского Красного Флота, наряду с множеством кораблей других типов, входила уже 291 подводная лодка (по российским данным - не менее 213)[19] - исключительно наступательное оружие. Тем самым советская армия имела более крупную флотилию подводных лодок, чем все другие страны мира, и более чем вчетверо превосходила по числу подводных лодок ведущую морскую державу - Великобританию.

Самый массовый нацистский истребитель

Тактико-технические характеристики Messerschmitt Bf.109F:

Год принятия на вооружение - 1940 Размах крыла - 9,9 м Длина - 8,85 м Высота - 2,6 м Площадь крыла - 16,2 кв.м Масса, кг - пустого самолета - 2392 - взлетная - 3120 Тип двигателя - 1 ПД Daimler-Benz DB 601E-1 Мощность - 1 х 1350 л.с. Максимальная скорость , км/ч - у земли - 535 - на высоте - 620 Крейсерская скорость на высоте - 570 км/ч Практическая дальность - 710-835 км Максимальная скороподъемность - 1308 м/мин Практический потолок - 12000 м Экипаж - 1 чел

Вооружение: 1 20-мм (15-мм) пушка MG 151 в развале цилиндров со 150 (200) снарядами, 2 х 7,9-мм пулемета MG 17 с 500 патронами на ствол.


Лучшие советские довоенные истребители

Тактико-технические данные МиГ-3:
практический потолок: 12 000 м;
скорость: 640 км/ч (на высоте 7000 м);
взлетный вес: 3350 кг;
дальность полета: 1250 км;
вооружение: 1 пулемет калибра 12,7 мм и 2 пулемета ШКАСС калибра 7,62 мм.


Тактико-технические характеристики

Год принятия на вооружение - 1940
Размах крыла - 10,0 м
Длина - 8,48 м, Высота - 1,70 м
Площадь крыла - 17,15 кв.м
Масса, кг - пустого самолета - 2410
- нормальная взлетная - 2700
Тип двигателя - 1 ПД М-105ПФ
Мощность - 1180 л.с.
Максимальная скорость, км/ч
- у земли - 531
- на высоте - 592
Практическая дальность - 850 км
Максимальная скороподъемность - 926 м/мин
Практический потолок - 10000 м
Экипаж - 1 чел

Вооружение
1 12.7-мм пулемет УБС, или 1 20-мм пушка ШВАК и 2 7.62-мм пулемета ШКАС, 200 кг бомб.

3719 советских самолетов новейших моделей, истребители МиГ-3, ЛаГГ-3, Як-1, пикирующий бомбардировщик Пе-2 и штурмовик Ил-2, которых было произведено 2650 только за первое полугодие 1941 г., ни в чем не уступали сравнимым немецким моделям, превосходя их уже по своей скорости. Но и более старые советские модели отличались солидными характеристиками и, как известный истребитель Поликарпова И-16 "Рата" (Крыса), вполне могли представлять угрозу и для немецких бомбардировщиков уже в силу своей маневренности. Наконец, и артиллерия Красной Армии, включая многоствольную реактивную установку БМ-13, 76-миллиметровую дивизионную пушку, 122-миллиметровую гаубицу, 152-миллиметровую пушку-гаубицу, отчасти обладала качествами, вызывавшими изумление немецкого командования.

Fw-190 - единственный немецкий истребитель, спроектированный и запущенный в массовое производство уже во время войны.

Численное и материальное превосходство войск Красной Армии 22 июня 1941 г. вытекает из простого сопоставления сил. Так, в ее состав уже 15 мая 1941 г., как докладывал Сталину Генеральный штаб, входили 303 дивизии, из которых к этому моменту 258 дивизий и 165 авиационных эскадр были сосредоточены для наступления против Германии, Финляндии и Румынии. Вопреки прежним утверждениям, все эти соединения в результате негласного пополнения резервистами уже почти достигли своего мобилизационного штатного состава.[22]


Военная подготовка студентов МГУ. 1940 г.

Однако число дивизий 303, о котором доложил Генеральный штаб Красной Армии Сталину 15 мая 1941 г., в результате шедшего вовсю формирования новых соединений к началу войны еще более возросло, так что, например, к началу августа 1941 г. только германской и ее союзным армиям противостояли на фронте 330-350 дивизий,[23] что означает совокупную мощь Красной Армии на этот момент, по меньшей мере, в 375 дивизий.

3550 немецких танков и штурмовых орудий противостояли, по российским данным, 14000-15000 советских танков - число, которое, однако (при совокупном количестве 24000 танков), наверняка занижено, особенно если учесть, что из 92-х механизированных дивизий (по состоянию на 15 мая) целых 88 были развернуты у западной границы, а наряду с этим имелись также многочисленные самостоятельные танковые подразделения, например - в составе кавалерийских и стрелковых дивизий, что приблизительно означает в совокупности 22000 танков. Кроме того, 1700 немецких танков относились к совершенно недостаточным типам Р I и Р II, а также к легким чешским танкам Р 38, так что лишь 1850 немецких танков и штурмовых орудий были вообще в состоянии противостоять советскому противнику.

2500 готовым к бою немецким самолетам (по другим данным - 2121) из общего количества 23245 наличных советских машин противостояли, якобы, лишь 10000-13500 самолетов, которые, даже будучи машинами "старых" образцов, в критических ситуациях все же появлялись и доставляли хлопоты немецким Люфтваффе, как жаловался в своих дневниках сам рейхсминистр д-р Геббельс. А 7146 немецким артиллерийским стволам противостояли, по российским данным, 37000 из общего количества 148000 орудий и гранатометов, переданных советской военной промышленностью Красной Армии.


Артиллерия на параде. Москва. 1мая 1941г.

Поскольку, не считая резервов Главного командования, уже 15 мая 1941 г. 248 из 303 наличных дивизий и 165 из 218 наличных авиационных эскадр были сконцентрированы "на западе", то и доля находящегося там оружия была, очевидно, больше. Но даже согласно приведенным цифрам, на стороне Красной Армии 22 июня 1941 г. имелось 5-6-кратное превосходство в танках, 5-6-кратное - в самолетах и 5-10-кратное, если не больше, превосходство в артиллерийских стволах. При этом необходимо учесть, что серийный выпуск современного оружия только начался и скачкообразное нарастание объема производства не только предусматривалось, но и, несмотря на огромные потери промышленных мощностей в результате выигрыша немцев в пространстве, действительно было достигнуто уже во второй половине 1941 г.


СССР НЕ СОБИРАЛСЯ НАПАСТЬ НА ГЕРМАНИЮ.

Сталин считал неизбежной схватку с Германией с весны 1940 г., и, сознавая растущую силу Красной Армии и ухудшение положения Рейха, он 5 мая 1941 г. использовал в качестве повода выпуск слушателей военных академий, чтобы провозгласить перед командованием армии и широкой военной аудиторией, что перед лицом достигнутого к тому времени превосходства советской армии теперь настал момент, излагая дословно, "от обороны перейти к военной политике наступательных действий".

…после конца Советского Союза не удалось утаить, что наряду с оригинальной версией речи Сталина, хранящейся сейчас в так называемом Президентском архиве и по-прежнему недоступной, существует ее "краткая запись" в Российском центре хранения и изучения документов новейшей истории, при определенных предпосылках доступная интересующимся.

Первое известное указание на содержание сталинского выступления находится в архивных документах от 17 июля 1941 г., когда командир 53-й стрелковой дивизии полковник Бартенев сообщил, что Сталин на банкете по случаю выпуска воспитанников военных академий в Кремле с ходу отверг тост одного генерал-майора за мирную политику и возразил: "Нет, военная политика!"[45] Шесть молодых офицеров из различных дивизий (8-я и 49-я танковые дивизии, 11-я, 32-я, 240-я мотострелковые дивизии, 290-я стрелковая дивизия) единодушно показали 20 июля 1941 г.: "На выпуске штабных офицеров из военного училища в мае сего года Сталин, в частности, сказал: "Хочет того Германия или нет, но война с Германией будет"."[46]

Однако выступление 5 мая 1941 г., в котором Сталин вскрыл свои агрессивные намерения, означало лишь продолжение речи "товарища Сталина" от 13 января 1941 г. перед высокими войсковыми командирами и еще одной речи от 8 января 1941 г. перед высокими офицерами ВВС; обе были произнесены в ЦК и уже выдавали совершенно аналогичные мысли. Из захваченного дневника погибшего под Лохвицей майора НКВД (соответствует званию генерал-майора) Мурата из штаба 21-й армии можно почерпнуть некоторые их узловые положения.[56]

Согласно записям, Сталин говорил о "культурном противнике" (то есть, в соответствии с тогдашней терминологией руководства Красной Армии, о Германии) и о "наступательных операциях", которые могут начаться, если иметь двукратное превосходство. "Двойное превосходство есть закон, более сильное еще лучше, - говорил Сталин 13 января 1941 г. - Игра приближается к военным действиям." "Если 5000 самолетов всё разрушат, то можно попытаться пойти через Карпаты."

Весной 1941 г. в центре советских планов не раз оказывались Балканы. И то, как приблизительно задумывались эти действия, вскоре раскрыл советский полпред в Белграде.[57] "СССР отреагирует лишь в подходящий момент, - говорилось в его докладе весной 1941 г. - Воюющие державы все больше распыляют свои силы. Поэтому СССР выступит против Германии неожиданно. При этом СССР пересечет Карпаты, что послужит сигналом к революции в Венгрии. Из Венгрии советские войска вторгнутся в Югославию, пробьются к Адриатическому морю и отрежут Балканы и Ближний Восток от Германии."

С "нарастанием пролетарских течений в Германии", казалось, вызревает тот "революционный кризис", о котором, как передает атмосферу в Москве сталинский биограф Волкогонов, "писала печать, вещало радио, утверждали теоретики". Генерал-полковник Волкогонов ссылается на распространенную тогда в Москве книгу "Первый удар" Шпанова,[59] отражавшую царившее в целом в Советском Союзе мнение, что "после сокрушительного удара Красной Армии в фашистской Германии на второй день вспыхнет восстание против нацистского режима".


МОЛОТОВ (Скрябин) Вячеслав Михайлович с...

В ноябре 1940 г., когда Молотов донес свою "Соммацию" до Берлина, Жданов в секретной речи в Ленинграде перед избранной аудиторией,[64] ссылаясь на Сталина, заявил цинично и с грубой откровенностью, что дело за тем, чтобы "расширить позиции социализма, как только для этого представится возможность". Он, в частности, сказал: "Последний год мы следовали этой практике и, как вы знаете, результатом было расширение социалистической территории Советского Союза... Всем вам понятно, по каким линиям должны продолжать развиваться дела в дальнейшем (Смех)... Наш нейтралитет необычен: мы не воюем и приобретаем некоторые территории (Смех в зале). Необходима сила, чтобы поддерживать этот нейтралитет... Мы должны быть достаточно сильны, чтобы защищать позиции социализма как дипломатическим, так и военным путем".

20 мая 1941 г.    Калинин, воскликнувший в заключение "под бурные аплодисменты" аудитории: "Армия должна помнить: чем скорее начнется схватка, тем лучше!"? "Война начнется в тот момент, когда будет возможно распространить коммунизм", - повторил он 5 июня 1941 г. в докладе перед слушателями Военно-политической академии имени В.И. Ленина.[67]


Выступление М. И. Калинина перед слушателями и профессорско-преподавательским составом Военно-политической академии имени В. И. Ленина. 19 октября 1940 г.

 

Наряду с другими членами Политбюро, например, с Щербаковым, в мае-июне 1941 г. вновь и вновь пропагандировал агрессивную сталинскую политику и Жданов. Так, в речи перед специалистами кино 15 мая 1941 г.[68] он призвал "воспитывать народ в духе активного, боевого, воинствующего наступления". "Если нам позволят обстоятельства, - открыто добавил он, - то мы еще дальше расширим фронт социализма." Но расширение "фронта социализма" на запад, как отмечает Никитин, было возможно лишь после предварительного разгрома Германии. На возглавляемом Ждановым совещании Главного военного совета Красной Армии 7 июня 1941 г. на заданную Сталиным тему "Задачи политической пропаганды Красной Армии в ближайший период" Жданов вновь провозгласил со всей откровенностью: "Мы стали сильнее. Мы может ставить перед собой более активные задачи. Войны против Польши и Финляндии не были оборонительными войнами. Мы уже встали на путь наступательной политики".[69]


Под самый закат "перестройки" начальник всех писателей СССР Герой Советского Союза В.В. Карпов опубликовал план Генерального штаба Красной Армии от 15 мая 1941 года. Карпов как вождь идеологического фронта коммунизма имел доступ к очень важным архивам. Этот план имел гриф "Особо важно. Совершенно секретно. Только лично". Документ был подготовлен в Генеральном штабе Красной Армии и предназначался только Сталину.

 
"Первой стратегической целью действий войск Красной Армии поставить - разгром главных сил немецкой армии, развернутых южнее Демблин, и выход к 30 дню операции на фронт Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Крейцбург, Оппельн, Оломоуц. Последующей стратегической целью иметь: наступлением из района Катовице в северном или северо-западном направлении разгромить крупные силы Центра и Северного крыла германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии.

Ближайшая задача - разгромить германскую армию восточнее р. Висла и на Краковском направлении, выйти на р.р. Нарев, Висла и овладеть районом Катовице, для чего:

а) главный удар силами Юго-Западного фронта нанести в направлении Краков, Катовице, отрезая Германию от ее южных союзников;

б) вспомогательный удар левым крылом Западного фронта нанести в направлении Седлец, Демблин, с целью сковывания Варшавской группировки и содействия Юго-Западному фронту в разгроме Люблинской группировки противника;

в) вести активную оборону против Финляндии, Восточной Пруссии, Венгрии и Румынии и быть готовыми к нанесению удара против Румынии при благоприятной обстановке.

Таким образом, Красная Армия начинает наступательные действия с фронта Чижов, Мотовиско силами 152 дивизий против 100 дивизий германских...

Западный фронт (ЗапОВО) - четыре армии, в составе - 31 стрелковой, 8 танковых, 4 моторизованных и 2 кавалерийских дивизий, а всего 45 дивизий и 21 полка авиации.

Задачи: ...с переходом армий Юго-Западного фронта в наступление, ударом левого крыла фронта в направлениях на Варшаву, Седлец, Радом, разбить Варшавскую группировку и овладеть Варшавой, во взаимодействии с Юго-Западным фронтом разбить Люблинско-Радомскую группировку противника, выйти на р. Висла и подвижными частями овладеть Радом.

Граница фронта слева - р. Припять, Пинск, Влодава, Демблин, Радом.

Штаб фронта - Барановичи.

Юго-Западный фронт - восемь армий, в составе 74 стрелковых, 28 танковых, 15 моторизованных и 5 кавалерийских дивизий, а всего 122 дивизии и 91 полк авиации с ближайшими задачами:

а) концентрическим ударом армий правого крыла фронта окружить и уничтожить основную группировку противника восточнее р. Вислы в районе Люблин;

б) одновременно ударом с фронта Сенява, Перемышль, Лютовиска разбить силы противника на Краковском и Сандомирско-Келецком направлениях и овладеть районами Краков, Катовице, Кельце, имея в виду в дальнейшем наступать из этого района в северном или северо-западном направлении для разгрома крупных сил северного крыла фронта противника и овладения территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии;

в) прочно оборонять госграницу с Венгрией и Румынией и быть готовым к нанесению концентрических ударов против Румынии из районов Черновцы и Кишинев, с ближайшей целью разгромить северное крыло румынской армии и выйти на рубеж р. Молдова, Яссы.

Для того чтобы обеспечить выполнение изложенного выше замысла, необходимо заблаговременно провести следующие мероприятия, без которых невозможно нанесение внезапного удара по противнику как с воздуха, так и на земле:

1. Произвести скрытое отмобилизование войск под видом учебных сборов запаса;

2. Под видом выхода в лагеря произвести скрытое сосредоточение войск ближе к западной границе, в первую очередь сосредоточить все армии резерва Главного Командования;

3. Скрыто сосредоточить авиацию на полевые аэродромы из отдаленных округов и теперь же начать развертывать авиационный тыл;

4. Постепенно под видом учебных сборов и тыловых учений развертывать тыл и госпитальную базу.

В резерве Главного Командования иметь 5 армий и сосредоточить их:

- две армии в составе 9 стрелковых, 4 танковых и 2 моторизованных дивизий, всего 15 дивизий, в районе Вязьма, Сычовка, Ельня, Брянск, Сухиничи;

- одну армию в составе 4 стрелковых, 2 танковых и 2 моторизованных дивизий, а всего 8 дивизий, в районе Вилейка, Новогрудок, Минск;

- одну армию в составе 6 стрелковых, 4 танковых и 2 моторизованных дивизий, а всего 12 дивизий, в районе Шепетовка, Проскуров, Бердичев и

- одну армию в составе 8 стрелковых, 2 танковых и 2 моторизованных дивизий, а всего 12 дивизий, в районе Белая Церковь, Звенигородка, Черкассы...

Прошу:

1. Утвердить представляемый план стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР и план намечаемых боевых действий на случай войны с Германией...

Народный комиссар обороны СССР

Маршал Советского Союза С. Тимошенко

Начальник Генерального штаба К. А.

генерал армии Г. Жуков".

 
Документ написан от руки генерал-майором А.М. Василевским, будущим Маршалом Советского Союза. Под документом обозначены подписи Тимошенко и Жукова, но их собственноручных подписей нет. http://www.suvorov.com/books/slova-obratno/09.htm


В мае 1941 г. Сталин приказал призвать еще 800 000 резервистов, так что наготове стояли уже около 300 дивизий, недоукомплектованных до боевой численности лишь на 2500 человек каждая. Правда, стоящие за этим намерения своевременно раскрыло и немецкое командование,[21]

13 июня 1941 г. ТАСС назвало слухи о подготовке войны с Германией "ложными и провокационными"; сборы запасных и предстоящие маневры служили, якобы, лишь "обучению" и "проверке работы железнодорожного аппарата".

На карте, составленной штабом оперативного руководства германских Люфтваффе во время войны, массированное скопление советских аэродромов на намеченных основных ударных направлениях также предстает чрезвычайно впечатляюще.[27] Так, к западу от линии Вильно - Ковель были обнаружены не менее 142, а к западу от линии Луцк - Черновицы - не менее 260 советских аэродромов. Бросалось в глаза и скопление аэродромов в Прибалтике, а также возле Румынии. Впрочем, советские ВВС уже с 1937 до 1940 гг. подготовили точную документацию и описание целей по большому количеству немецких городов, по крайней мере, до линии Киль - Целле - Эрфурт[28]

... в одном Брест-Литовске в руки немцев попали 10 миллионов литров горючего - "несомненный признак наступательных планов", поскольку эта масса бензина была складирована непосредственно у границы, даже впереди развернувшихся частей 14-го механизированного корпуса.[30]

Немецким войскам в разных местах приграничной территории, а также в более глубоком тылу попал в руки картографический материал, сориентированный далеко на запад, вглубь германской территории, и столь же обильные материалы с информацией о Германии. Такие картографические находки были обнаружены в Кобрине, Дубно, Гродно и во многих других местах.[33] Еще в октябре 1941 г. 24-й танковый корпус захватил карту Литвы и Восточной Пруссии, "очевидно, оперативную разработку: наступление на Восточную Пруссию".[34]

... в подготовленной Главным управлением политической пропаганды директиве "О политической учебе красноармейцев и младших командиров Красной Армии в летний период 1941 г.", также направленной в войска,[72] напоминалось о словах Ленина, что "как только мы будем достаточно сильны, чтобы опрокинуть весь капитализм, мы тотчас схватим его за горло".