На главную

Евреи о ритуальных убийствах
(развернуть страницу во весь экран)

СЛЕД...

ПРЕД...

Пусть горесть от необходимого знакомства с этими преступлениями
скрашивается радостью от такой возможности.

«Кровавая Пасха» д-ра Тоаффа

Исраэль Шамир

В частности, исследователь (д-р Ариэль Тоафф) обратился к делу св. Симона Трентского. Этот двухлетний мальчик из итальянского городка Тренто был похищен из дому несколькими евреями-ашкеназами накануне иудейской пасхи 1475 г. Ночью похитители убили ребенка. Они пустили ему кровь, пронзили тело гвоздями и распяли его головой вниз, восклицая: «Да сгинут все христиане на суше и на море!». Так они отметили свою пасху – архаический обряд, напоминающий о пролитой крови и умерщвленных младенцах, самым прямым образом, пренебрегая обычной метафорической заменой крови вином.

Бывший Святой Simon Unverdorben, Simonino di Trento

Более ста чудес были непосредственно отнесены к Св. Симону с течение года с момента его смерти, и его культ распространился по Италии, Австрии и Германии. Однако, присутствовал изначальный скептицизм, и Папа Sixtus IV послал Епископа Ventimiglia, учёного-доминиканца, для расследования. Почитание было восстановлено в 1588 францисканцем Папой Sixtus V. Святой в конце концов был признан мучеником и покровителем жертв киднеппинга и пыток.

В 1965 Церковь пересмотрела канонизацию, и Св. Симон был исключён из сонма Святых.

Мучения Св. Симеона - барельеф на площади Сальвадора в Тренто. Подпись на латыни гласит: "В главной башне этого здания, где раньше располагалась синагога, а теперь находится храм, благословенный мученик Симон Трентский, на 29 месяце жизни, был мучительно убит евреями глубокой ночью 10 апреля 1475. Школа Altoatesina, Мучения Симона, первая половина 16 века, Трент, Провинциальный музей искусств.

Убийц схватили, и они во всем сознались. Епископ Тренто признал их виновными. Однако иудейская община подала протест Папе Римскому, и он отправил епископа Вентимиглии для проведения следствия. Евреи предложили свою версию: «Симона убили христиане с провокационной целью дискредитации иудеев», - так утверждает довоенная Еврейская энциклопедия. Ее составители обладали хорошим чутьем: такой же аргумент использовали евреи [в частности, русско-израильский Интернет-колумнист Антон Носик – прим. пер) в 2006 г., когда им пришлось объяснять массовое убийство детей в Кафр Кане.

В XV веке евреи были влиятельными, но не всемогущими. Они не могли поступить так, как в 2002 г. после резни в Дженине, просто приказав всем заткнуться. У них не было американского вето в Совете Безопасности. Они не могли бомбить Рим, а слово «антисемитизм» изобрели лишь спустя 400 лет. Преступников судили по справедливости, а они привыкли к привилегии. Для повторного рассмотрения дела папа Сикст IV собрал комиссию из шести кардиналов во главе со светилом юридической науки того времени.

И верховный суд снова признал обвиняемых виновными в убийстве.
Всегда бдительные евреи использовали представившуюся возможность и стали подталкивать епископов к деканонизации святого Симона Трентского. Епископы согласились – к этому времени они уже сняли с евреев вину за распятие Христа и признали собственную вину за преследования евреев. Гибель итальянского младенца было сущим пустяком в сравнении с такой революцией.

Епископы в спешном порядке приняли постановление: признания обвиняемых считать недействительными, поскольку они были получены под пыткой. Таким образом, подследственные были невиновны. Почитание Симона было прекращено и запрещено, а останки замученного младенца убрали и спрятали в тайном месте, дабы паломничества не возобновились.

Но вернемся к д-ру Ариэлю Тоаффу. Изучая судебные документы, он сделал ошеломляющее открытие: признания убийц не были продиктованы под пыткой фанатичными следователями; они содержали сведения, абсолютно не известные итальянским представителям церкви или полиции. Преступники принадлежали к малочисленной общине ашкеназов иноземного происхождения, которая имела свои собственные обряды, отличные от традиций местных итальянских евреев.

Ирод стремился сохранить молодость, купаясь в крови младенцев, с помощью крови алхимики пытались превратить свинец в золото. Колдуны-евреи при занятиях магией, так же как и все, использовали кровь. Такие деликатесы как кровь, сушеная кровь и маца с кровью пользовались спросом. Еврейские торговцы продавали их вместе с сопроводительными письмами раввинов; наиболее ценной была кровь «гой катан» - нееврейского ребенка; чаще использовалась кровь обрезания. Эти кровавые жертвы представляли собой «инстинктивные, жестокие, злобные деяния, в которых невинные, ничего не сознающие младенцы приносились в жертву во имя любви к Богу и во имя Отмщения», - пишет Тоафф в предисловии к своей книге.


Сейчас все это в прошлом.
(В прошлом ли - убийство пятерых мальчиков в Красноярске в 2005?!) Мы можем сказать, глядя в прошлое: «Да, некоторые еврейские колдуны и мистики практиковали человеческие жертвоприношения. Они убивали детей и проливали их кровь, чтобы гнев Всевышнего постиг соседей-неевреев. Они пародировали христианские обычаи, используя кровь христиан вместо крови Христа. Церковь и народы Европы были правы и справедливы. Европейцы (и арабы, и русские) не были сумасшедшими фанатиками: они адекватно воспринимали то, что видели. Они наказывали виновных, но не трогали невинных. Мы, сыны рода человеческого, можем с гордостью посмотреть на эту ужасную страницу истории и пролить одну или две слезы по тем несчастным детям, замученным монстрами, жаждавшими отмщения.

Рисунки мучений Симона Трентского из Judensau.

...традиционно евреи используют тайных убийц, дабы устранить подобные неприятности. В старину их называли родеф, сейчас они именуются кидон, однако во все времена они были одинаково эффективны: их задерживали гораздо реже, чем кровожадных маньяков.

Фоксману не нужна правда, ему нужно только то, что (по его мнению) хорошо для евреев. Ни свидетели, ни даже прямая трансляция человеческого жертвоприношения не заставят его признать горькую правду: отговорку он найдет. Мы уже наблюдали это в случае с бомбардировкой Каны, когда израильские самолеты уничтожили здание, убив около 50 находившихся в нем детей – несравнимо больше, чем колдуны замучили в Умбрии.

Мемориал жертвам израильской бомбардировки в Кане.

До тех пор, пока на риторический вопрос «Вы еврей?» вы не ответите просто «нет», вы будете оставаться заключенным, освобожденным под залог, или привязанным к столбу пленником. Рано или поздно они потянут за веревку. Рано или поздно вам придется лгать, увиливать и отрицать то, что для вас является правдой и истиной. Свобода у ваших дверей: протяните руку и обретете ее. Подобно Царствию небесному, свобода дарована вам, надо только попросить о ней. Свобода это Христос, ведь человек выбирает Христа своим сердцем, а не крайней плотью. Вы свободны, когда принимаете Христа и говорите вслед за Евангелием (Мф, 5:37): «Да будет слово ваше: «да» - «да, я христианин» и «нет» - «нет, я не еврей». К счастью, такое возможно.

Наш читатель Иан Бакли пишет из Англии: «Словно дыхание ледяного ветра донеслось из прошлого: да, это, видимо, правда – иначе зачем было сто лет держат
ь под спудом последнюю книгу Бартона (о ритуальном убийстве в Дамаске)? Или зачем понадобилось настоятелю кафедрального собора в Линкольне тайком демонтировать усыпальницу мальчика Хью (ритуально убитого восемьсот лет назад)? Полагаю, что доступ к судебным протоколам 1255 г. (дело об убийстве Хью) закрыт до сих пор. Некоторых из обвиняемых повесили после завершения суда, заседания которого иногда проходили в присутствии самого Генриха III, других же оправдали и отпустили. Судом толпы тут и не пахло; пытки также не применялись.

Профессор Манифасьер пишет из Франции: «С большим интересом прочел вашу рецензию на книгу о докторе Тоаффе. До сего дня я считал рассказы о ритуальных убийствах - антисемитской пропагандой. Я не знал о таких делах, пока не узнал о докторе Ариэле Тоаффе.

Если признания подозреваемых в убийстве были недействительными, поскольку были получены при помощи пыток, как можно серьезно относиться к отречению доктора Тоаффа, сделанному в результате психологических пыток?»
«Подобное исследование, опубликованное якобы во имя свободы научного поиска, наносит удар по моральным основаниям запрета на отрицание Холокоста, - заявляет Рой Брайман, глава правой организации «Профессора - за сильный Израиль». - Если даже с фактической стороны работа Тоаффа безупречна, она вредит евреям, а потому и не должна была появляться».
Почему исследование Тоаффа имеет такое значение? К черной магии и кровавым ритуалам прибегали евреи и неевреи в Средние века и позднее. Майкл Пеливерт задает циничный вопрос «Ну, допустим, они пили кровь. Ну и что?»

Разница между евреем и неевреем состоит в том, что нееврею не гарантировано покровительство его общины. Никто не станет подкупать епископов, курию, судей и королей ради освобождения нееврейского колдуна-убийцы. Еврейский убийца – будь то колдун или массовый убийца вроде генерала Шарона – всегда найдет защиту в иудейской общине. Его преступление будут отрицать или сильно преуменьшать, а грехи против евреев – раздувать.

Исследование доктора Тоаффа может помочь увидеть свет истины нашим друзьям, увлекшимся борьбой с культом Холокоста. Культ Холокоста – просто очередной способ сказать, что евреи всегда безвинно страдают, а гои всегда виноваты. Если вы откроете довоенные еврейские или юдофильские тексты, то увидите, что место, которое теперь отведено под Холокост, и раньше не пустовало. Его просто заполняли другие сюжеты: погромы в России, дело Дрейфуса, инквизиция, изгнание из Испании, разрушение Храма и, в значительной степени, «кровавые наветы».

Заслуживает также внимания объемная статья доктора Ронни По Чя Хся, исследователя из Йельского университета гонконгского происхождения. Он является автором книги об убийстве в Тренто.
Он пишет: «В воскресенье, на Пасху 1475 г., в итальянском город Тренто в подвале дома, принадлежавшего евреям, было найдено мертвое тело двухлетнего христианского младенца по имени Симон».


Тело замученного Симона Трентского. Погребение, Нюрнберг, ок. 1479

В Еврейской энциклопедии написано, что ребенок был найден поблизости от дома, где жили евреи. Но ученый продолжает: «Ребенок был найден в подвале дома каких-то евреев», и он туда попал не самостоятельно.

Но вернемся к статье йельского ученого. Далее он пишет: «Папа вмешался и приостановил процесс. Протесты венецианцев и еврейской общины заставили Папу Сикста VI назначить доминиканца Батиста Деи Джудичи, епископа Вентимиглии уполномоченным Святого престола для расследования дела. Процесс в Тренто проходил с большим числом нарушений. В 1247 г. Папа Иннокентий IV запретил суды по ритуальным убийствам, в связи с процессуальными нарушениями и насилием против евреев. Таким образом, задачей судей было установить сам факт злоупотреблений и чрезмерного применения силы на суде в Тренто».
Вы можете себе представить, чтобы Папа или президент запретили судить представителей духовенства за педофилию или банкиров за денежные хищения? Престол св. Петра задолжал евреям, и потому выступал их защитником. Предполагалось, что епископ Вентимиглии прекратит процесс, но на его пути встал народ. Ведь элиты всегда были хорошо расположены к евреям, чего нельзя сказать о простом народе.

http://www.israelshamir.net/ru/ruart160.htm

Т.И. Буткевич
О смысле и значении кровавых жертвоприношений

25-го Января 1861 года без вести пропала девочка 4-х лет от роду, дочь крестьянина Антона Гелажиса, в деревне Дерванишках, Шавельского уезда, Ковенской губернии. Так как в тот день через деревню Дерванишки проезжали евреи Зундел Липс и Сруль Блох, то естественно, что подозрение прежде всего пало на них. Впрочем, полицейское дознание и произведенные два обыска ничего не выяснили. Ни похитители, ни похищенная девочка не были найдены.

Только спустя месяц, именно 3-го Марта, когда начал таять снег, случайно был обнаружен в снегу труп девочки. Повреждения оказались на голове и шее ребенка. Врач, осматривавший труп, дал заключение, что смерть девочки последовала от причиненных ей при жизни истязаний. Местный еврей Липман Ицикзон сделал самое категорическое заявление, что девочка была похищена, замучена и умерщвлена евреями Липсом и Блохом при чем он показал, что в Шавлянской корчме Блох при свидетелях продал кровь ее датновскому сборщику-еврею Хану, что местный раввин даже в моленной говорил открыто, при всех присутствовавших, что труп ребенка был спрятан в его доме; наконец, он уверял, что и он сам неоднократно видел у евреев этот труп.

Ковенским губернатором была назначена по этому делу следственная комиссия, состоявшая из трех лиц: судебного следователя Яхимовича, чиновника губернского правления Войцеховского и жандармского капитана Крайского. Евреи остались недовольны действиями этой комиссии и подали жалобу губернатору. Тогда был командирован еще адъютант капитан Толстой, но евреи не были удовлетворены и этим назначением, и потребовали, чтобы в состав следственной комиссии, в качестве депутата с их стороны, вошел “ученый” раввин – Леванд.

В ход были пущены евреями всевозможные ухищрения и интрига, чтобы затормозить дело и скрыть следы преступления. Евреи добились даже того, что был отвергнуть акт медицинского осмотра на том только основании, что он был составлен не коронным, а частным врачем. Они радовались этой победе уже потому, что ко времени производства следствия труп девочки совершенно разложился и никакого медицинского осмотра сделать было нельзя.

Впрочем, еврей Ицикзон не только подтвердил свое первоначальное показание, но и дополнил его многими частностями. Он сообщил, что Блох и Липс, похитив девочку, тогда же заехали к его отцу. Девочка лежала в санях, покрытая сеном; глаза ее были открыты, но она почему то не кричала. На его вопрос: “куда вы везете это дитя?” евреи отвечали: “к родным”. Вскоре после этого Ицикзон был в Шидове у раввина. Раввин послал его на чердак принести дров. С ним отправился и бывший у раввина еврей Гецель Тодресович Левинзон, который показал ему там ребенка. Когда Ицикзон спросил: “откуда это дитя”, Левинзон ответил ему: “это то дитя, которое евреи украли в Дерванишках”.

Любопытный Ицикзон завел речь о ребенке и с самим раввином. Расспросы его смутили раввина, и раввин, не отпуская его домой, продержал у себя “под арестом” целых три дня: среду, четверг и пятницу. В субботу Ицикзон пошел в синагогу. Раввин был очень расстроен, не позволил даже вынимать из кивота десяти заповедей и кричал на бывших в синагоге евреев: “отчего вы не убираете дитяти?” Евреи отвечали: “нужно постараться найти для него место”.

В другую субботу отец послал Ицикзона к Сролю Блоху за водкой. Блох повел его в амбар; там в углу лежало дитя. “Я бы его не заметил, – говорил Ицикзон следователям,– потому что было уже темно; но, наступив ему на палец, я увидел его лежащим на полу и покрытым соломою”. Когда он спросил Блоха: “дитя у тебя лежит?” Блох отвечал: “Сш.. сш... это не твое дело”. Возвратившись домой, Ицикзон разсказал отцу о виденном и слышанном. Отец сказал ему на это: “молчи; пусть говорят другие”.

Вскоре к Ицикзону пришел Файвел Лигунский и сказал ему: “Раввин тебя уже больше не боится: дитяти уже нет у него, – Шлейме Хохум Лигунский выбросил дитя, получив за то 30 копеек”. По совету какого-то дворянина, Ицикзон хотел донести обо всем изложенном начальству, но отец строго запретил ему делать это. Бывши в корчме у Блоха, Ицикзон застал там сборщика Мане Банера и Айзика. Сам Сроль Блох держал в руках красную бутылку; но, увидев Ицикзона, он спрятал ее под подушки; мальчик Шлема Айзикович Лонсин объяснил однако же Ицикзону, что Сроль Блох продал Датновскому сборщику крови на 10 рублей.

Раввин очень боялся погрома со стороны населения, которое сильно возбуждено было похищением девочки, и решил ехать в Шавли, “чтобы попросить у полковника (т. е. у исправника) солдат для того, чтобы не было разбоя”. Услышав это от него, Ицикзон сказал ему: “у тебя же на чердаке было дитя, а теперь ты едешь в Шавли просить у полковника солдат”. Раввин рассердился, пошел к отцу Ицикзона и сказал: “убей твоего сына, потому что он – доносчик”. И отец отчасти исполнил приказание раввина.

“Он держал меня за волосы, – рассказывал Ицикзон следователям, – а Сроль Блох бил меня шестом так, что я был избит, как яблоко, – и обещали меня убить”. После этого он уже отправился к комисару и рассказал ему все, что было ему известно о похищении и умерщвлении несчастной девочки. По требованию следователей, Ицикзон собственноручно написал все свое показание и удостоверил его собственною подписью. На вопрос следователей: “употребляют ли вообще евреи кровь при своих религиозных обрядах?” Ицикзон дал следующий, также собственноручно написанный, ответ: “В заключение истинного моего показания и с полным убеждением удостоверяю, что евреи употребляют христианскую кровь по существующему издревле обычаю, в чем имеют книги, как о крови, так и о проклятии христиан; есть таковые и у Шавлянских евреев.

Я сам читал у школьника Шмуйла Лейбовича странную книгу под заглавием “Хумес”, изданную назад тому 600 лет. Тоже могу указать и прочие противозаконные книги в злобной закоснелости, если таковых не успели скрыть”. В частности, по заявлению Ицикзона, евреи оправдывают свой бесчеловечный обычай ссылкою на Исход гл. 17, ст. 16; Исход гл. 12, ст. 23 – 28; Исход гл. 17 в комментарии Раши от 13 – 17; “Ценаурена” лист 65, “Гагада” – рассказ о выходе евреев из Египта, первый пасаж, “Галаха”, “Слиход” на 3-й день пасаж, “Мелахе-рахшим”, Исход гл. 12–25, “Иисус Навин”, гл. 8, ст. 27–28, “Исаи” гл. 13, ст. 23 – 25.

Указанные книги Ицикзон представил и в следственную комиссию, прибавив, что евреи относят к христианам все, что в Библии говорится об амаликитянах, аморреях, аммонитянах и вообще идолопоклонниках. В особенности же раввины оправдывают употребление христианской крови в день пасхи перетолкованием слов Библии (Исх. 12, 22. 24. 26. 27): “Возьмите пучек иссопа и обмочите в кровь, которая в сосуде, и помажьте перекладину и оба косяка дверей кровью, которая в сосуде... Храните сие, как закон для себя и для сынов своих на веки... И когда скажут вам дети ваши: что это за служение? скажите им: это – пасхальная жертва Господу”...

Показание Ицикзона было убийственно для евреев, и они употребили с своей стороны все, чтобы уничтожить его значение. Что же они сделали и чего они достигли? Во всей России они назначили своим единоверцам пост, совершали особые богослужения, прекратили на три дня даже свою торговлю, вызвали со всех сторон протесты, добились арестования Ицикзона, произвели по всем синагогам на это дело денежный сбор.. Ицикзон явился в следственную комиссию и отказался от своего, им собственноручно написанного, показания, заявив, что он ничего не знает и ничего не видел. Немного времени спустя после этого, его нашли мертвым со вбитым в голову гвоздем... Впрочем, смерть его уже никого не интересовала. Евреи исполнили свою угрозу[2]...

[2] Slady processow zydowskich o zamordowaniu dzieci w Polsce. Отдельные оттиски из №№ 168–171 Kurjer Poznanski 1882. Срв. Лютестанского, т. II, стр. 324-329.
http://www.hrono.ru/libris/lib_b/butkev06.html#_ftn1

Показания Исаака Гайчика: “Дитя было взято и посажено в погреб Аароном Громеком. Показал и то, что Мошка и Зельман приехали из Межиреча, когда дитя уже было поймано. Когда ребенок скучал в погребе, Настасья ходила развлекать его. Потом Мошка с Зельманом, взявши дитя, принесли его в горницу. Исаак шел за ними, взявши нож, которым режут скот: они резали ребенка следующим образом: Моисей с Зельманом резал или – лучше сказать – колол около груди, а он, Исаак, резал руку. Затем кровь испустили в горшок.

Большую часть крови взяли с собой в Межиреч, оставив немного Исааку, а он показал, что жена его вылила кровь в пресное тесто. Такой хлеб называется по еврейски Евикомен, что значит: да поможет тебе Бог. Льют эту кровь и в вино, когда ее имеется много. Ему же недоставало ее, только в калач и влил. Зельман же, повидимому, употреблял ее и раньше, ибо и меня этому учил, да и бывший с ним Моисей из Межиреча говорил мне об этом. Когда суд спросил: почему столь часто умерщвляемых таким образом младенцев нигде не хоронят?

Он ответил: “нам непристойно оказывать милосердие язычникам. Если бы мы похоронили такое тело, это было бы грехом” и т. д. Иоахим показал: “У евреев существует обычай рассылать бедняков на пропитание к богатым. Я был послан к Марку в Возники. Так как у меня было достаточно свободного времени, то Марк приказал мне самому входить в горницу и брать себе есть все, что нужно.

В четверг перед еврейской пасхой, я вошел в горницу взять себе хлеба и увидел под постелью, на которой спали еврейские дети, новый красный горшок, прикрытый белым платком. Думая, что это медь, я хотел взять его себе к хлебу. Когда я взял пальцем, то заметил, что то был не мед, а что-то иное, красное. Вслед затем, вошедши в избу, я застал только одну хозяйку, жену Марка, и я спроси ее, что такое было в том горшке под кроватью. Она ответила мне, что это – кровь христианского младенца, но приказала никому не говорить об этом. Потом уже этого горшка я не видел более на том месте и не знаю, куда он девался.

Когда мы были пойманы и вместе посажены, Марк просил нас всех, чтобы мы уповали на Бога, ни о чем не рассказывали и не признавались, хотя бы нас и предали пытке. То же повторял он и в Люблине, когда предполагалось предать нас мучению. Когда же он один был взят на пытку, то нас остальных убеждал ни в чем не сознаваться. Показал также Иоахим и то, что Настасья, которая имеет свою хатку неподалеку от корчмы, где живет Марк, говорила, что когда она перед еврейской пасхой брала из еврейского погреба пиво для продажи, то видела под бочками этого замученного младенца.

Признался также и в том, что от других евреев он слышал, что евреи употребляют во время пасхи христианскую кровь; но для чего они это делают, он не знает”. Настасья добровольно показала перед судом, что, когда она вместе с еврейкой несла телo умерщвленного младенца в болото, еврейка сказала ей: “если бы мы похоронили когда-либо этого ребенка, все погибли бы”. На вопрос Настасьи еврейка ответила: “Если бы мы не имели в Великий день вашей христианской крови, то этот день не был бы для нас великим днем. т. е. пасхой”.

[55] Материалы, стр. 46-52; срв. Даля, стр. 47-48; Лютостанский, II, стр. 11-12. Eisenmenger, Т. II. р. 233. Tentzel, Monatl. Unterredungen. Juli 1693, Papebroch, T. II. Aprill; у Кузьмина. Матерiалы, стр. 253.
http://www.hrono.info/libris/lib_b/butkev05.html


26 ноября 2005 в Москве был убит Семен Аронович Кизельштейн, 73-летний православноый еврей*, подписавший Обращение 5000 в Генпрокуратуру от 20.3.2005 и сделавший об этом специальное "Свидетельство".

С.А. Кизельштейн (справа) и М.В. Назаров 21 марта 2005 при сдаче Обращения 5000 в Генеральную прокуратуру

СВИДЕТЕЛЬСТВО

«Я, Кизельштейн Семен Аронович, по вероисповеданию православный христианин, по роду своему – чистокровный еврей. Крещение принял сознательно и считаю Православную веру единственной истинной и спасительной. Исповедую, что талмудический иудаизм – вера, которой придерживались мои предки – является учением антихристовым, богоубийственным, человеконенавистническим, противоречит Священному Писанию Ветхого и Нового Заветов.

Как гражданин России искренне считаю, что синагоги и еврейские школы наносят вред духовному состоянию моего государства, являются рассадниками антихристианства и нацизма в самом мерзком, религиозном его проявлении.

По убеждению добровольно и сознательно присоединяю свой голос к "Письму 5000". Участвовал также в молитвенном стоянии перед генпрокуратурой РФ при подаче этого письма Назаровым. Подписал и новое письмо на эту тему».

Приведенное выше "Свидетельство" С.А. Кизельштейн опубликовал в июле 2005 г. после подачи нами в Басманный суд требования (к сожалению, безуспешного) продолжить прокурорское расследование по "Шулхан аруху".

Кизельштейн работал дворником и был найден мертвым рано утром 26 ноября на улице перед своим домом (107076 Москва, ул. Краснобогатырская, 75–1–187). Сначала приехавшие врачи предположили смерть от сердечного приступа, но в морге были установлены черепно-мозговая травма и перелом многих ребер (с 2-го по 10-е). Участковый милиционер Жердаков Е.А. не исключил возможность убийства, сказав: «Это должна расследовать прокуратура».
http://www.rusidea.org/?a=2211

СЛЕД...

ПРЕД...