На главную

Жизнь в Дахау
(развернуть страницу во весь экран)

Здесь  нет  отрицания фактов  нацистских преступлений,
  установленные Нюрнбергским процессом.

Перевод статьи: Life in the Dachau camp http://www.scrapbookpages.com/DachauScrapbook/KZDachau/DachauLife.html

Политзаключённые, прибывшие на грузовике на заре Дахау

Концентрационный лагерь Дахау был открыт 22 Марта 1933 в заброшенной военной фабрике восточнее города Дахау. Первыми заключёнными были 200 коммунистов, взятых на "защитное попечение" после поджога Рейхстага в ночь 27 февраля 1933; оправданием их заключения было то, что они являлись "врагами государства".

Дахау был организован не как лагерь для уничтожения евреев а, скорее, как лагерь для политзаключенных, в основном коммунистов и социал-демократов, противостоявших фашистскому режиму нацистов. В ранние годы большинство заключённых освобождались после "реабилитации".

Лишь немногие заключённые содержались в Дахау длительное время. Эрнст Кролл был одним из заключённых, посаженных в лагерь в самом начале его работы и остававшихся там 29 апреля 1945, когда лагерь был освобождён Седьмой Армией США. Алоиз Пфаллер был коммунистом, арестованным в 1934 и освобождённым вместе с лагерем.

Йозеф Фелдер был социал-демократом, членом Германского Рейхстага. Он был арестован нацистами и отправлен в Дахау в 1933, где находился в заключении в течение 18 месяцев, когда был отпущен ввиду заболевания лёгких.


Перед освобождением из Дахау заключённым прочитывалась лекция.


В начале заключённых размещали в старых зданиях фабрики. Позднее, эти здания были снесены и был построен лагерь "нового типа"; строительство нового здания на воротах началось в 1936, вместе со строительством новых деревянных бараков в 1937. Новый лагерь был полностью закончен в 1938.

Здание на нижнем фото относилось к военной фабрике. снесённой для освобождения места для новых бараков. На фото заключённые маршируют со своими мисками на кухню в обед.


Фотографии были представлены публике с целью демонстрации хорошего обращения с заключёнными. Наци любили показывать свой лагерь посетителям, включая иностранных сановников. Тюремные чиновники из Америки приезжали в лагерь Дахау для перенятия опыта.

Нижнее фото показывает заключённых Дахау за работой в 1938. Не все заключённые работали, но те, кто делал это, получали дополнительный рацион - по сведениям Пауля Бербена, бывшего заключённого Дахау, ставшего после войны официальным историком лагеря. Обратите внимание на упитанного заключённого справа - скорее всего, он в лагере недавно.

Заключённых Дахау не заставляли носить синюю и серую полосатую тюремную униформу. На верхнем фото белый лоскут с номером заключённого пришит к штанине. треугольный бэйдж, классифицируюший заключённого, обычно пришивался к полосатой куртке заключённого, но эти заключённые носят собственные рубашки, и треугольник пришит к штанине.

В ранний период Дахау, до начала ВМВ, жилищные условия были относительно хорошие сравнительно с военным периодом, когда лагерь был переполнен и в нём было много больных.

Пауль Бербен, автор книги "Дахау: 1933-1945, официальная история", описал ухудшение лагерных условий по ходу войны. В свою книгу Бербен включил следующую цитату Вольфганга Джаспера, офицера кавалерии СС, посетившего лагерь:

"Мы нашли лагерь (в 1937) и бараки в безупречном состоянии и абсолютной чистоте. Заключённые произвели на нас очень хорошее впечатление и совсем не казались голодными. Им разрешалось получать письма и посылки и посещать буфет, где они могли подкрепляться. Были доступны также культурные мероприятия".

Дахау с высоты птичьего полёта

Рудольф Хёсс, знаменитый комендант Аушвица, состоял в штате Дахау с 1934 по 1938. По отношению а Дахау и другим нацистским лагерям он свидетельствовал на Нюрнбергском Процессе 15 апреля 1946 следующее:

"Д-р Кауффманн: Я прежде всего спрашиваю Вас. есть ли у Вас какие-либо сведения относительно обращения с интернированными, знаете ли Вы что-либо относительно издевательств и жестокого обращения к ним в период до 1939 и с 1939?

Хёсс: До начала войны в 1939 ситуация касательно питания, условий проживания и обращения с интернированными были одинаковыми практически во всех тюрьмах и лагерях Рейха. Условия были суровыми, но методические избиения или дурное обращения были вне вопроса. Рейхсфюрер часто издавал приказы, согласно которым наказывался любой эсэсовец, допускавший рукоприкладство по отношению к интернированным и наказания применялись неоднократно.

Питание и расквартировывание в это время были на той же основе, что у других заключённых в государственных учреждениях. Условия проживания в лагерях в эти годы были нормальными, так как массовые поступления интернированных в начале войны и в ходе её пока не имели места. С началом войны и прибытием массы политзаключённых и позднее, когда прибывали заключённые - члены движений сопротивления с оккупированных территорий, сооружение зданий и расширение лагеря не успевали за численностью прибывавших интернированных.

Рудольф Хёсс на Нюрнбергском процессе

В первые годы войны эта проблема ещё решалась импровизированными средствами; но позднее, ввиду неотложных потребностей войны, это стало практически невозможным, так как в распоряжении лагерей не осталось практически никаких строительных материалов. И, более того, рационы интернированных всё более урезались ввиду экономии местной администрации.

По прибытии заключённых в лагерь, вся их одежда и собственность, включая деньги, изымалась и хранилась в служебном здании лагеря. Рудольф Хёсс занимался хранением собственности заключённых. В ранние годы, когда многие заключённые освобождались после их "реабилитации", вся их собственность возвращалась им.

Согласно книге Бербена, система лагерных денег, или "купонов вознаграждения" начала работать в 1942, так как предполагалось, что наличие у заключённых валюты облегчало им побег. Деньги, которые заключённые привозили с собой и впоследствии присылаемые в лагерь, размещались на счёте заключённого, а ему выдавались специальные бумажные деньги, имеющие обращение в лагере. Бербен писал, что "Лагерные деньги использовались для покупки товаров, доступных в лагерных лавках".

Лавки в Дахау не были уникальны. В других лагерях также выпускались деньги для заключённых. Бербен писал, что "До войны можно было приобретать товары из большого выбора, но в ходе войны лавки постепенно теряли своё значение, и мало-помалу пришли к тому, что покупать в них стало нечего...". Он также упоминает, что офицеры СС имели выгоду от этих продаж.

По книге Бербена, в лавках (буфетах) Дахау продавалось следующее:

Свекловичный джем, толокно, квашеная капуста, сушёные овощи, консервы из мидий и рыбы, огурцы, приправы и т.д. В лавках также предлагались такие товары, как нитки и иголки, а также лосьоны, кремы и парфюмерия: наголо постриженные заключённые приглашались покупать что-либо для своих волос!

Бербен отмечает, что до войны заключённые получали достаточное питание, и даже с её началом работающие заключённые получали дополнительное. Вот цитата из его книги:

Когда рабочая сила стала оказывать давление, администрация пошла на выделение дополнительного рациона. Некоторым категориям рабочих выдавался "второй завтрак", названный полдником, состоявший из осьмушки буханки хлеба и 2 унций колбасы.

Когда заключённые выходили в город Дахау на работу, местные жители иногда пытались подкормить их, но это было запрещено нацистами. Они, однако, позволяли духовенству Дахау собирать и отправлять продуктовые посылки для заключённых. Бербен писал, что "С конца 1942 большие партии продуктов и других полезных вещей не достигали лагеря".

Вот цитат из его книги:

Духовенству было разрешено отправлять продуктовые посылки и ситуация с питанием значительно улучшилась. Немцы и поляки получали их в значительных количествах от своих семей, прихожан и членов религиозных общин. В блоке 26 в один день получили сотню посылок. Этот период относительного изобилия продолжался до конца 1944, когда разрушение коммуникаций не остановило поступление посылок. Тем не менее, Германское духовенство продолжало получать еду через декана Дахау, Герра Пфанцейта, которому корреспонденты присылали продуктовые карточки: священник покупал на них хлеб и колбасу и отправлял посылки местной почтой.

17 декабря 1944 немецкий декан Капл Лейснер был назначен епископом Габриэлем Пигнетом священником лагеря Дахау.

Блок 26 был блоком священников. "Разрушение коммуникаций" произошло благодаря бомбёжкам Германии Союзниками. Посылки Красного Креста, по Бербену, также поступали в Дахау - он упоминает, что Красный крест посылал их тысячами.

Цыган и бездомный бродяга были арестованы за антисоциальное поведение


Ежедневный надзор за обитателями Дахау выполняли заключённые, называемые капо. Это были обычно Германские уголовники. Они были обычно более жестокими, чем охранники и били заключённых, тогда как охрана изыскивала другие способы.

После войны некоторые капо Дахау были судимы американцами как военные преступники. Евреи и гомосексуалисты особенно преследовались капо.

Рудольф Хёсс свидетельствовал в Нюрнберге 15 апреля 1946 о плохом обращении со стороны капо к заключённым во всех лагерях. Следующая цитата - из перевода свидетельств Хёсса:

Герр Бабель: Производили ли Вы какие-то изучения того, от кого в большей степени исходит плохое обращение с заключёнными: от охраны лагерей или от так называемых капо?

Капо. Реконструкция

Хёсс: Если некоторое дурное обращение с заключёнными со стороны охраны и имело место - я никогда не наблюдал этого - то оно было возможным лишь в малой степени, так как вся администрация лагерей стремилась минимизировать прямые контакты эсэсовцев с заключёнными, так как с течением времени персонал охранников столь испортился, что ранее требуемые стандарты оказалось поддерживать невозможно.

У нас были тысячи охранников. с трудом говоривших по-немецки, прибывших с разных стран как добровольцы, или это были пожилые люди, между 50 и 60, полностью утратившие интерес к своей работе, так что командование лагерей постоянно следило, чтобы эти люди исполняли свои обязанности хотя бы по минимуму. Очевидно, что между ними были элементы, плохо обращавшиеся с заключёнными, но это обращение никогда не прощалось администрацией.

Кроме того, было невозможно направлять эти массы заключённых на работу в лагерях силами лишь эсэсовцев; поэтому везде поручалось заключённым управлять другими заключёнными и ставить их на работу. Внутренняя администрация лагерей почти полностью находилась в их руках. Конечно, неизбежным было большое число случаев дурного обращения, так как в лагерях ночью эсэсовцы не оставались кроме особых случаев. Поэтому интернированные находились практически всецело во власти капо.

По Гарольду Маркусу, написавшему книгу "Наследия Дахау", рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, глава всей системы концентрационных лагерей, не смотрел сквозь пальцы на жестокость в лагерях.

 

Инспекция Дахау

Маркус пишет, что "Гиммлер безусловно преследовал нескольких садистских и коррумпированных комендантов лагерей. Он заменил жестокого Пиотровски в Дахау намного более компетентным Мартином Вейссом в сентябре 1942...".


Рейхсминистр Генрих Гимлер с проверкой в Дахау в 1936

 

В Нюрнберге Рудольф Хёсс свидетельствовал, как наказывались заключённые в Дахау и в других концентрационных лагерях.

Герр Бабель: Вы уже упомянули о правилах, существовавших в лагерях для охраны, но были также правила для интернированных. Какие наказания применялись к интернированным, нарушающим их?

Хёсс: Прежде всего, перевод в штрафную команду (Strafkompanie), что означало более тяжёлую работу и ограничения свободы; затем - содержание в камерном блоке, содержание в тёмной камере; и, в особо тяжёлых случаях, заковывание и связывание. Наказание связыванием было запрещено в 1942 или 1943 рейхсфюрером; было также наказание в виде стояния возле лагерных ворот в течение долгого времени и, наконец, телесные наказания.

Однако, ни один комендант лагеря не мог назначить телесные наказания - он имел право лишь исполнять их. Для мужчин решение поступало от инспектора концентрационных лагерей группенфюрера Шмидта, а для женщин - исключительно от рейхсфюрера.

Дисциплина во всех концентрационных лагерях была очень строгой, и даже охрана и администрация лагерей, нарушившая правила, помещалась в бункерное крыло Дахау (лагерную тюрьму), существовавшую для эсэсовцев. Перед освобождением Дахау, в его тюрьме содержалось 128 эсэсовцев из разных концентрационных лагерей.

Эрнст Кальтенбруннер, глава Главного управления имперской безопасности, свидетельствовал в Нюрнберге, что существовало 13 основных концентрационных лагерей и один из них, под названием Данциг-Матцкау, был Straflager (штрафной лагерь) для эсэсовцев, плохо обращавшихся с заключёнными.

 

На военной фабрике Дахау

 

Относительно наказаний эсэсовцев, нарушивших строгие правила концентрационных лагерей, Рудольф Хёсс свидетельствоввал в Нюрнберге следующее:

Герр Бабель: Вам должно быть известно, что для членов СС также существовало два штрафных лагеря, иногда именовавшихся концентрационными. а именно, Дахау и Данциг-Матцкау.

Хёсс: Это так.

Герр Бабель: Отличались ли правила и обращение с членами СС, попавшими в такие лагеря от правил, существовавших в других лагерях?

Хёсс: Да, эти два арестных лагеря не подлежали Инспекции для Концентрационных Лагерей, а находились под контролем СС и полиции. Я сам ни инспектировал, ни видел оба этих лагеря.

 


Руководящий эсэсовский персонал Дахау. Второй слева - Теодор Эйке, второй комендант Дахау

 

"Штрафной лагерь" (Straflager) для эсэсовцев в Дахау, находившийся в тюремном крыле, был разрушен и в музее Дахау о нём нет никаких упоминаний.

Летом 1943 по приказу Генриха Гиммлера на территории главного лагеря Дахау для его заключённых был создан бордель. Он был расположен в блоке 31, в Sonderbau (специальном здании), расположенном возле места, где теперь находится Еврейский Мемориал. Между заключёнными он был известен как "Пуф" (the Puff) или "Женский университет" (the sorority). Незадолго до освобождения лагеря женщины были переведены в блок 31, а некоторые VIP-заключённые из тюрьмы были переведены в бывший бордель, в котором были маленькие индивидуальные комнаты с одной койкой.

Согласно Паулю Бертону, официальному историку лагеря, в сентябре 1944 в борделе работали 13 женщин. В апреле 1945, когда лагерь был освобождён, в нём было 11 проституток. Эсэсовцы выделяли заключённым для посещения борделя по 2 марки - точную сумму еженедельной выплаты заключённым.

Нерин Ган - заключённый Дахау, автор книги "День американцев" пишет, что было 15 проституток, но одна из них имела сношения только с одним из капо. Он пишет, что девушки в борделе были профессиональными проститутками, а в лагере были сводники. Согласно Гану, большинство заключённых бойкотировали бордель; у эсэсовцев был свой бордель, также с профессиональными проститутками.

Если в лагере и было несколько еврейских заключённых в это время, им было запрещено посещать бордель, так как это противоречило Нюрнбергским Законам 1935 года, запрещавшими сексуальные связи между евреями и арийками, и наоборот. Ни в одном из борделей не было ни одной еврейки.

В лагере для заключённых была и библиотека. Книги обычно приносили в лагерь из города Дахау, и объём библиотеки постепенно достиг 15 000 томов. Заключённым разрешалось читать книги авторов-коммунистов, запрещённые в Германии. По Бербену, заключённым также была предоставлена возможность подписки на газеты, которой они пользовались вплоть до освобождения лагеря.

Во всех нацистских концентрационных ланерях существовали оркестры, игравшие не только во время следования заключённых на работу и с неё; для заключённых устраивались концерты и музыкальные ревю.

Однако, по книге Нерина Ф. Гана, "День американцев", оркестр в Дахау был расстрелян охраной СС перед освобождением лагеря.
Ган также пишет, что в Дахау существовал процветающий чёрный рынок, работавший в душевом здании административного корпуса Дахау; сигареты были универсальной валютой. Продаваемые или обмениваемые товары происходили из посылок Красного Креста, или простых посылок от друзей и родственников, которые было дозволено получать всем заключённым, кроме особо наказанных.

На стр. 121 и 122 Ган пишет:

Была проблема с посылками от Красного Креста. Большое их число было прислано заключённым в последние дни нашего заключения. Нацисты не знали, что с ними делать. Из-за наступления союзников единственной дорогой для поездов Красного Креста из Швейцарии была дорога в Дахау. Поэтому все продуктовые посылки К.К., предназначаемые для других лагерей, скапливались в Дахау.

 

Типичная посылка от Красного Креста

Комендант лагеря решил распределять их среди интернированных. Это была манна небесная, так как питание в лагерях в конце войны стало очень скудным и взлетела статистика умерших от истощения.

Но Женевский Международный Красный Крест придерживался очень "Франко-швейцарскую" концепцию человеческой солидарности. Он установил правило, что посылки могут передаваться только гражданам тех стран, которые сделали ощутимый долларовый вклад в их организацию. Поэтому легально продукты могли передаваться только французам, бельгийцам, датчанам, некоторым полякам, шведам и другим гражданам стран блока Союзников. Русские, немцы, итальянцы и евреи не должны были получать ничего.

Это служило причиной серьёзных недоразумений, иногда выливавшихся в кровавые схватки. Раздача каждой партии посылок означала появление следующей ночью сотни (???) мертвецов. Россияне, ввиду их большевистского катехизиса, захватывали посылки, принадлежащие другим заключённым, силой. Поляки. хотя и получали собственные посылки, хотели больше и организовывали вооружённые экспедиции для их добычи. Немецкие капо требовали своей доли.

По Гану, душевое помещение было также местом, где заключенные разрешали свои споры при помощи ножей.

В последние месяцы работы лагеря фильмы показывали только раз в две недели, но посещать кинотеатр разрешалось не всем заключённым. Воскресенье было выходным днём, и заключённые могли участвовать в культурных мероприятиях и играх. Привилегированным заключённым иногда разрешалось плавать в бассейне треугольной формы, расположенном в гарнизоне СС справа от лагеря.


Маркус Дж. Смит писал в своей книге "Горести ада", что "за тюрьмой в клетках жило около 2 000 красноглазых, пушистых, белых Ангорский кроликов. Годами за ними заботливо ухаживали Датские и Польские заключённые". Бывшие заключённые поведали ему, что кроликов держали не из-за их шкурок; делегации наблюдали, как заключённые кормят их. Американские освободители приказали заключённым сварить кроликов, но, по Смиту, бывшие заключённые не стали убивать их.

 

 

Все основные лагеря в системе концентрационных лагерей, включая Дахау были оборудованы госпиталями. Они были укомплектованы докторами из числа заключённых, а также из числа нацистов. Пауль Бербен подробно описывает медицинское обслуживание, доступное заключённым. Вот цитаты из его книги "Дахау 1933-1945: Официальная история":

"Блоки А и Б: в них расположены операционные с современным оборудованием. Посетителям, как правило, показывали эти здания, так как они доказывали "интерес, проявляемый СС к здоровью заключённых".

[...]

По ходу войны требования к медицинскому обслуживанию заключённых росли. В 1940 госпиталь был расширен до блоков 1,3 и 5. Но с 1942 пришлось расширять "слабое" отделение: в сентябре оно состояло из 7 блоков, в одном из них не было охраны и он был отведён под кабинеты, аптеку, лаборатории и экспериментальное оборудование. Во второй половине 1944 семь блоков были объединены длинным коридором и были добавлены три (??) блока - с 11 по 15.

[....]

Оснащение было полным и современным, и в нормальных условиях специалисты могли эффективно лечить все болезни. Операции проводились в двух хорошо оборудованных операционных. Лаборатории были также хорошо оборудованы и могли выполнять все необходимые анализы до конца 1944, когда лаборатории были затоплены. Работал электрокардиограф и очень современные рентгеновские аппараты Сименс.

[....]

Эффект от этих нововведений для заключённых был очень благотворным. Строго говоря, между докторами и медиками из заключённых было хорошее взаимопонимание и их сотрудничество приносило хорошие результаты. По инициативе врачей, поддерживаемых медперсоналом и работе строителей-заключённых между блоками 11 и 13 было построено специальное здание для лечения туберкулёзных больных на свежем воздухе. Мокрота проверялась в лаборатории и большинство заключённых с положительной реакцией госпитализировалось и излечивалось при помощи покоя, свежего воздуха и усиленного питания.

Несмотря на эти медицинские возможности Дахау, смертность, особенно в военные годы, была очень высокой. По Бербену, число умерших между 1940 и 1945 составила 27 839 человек из населения основного лагеря и суб-лагерей в 168 433. Большинство смертей было обусловлено болезнями, в основном тифом, переносимом вшами.

По Герберту Столпману, бывшему немецкому солдату, работавшему в Дахау после его освобождения, побеги из Дахау неизвестны. В электронном письме ко мне Столман писал:

"Главным входом были открытые ворота, обозреваемые со сторожевой вышки; гражданские контрактники, включая трубочистов, имели свободный доступ. Трубочисты въезжали в лагерь на своих велосипедах.

Заключённый (профессор левых взглядов) покрасил свои подштанники и нательную рубаху в чёрный цвет, сделал картонную шляпу, взял у трубочиста велосипед и беспрепятственно покинул лагерь. Что случилось с ним позднее, если он был пойман, я не знаю.

В июле 1943 специальная группа нацистов, возглавляемая офицером СС д-ром Георгом Конрадом Моргеном начала проверки во всех концентрационных лагерях, начиная с Бухенвальда. Дахау инспектировался в течение двух месяцев: между маем и июлем 1944.


Конрад Морген: в начале 40-х и 70-х

Охрана и администрация, совершившие убийства заключённых в каком-либо из концентрационных лагерей, подвергались суду группы д-ра Моргена и, в случае обвинения, казнились. В соответствии с показаниями на Нюрнбергском процессе, Морген исследовал 800 документов, относящихся к происшествиям в концентрационных лагерях. Результатом стало 200 обвинительных актов. Наиболее показательным было дело Карла Отто Коха, коменданта Бухенвальда, казнённого за убийство двух заключённых.

ИСТОЧНИК:

http://www.scrapbookpages.com/Dachauscrapbook/KZDachau/DachauLife.html