На главную

125 ритуальных убийств 4в.-1598 г.
(развернуть страницу во весь экран)

Т.И. Буткевич

        

О смысле и значении кровавых жертвоприношений в дохристианском мире и о так называемых “ритуальных убийствах”
Доклад «О смысле и значении кровавых жертвоприношений в дохристианском мире и о так называемых «ритуальных убийствах»,  прочитанный 18 октября 1913 года по поводу дела Бейлиса

В 1860 г., уже в царствование Императора Александра II-го на рассмотрение Государственного Совета поступило известное Саратовское дело. Было доказано с несомненностью, что евреи умертвили двух христианских мальчиков Феофана Шерстобитова (10 л.) и Михаила Маслова (11 л.). Сам Государственный Совет обратил при этом свое внимание на то, что “трупы их найдены с явными признаками нанесенных при жизни Маслову ран и обоим мальчикам истязаний и, что весьма замечательно, с явными же признаками обрезания у них крайней плоти, составляющего, как известно, один из существенных обрядов иудейского вероисповедания”. Несмотря однако же на это, Государственный Совет и в настоящем деле отверг мысль о ритуальнocти убийства, как предрассудок, недостойный нашего просвещенного времени.

1. Первое известие о том, что евреи умертвили христианского младенца чрез распятие его на кресте в страстную пятницу, относится ко временам царствования императора Константина, т. е. к 4-му веку. За это евреи были изгнаны из некоторых провинций Римской империи[6].


2. Второй случай был в 419 году, в царствование императора Феодосия. По свидетельству церковного историка Сократа (кн. VII, гл. 16), в Сирии, в местечке Инместаре, между Халкидою и Антиохиею, евреи устроили какие-то игры, и, напившись пьяными, не только нападали на христиан, но и поносили Самого Христа, а потом схватили какого-то христианского мальчика, привязали его ко кресту, смеялись над повешенным, наконец, начали бить его, пока не лишили жизни. За это виновные были казнены, а всем вообще евреям было запрещено в глухих местностях строить синагоги[7].


3. В царствование императора Фоки евреи умертвили христианского епископа Анастасия, а также и многих других христиан, за что они были преданы суду и изгнаны из Антиохии[8].


4. В 1067 году в Богемии, в Праге, шесть евреев схватили трехлетнего христианского младенца и выпустили из него кровь, которую потом и рассылали в Тревизе своим единоверцам; они были зашиты в мешки и утоплены[9].


5. В 1097 году киевский угодник, преподобный Евстратий, при нашествии хана Боняка, был взят половцами в плен и продан в Корсунь какому-то еврею, который сначала подвергал его различным мучениям, потом пред своею пасхою распял его на кресте и, наконец, выбросил его в море. Pycскиe христиане случайно нашли его мощи у берега моря и привезли в Киев. Мощи его покоятся в Антониевой пещере[10]; канонизован в 1100 г.


6. На берегу Рейна, между Кобленцом и Бингеном. в часовне покоится прах младенца, замученного евреями в XI веке; местные католики почитают его святым[11].


7. В 1146 г., в страстную пятницу, евреи распяли на кресте христианского младенца Вильгельма в Англии в Норвиче, за что виновные были казнены[12].


8. В 1172 г. во Франции, в Блуа, евреи распяли ребенка, труп его вложили в мешок и забросили в реку Луару[13].


9. В 1177 году там же повторилось то же самое; но в самый день пасхи изуверы евреи были пойманы и сожжены на костре[14].


10. В 1179 году в Германии евреи распяли христианского ребенка на кресте; уличенные в этом преступлении были казнены[15].


11. То же самое случилось во время пасхи в Глостере в царствование Генриха II[16], и в Праге, в Богемии в 1179 г[17]. Во Франции, близ Орлеана был умерщвлен , обезкровлен и брошен в воду христианский младенец в 1175 г.; в 1180 году за участие в этом злодеянии было сожжено несколько раввинов, а всем евреям вообще запрещено жить в пределах Франции[18].


12. В 1183 году, в страстную пятницу евреи умертвили там же христианского младенца и при этом сознались не только в совершении такого бесчеловечного преступления, но и в том, что они вынуждены были совершить его по требованию своей религии[19].


13. В 1288 г. в Бехараце, в Германии, евреи сначала долго мучили несчастного младенца, нанося ему многочисленные уколы, а потом положили его под пресс, чтобы побольше выжать из него крови[20].


14. В 1228 году христианский ребенок был распят евреями и в Аугсбурге[21]. В 1234 г. евреи похитили ребенка в Норвиче (в Англии) и скрывали его несколько месяцев пред пасхою у себя, но умертвить не успели, так как ребенок родителями был отыскан; тем не менее виновные были казнены[22].


15. В книжке Иоанна Лента “De Pseudo-Messiis”, – из аррагонской хроники 1250 года, рассказывается, что в этом году евреи в Аррагонии уворовали семилетнего христианского мальчика и в день своей пасхи распяли его при ужасных страданиях (Эйзенменгер)[23].


16. По рассказу Даля [24], почти то же самое было совершено в 1255 году в Линкольне (в Англии). Там евреи украли восьмилетнего христианского мальчика и сначала бесчеловечно мучили его: секли бичами, а потом , надев на него терновый венец распяли его на кресте; когда же он cкoнчaлcя, труп его бросили в колодезь, где он и найден был матерью; изобличенные свидетельскими показаниями, евреи (в количестве 91 человека) сознались в своем преступлении; тогда один из них – самый главный виновник – был растерзан на месте лошадьми, а остальные (90) были отведены в Лондон и там казнены.


17. Но это наказание ничему не научило изуверных евреев. Не прошло после этого и двух лет, как они, по свидетельству Клювериуса (в его Epitome historiarum, pag. 641 col. I), в 1257 году снова похитили христианского ребенка и также умертвили его в день празднования своей пасхи в самом Лондоне[25].


18. В 1281 году подверглась со стороны евреев жестоким мучениям семилетняя христианская девочка в германской деревне Торхан: у несчастной жертвы бесчеловечные злодеи выпустили кровь из всех жил, а потом труп ее бросили в реку, где он и был найден рыбаками. Преступники были частью повешены, частью колесованы”[26].


19. В книге Матфея Радера Bavaria Sancta, а также и в 7-й книге Авентина annalium Bojorum находится рассказ о том, как в Мюнхене одна женщина воровала и продавала евреям христианских детей. Одного ребенка, она продала им в 1282 году; они искололи все его тело и жесточайшим образом замучили. Но когда она вела к ним другого ребенка, ее поймал на месте преступления отец несчастной жертвы и предал суду, пред которым злoдейкa созналась и указала место, куда был заброшен первый ребенок. Увидав исколотый труп младенца-мученика, народ пришел в страшную ярость и произвел ужасный погром: как в Мюнхене, так и в его окрестности были умерщвлены все евреи и истреблено все их имущество[27].


20. В 1287 г. в Тревезкой епархии в г. Везеле евреи замучили христианина-поденщика, устроившего у них погреб. В великую субботу он приобщился. Узнав об этом, евреи в тот же день затащили его в устроенный им же погреб, завязали ему рот, и повесили его на косяк головой вниз, надеясь, что его стошнит, и они воспользуются его “причастием”. Но ожидания их не оправдались. Тогда они с ожесточением, стали сечь его плетьми; затем ему подрезали ножом жилы, чтобы выпустить из него кровь. Трое суток несчастный висел – то головой, то ногами вниз что делалось для того, чтобы не осталось в нем ни одной капли крови. Страдалец этот был Вернер.


21. В том же 1287 году в Берне, в Швейцарии, евреи замучили христианского мальчика, за что виновные были колесованы, а их единоверцы высланы из страны[28].


22. То же повторилось в 1205 году во Франции[29].


23. В 1303 году в день пасхи евреи замучили мальчика в Вейсензе, в Тюрингии.


24. В 1305 году, как рассказывает Тентцель[30], тоже самое случилось в Праге.


25. В 1331 году евреи распяли ребенка на кресте в Губерлине, в Германии; раздраженный народ загнал злодеев в дом и там сжег[31].


26. По словам Радера (в его книге Bavaria Sancta, ч. 2, стр. 333), в 1345 году в Мюнхене евреи схватили мальчика, по имени Генриха, причинили ему 60 уколов по всему телу и, выпустив из него кровь, умертвили его, распяв на кресте[32].


27. В 1400 г. в Тюрингии, по повелению маркграфов Фридриха и Вильгельма, были колесованы и четвертованы как католик, продавший евреям своего сына, так и евреи, замучившие несчастного мальчика[33].


28. В следующем году в Швабии возмущенный народ произвел свой самосуд над женщиной, продавшей евреям двух похищенных ею христианских мальчиков, и евреями, умертвившими их. И продавщица, и покупатели-изверги были загнаны в синагогу и там сожжены[34].


29. Большой погром был произведен в Кракове в 1407 году по поводу умерщвления евреями ребенка: много евреев было убито, имущество их разграблено, дома сожжены, а оставшиеся в живых евреи изгнаны из города[35].


30. В 1454 году, в Вене, убив христианского ребенка, евреи вынули у него сердце, сожгли его, растерли в порошок и пили в вине; виновные в этом были казнены.


31. Там же, в Вене, еще в 1420 году, евреи умертвили трех христианских мальчиков и за это, по повелению Фридриха, было сожжено 300 человек евреев, а в Венеции в этом же году был умерщвлен евреями мальчик в великую пятницу[36].


32. По показанию бывшего раввина, перешедшего потом в христианство, Эммануила, в Анконе, врач-еврей умертвил служившего у него мальчика-христианина и извлек из него всю кровь, а другие евреи, похитив другого мальчика, нанесли ему множество уколов, собрали в сосуды его кровь и, наконец, распяли его на кресте[37].


33. В 1476 году, в Tpиенте, в четверг на страстной неделе, еврей Товия привел в синагогу жалкого христианского мальчика Симона, которому еще не было и трех лет от роду. Старый еврей, по имени Моисей, взял его на руки и заткнул ему в рот свой носовой платок, чтобы он не мог кричать; другие евреи держали его за руки и за ноги. Затем Моисей сделал ему ножом рану в правой щеке и вырезал из нее кусочек мяса; стоявшие вокруг евреи собирали кровь и каждый из них отжилил (abgezwacket) себе ножницами кусочек мяса, пока рана не стала такой большой, как яйцо, что они сделали также и на других частях тела. После этого они распростерли его руки подобно кресту и полумертвое тело искололи иглами, при чем произносили такого рода выражения: “умертвим его, подобно тому, как умертвили их христианского Бога Иисуса, Который – ничто: и все враги наши должны погибнуть таким же образом”.

Наконец, когда ребенок, испытывавший в течение целого часа мучения, испустил дух, они спрятали его в винную бочку, а после произведенного в доме обыска выбросили в реку близ синагоги, Рассказ об этoм зверском злодействе Эйзенменгер позаимствовал из книги Мюнстера “Cosmographia” стр. 342, но он находится и в книге Сигизмунда Госмана: “Das schwer zu bekehrende Juden-Hertz” 1609 г., стр. 115. Злoдеяниe это было изображено в Франкфурте и на картине с надписью: 1475 года, в великий четверг, младенец Симон, 21/2 лет от роду, замучен жидами[38].


34. В 1486 году в Регенсбурге, в погребе одного еврея было найдено шесть детских трупов, оказавшихся жертвами еврейского ритуала (у Радера Bavaria Sancta ч. III, стр. 172; у Эйзенменгера и др.)[39].


35. В том же году был умерщвлен евреями младенец в Вратиславле или Бреславле.


36. В 1496 году христианские младенцы были умерщвлены евреями для получения крови в Бранденбурге и в Тернове. В Тернове евреи сознались во всех подробностях совершенного ими возмутительного злодеяния и пoкaзaли, что такого рода злодеяния, с целью извлечения из умерщвленных детей христианских крови, совершаются в различных местах по установленной наперед очереди. Как в Бранденбурке, так и в Тернове преступники были сожжены[40].


37. В 1502 году в Праге один еврей был сожжен на костре за обескровление и умерщвление христианского младенца[41].


38. В 1509 году в Боссингене (торговое местечко в Венгрии), евреи похитили маленького ребенка у одного христианина, по ремеслу каретника (Wagner), втащили его в погреб, искололи все его тело, открыли у него все жилки и высасывали из него кровь даже чрез стволы гусиных перьев, а потом мертвого отнесли за город, и бросили в густой терновник, где он впоследствии и найден был женщинами. Правительство энергично взялось за расследование этого дела. Заподозренные евреи были apeстованы и посажены в тюрьму. Долго они отрицали свою виновность, но в конце концов сознались (у Эйзенменгера, Циглера и др.)[42]. В 1510 году за такое злодеяние евреи были изгнаны из Англии[43].


39. Около того же времени, с целью обескровления и умерщвления, один еврей украл сына у данцигского мещанина[44].


40. В Глозаве, при короле Августе, были замучены евреями шестилетний мальчик Донемат и семилетняя девочка Доротея[45]. В том же году евреи украли ребенка у сапожника в Раве и замучили его[46].


41. В 1540 году, в княжестве Нейбурге, в верхнем фальцграфстве, называемом Заппельфельд, недалеко от Нейбурга, пред еврейскою пасхою, у Георга Пизенгартера, был похищен евреями мальчик, имевший только 31/2 года от рождения, отнесен в Титинген; там евреи привязали его к столбу, три дня мучили, отрубили ему на руках и ногах пальцы, по всему телу нарезали множество крестов и всего его изувечили. Жители узнали об этом зверском злодеянии совершенно случайно. Молодой еврей сказал на улице своим еврейским сверстникам, что после трехдневного воя собака, наконец, издохла.

Это слышали соседи и донесли властям. Между тем евреи отнесли труп несчастного в лес и бросили в терновник, покрыв его листьями. Там его нашла пастушечья собака. Собравшаяся толпа, увидев, как был замучен ребенок, пришла в сильное возбуждение. Кровь же младенца была найдена впоследствии в Позингене (рассказ об этом у Радера в его книге “Bavaria Sancta” ч. III, стр. 176; у Эйзенменгера и др)[47].


42. В 1550 г. в чешском городе Кодне был умерщвлен евреями младенец Войташек, ныне почитаемый в католической церкви святым. В 1500 году евреи похитили и мученически умертвили двух младенцев в Польше, в Ленчицах, в Воловском монастыре[48].


43. Скарга в своих “Zywoty Swietych” (S. Petesburg 1862, т. I, str. 277) рассказывает о следующем злодеянии, которое “неверные евреи совершили в Великом княжестве Литовском” в его дни, в 1574 году, по смерти короля Сигизмунда Августа, во время сиротства этого королевства[49]. “В Литве, – говорит он, – есть местечко Пуня, в 12 милях от Вильны над рекой Неманом; там некий еврей Иоахим Смертович арендовал в одном доме винокурню. В этом же доме проживала некая вдова Уршула из Люблина, жена Севастиана Творовскаго, из повета Петроковскаго. У нее была красивая семилетняя дочка Елизавета.

Упомянутый еврей, как полагали, по уговору с остальными литовскими евреями, задумал зарезать эту девочку и выточить из нее кровь для таинства при своем “проклятом богослужении” в день еврейской пасхи. Имея двух слуг христиан, грубых и не знавших Бога, каких в Литве не мало, этот “проклятый” еврей Иоахим воспользовался удобным временем, – во вторник, перед вербным воскресеньем, пoсле обеда, – когда мать вышла к соседям, а дитя осталось дома, и, уговорившись с одним подкупленным слугой, а другого поставивши на страже, вбежал в тот дом. Девочка знала его, не испугалась и подала ему ручку. А он, как свирепый волк, схватил ее и здесь же, в избе, завязавши ей рот, положил ее на стоявший там мешок ржи, а затем, добывши нож, этот жестокий мучитель резал у невинной девочки шею сзади и кругом, вытачивая из нее, как из гуся, кровь в приготовленный для того гарнец.

В руках убийцы девочка долго трепетала, как цыпленок, и скончалась. Совершивши свое дьявольское дело, еврей, из боязни не скрывши даже тела, а оставив его на том же месте, спрятал кровь в мешок муки, на приготовленной телеге направился к Неману и бежал в местечко Бальбежишки, на другой стороне Немана. Здесь его ожидал сын, которому он передал мешок с кровью. Взявши ее, еврей быстро убежал неизвестно куда. Вернувшись домой и увидевши свою дочь убитой, мать криком созвала все местечко и, подозревая еврея, просила искать его. Подстароста гнaлcя за ним и, догнавши в Бальбежишках, поймал и арестовал его вместе со слугами.

Отрицать совершение этого преступления они не могли. Однако еврей, выпущенный на поруки, впоследствии волоса с головы не потерял. Опечаленная мать вдова искала справедливости на бывшем в том году в Вильне сейме и на других сеймиках; знали об этом жестоком убийстве все паны, тело девочки было привезено в Вильно и поставлено пред панами; всякий кто хотел смотрел на резанную шею, – и доныне тело лежит в костеле Св. Креста при епископском дворе, – однако все это не помогло, и преступники остались ненаказанными, хотя некоторые содействовали тому. Преступление осталось без кары”.


44. В 1571 году в Германии евреи содрали кожу с одного христианина, по имени Брагадин, и мученически его умертвили (Eisenmenger, Т. II, р. 219; у Даля, стр. 46; Лютостанский, II, стр. 10).


45. 3 Марта 1577 года замучен, обескровлен и умерщвлен в с. Мишкарях крестьянин Оск Припутневич евреями Берестейскими[50]. Изуродованный труп убитого был найден его женою Мариною и братом Курилом только 10 Марта за деревнею.


46. В первых числах Апреля того-же года в том-же Берестейском округе был найден труп ребенка – сына Воинского мещанина, весь исколотый, обескровленный с вырезанным на лбу крестиком[51]. Злодеями оказались евреи – Нахим Абрамович, Липман Шмерлевич, Шаи Сальмонович, Монас Лазаревич и др.


47. В 1589 году евреи замучили и умертвили пятерых младенцев в Вильне и одного – в Тарнове, в Глобицах[52].


48. В 1590 г. были обезкровлены, исколоты иглами или швайками и умерщвлены три христиинских младенца, а именно в Польше, в Ольшовской Воле под Шидловцем, в Kyрoзваках и Петеркове[53]. Виновными оказались евреи. В Виленском бернардинском костеле, слева, под органом, находится вделанная в стену мраморная доска – плита с надгробной надписью на польском языке следующего содержания (в дословном русском переводе): “Памятннк, невинного младенца Симона Керелиса, виленского уроженца, замученного на седьмом году жизни самым жестоким образом евреями с нанесением ста семидесяти ран, похороненного в углу этого храма лет от Рождества Христова 1592: Воздвигнут на пожертвования благодетелей в 1673 году”.

А в монастырской летописи на странице 35 находится следующая запись на латинском языке: “Память о блаженном Симоне-мученике. Блаженный Симон-мученик, виленский уроженец, мальчик семи лет от роду, был в 1592 году замучен самым жестоким образом евреями посредством ножей, щипцов и иголок, втиснутых под ногти на руках и ногах, при чем ему нанесено было сто семьдесят ран. Тело его было погребено в Вильне, в храме нашего ордена. В 1673 году останки его были торжественно перенесены, при чем был сооружен драгоценный мраморный памятник, у которого многим Бог ниспослал чрезвычайные дары своей благодати; на этом памятнике имеется надпись золотыми буквами.

Тело блаженного Симона-мученика было погребено первоначально в деревянном гробике, поставленном в другой мраморный, с надписью на последнем, в левом углу костела, под органом. Вледствие ремонта храма останки Симона были временно перенесены в другую часть храма и в 1765 году были опять погребены в этом месте, при чем был составлен и приложен настоящий акт, скрепленный моей собственной подписью. 18 Сентября 1765 года. Викентий Сайлица, кустош виленского монастыря ордена братьев младших”[54].


49. В 1593 году евреи замучили трех христианских детей, которых уворовала и продала им какая-то женщина, и школьника в Красноставцах. 1597 году кровью замученного христианского ребенка в Шидловце евреи окропили свою синагогу или молельню. (Даль, стр. 40; Лютостанский, II, стр. II).


50. В 1598 году было обнаружено три ритуальных убийства: в Люблине, Коле и Кутне. О первом особенно обстоятельно рассказывается в декрете люблинского трибунала[55]. Убийство совершили евреи: Зельман, Аарон Громек, Марк Сахович, Исаак Гайчик, Мошко и Иоахим. Замученный ребенок Альберт, не имевший еще 4 лет о роду, был найден в болоте, в лесу, близ деревни Возники. Обвиняемые были допрошены в присутствии многих своих единоверцев и показали следующее. Аарон Громек: “Перед еврейскою пасхою Зельман из Межиреча (Miedzyrzecz) просил меня достать христианское дитя. Отвезши в Лосицы солод, я возвращался домой. ехал со мной Исаак (Гайчик). Мы повстречали сидящее возле дороги дитя.

Исаак сказал мне: “ведь ты знаешь, о чем тебя просил Зельман” и приказал мне взять этого ребенка. Я взял его на воз. Вдвоем с Исааком мы привезли его к отцу моему Марку, в Возники, где скрывали его несколько недель в погребе, а потом Исаак и Зельман, которым было о том дано знать в Межиреч, зарезали ребенка и наняли Настасью (христианку) вынести его”. При этом Аарон Громек признал и то, что слышал от других евреев, что те из них которые могут достать христианской крови, употребляют ее в вине, но для чего они это делают, он не знает.

Показания Исаака Гайчика: “Дитя было взято и посажено в погреб Аароном Громеком. Показал и то, что Мошка и Зельман приехали из Межиреча, когда дитя уже было поймано. Когда ребенок скучал в погребе, Настасья ходила развлекать его. Потом Мошка с Зельманом, взявши дитя, принесли его в горницу. Исаак шел за ними, взявши нож, которым режут скот: они резали ребенка следующим образом: Моисей с Зельманом резал или – лучше сказать – колол около груди, а он, Исаак, резал руку. Затем кровь испустили в горшок. Большую часть крови взяли с собой в Межиреч, оставив немного Исааку, а он показал, что жена его вылила кровь в пресное тесто. Такой хлеб называется по еврейски Евикомен, что значит: да поможет тебе Бог.

Льют эту кровь и в вино, когда ее имеется много. Ему же недоставало ее, только в калач и влил. Зельман же, повидимому, употреблял ее и раньше, ибо и меня этому учил, да и бывший с ним Моисей из Межиреча говорил мне об этом. Когда суд спросил: почему столь часто умерщвляемых таким образом младенцев нигде не хоронят? он ответил: “нам непристойно оказывать милосердие язычникам. Если бы мы похоронили такое тело, это было бы грехом” и т. д. Иоахим показал: “У евреев существует обычай рассылать бедняков на пропитание к богатым. Я был послан к Марку в Возники. Так как у меня было достаточно свободного времени, то Марк приказал мне самому входить в горницу и брать себе есть все, что нужно.

В четверг перед еврейской пасхой, я вошел в горницу взять себе хлеба и увидел под постелью, на которой спали еврейские дети, новый красный горшок, прикрытый белым платком. Думая, что это медь, я хотел взять его себе к хлебу. Когда я взял пальцем, то заметил, что то был не мед, а что-то иное, красное. Вслед затем, вошедши в избу, я застал только одну хозяйку, жену Марка, и я спроси ее, что такое было в том горшке под кроватью. Она ответила мне, что это – кровь христианского младенца, но приказала никому не говорить об этом. Потом уже этого горшка я не видел более на том месте и не знаю, куда он девался. Когда мы были пойманы и вместе посажены, Марк просил нас всех, чтобы мы уповали на Бога, ни о чем не рассказывали и не признавались, хотя бы нас и предали пытке.

То же повторял он и в Люблине, когда предполагалось предать нас мучению. Когда же он один был взят на пытку, то нас остальных убеждал ни в чем не сознаваться. Показал также Иоахим и то, что Настасья, которая имеет свою хатку неподалеку от корчмы, где живет Марк, говорила, что когда она перед еврейской пасхой брала из еврейского погреба пиво для продажи, то видела под бочками этого замученного младенца. Признался также и в том, что от других евреев он слышал, что евреи употребляют во время пасхи христианскую кровь; но для чего они это делают, он не знает”. Настасья добровольно показала перед судом, что, когда она вместе с еврейкой несла телo умерщвленного младенца в болото, еврейка сказала ей: “если бы мы похоронили когда-либо этого ребенка, все погибли бы”. На вопрос Настасьи еврейка ответила: “Если бы мы не имели в Великий день вашей христианской крови, то этот день не был бы для нас великим днем. т. е. пасхой”.

Примечания

[1] Материалы к вoпрoсу об обвинениях евреев в ритуальных преступлениях. Изд. И. О. Кузьмина. Спб. 1913. Стр. 264.

[2] Материалы, стр. 214.

[3] Полное заглавие книги Пикульского таково: “Zlosc zydowska przeciwko Bogu у blizniemu prawdzie у sumnieniu na obiasnienie Talmudystow, na dowod ich zaslepienia у Religii dalekiey od prawa Boskiego przez Moyzosza danego, rozdielona na trzy czesci, opisana przez X. Gaudentego Pikulskiego Zakonu O. S. Franciszka, Regularney obserwancyi, Prowincyi Ruskiey Teologa. Z dozwoleniein starszych. Drugi raz do druku, z istina Relacya Dysputy contra Talmudystow z Talmudystami, у przydatkiem innych osodliwosci, podana Roku 1760 W Lwowie”.

[4] Срв. Даля стр. 17 – 22; Лютостанскаго, т. 1, стр. З66-370.

[5] Срв. И. О. Кузьмин Материалы. Стр. 251 – 252; Лютостанский, т. II. стр. 81.

[6] Даль, стр. 37; Лютостанский, т. II, стр. 3; Эйзенменгер, т. II, стр. 220; Кузьмин, Материалы стр. 240.

[7] Eisenmenger. II, стр. 220; у Кузьмина. Материалы. стр. 249; Даль, стр. 37; Лютостанский, т. II, стр. 3.

[8] Даль. стр. 37; Лютостанский, стр. 3

[9] Moisky. гл. 25 у Даля. стр. 37: у Лютостанскаго, II, стр. 3.

[10] Печ. Пат. л. 169 у Даля. стр. 37-38: у Лютостанского, II, стц. 3-4

[11] Даль, стр. 38; Лютостанский, II. стр. 4.

[12] Даль, стр. 38; Лютостанский. II. стр. 4.

[13] Даль, стр. 38; Лютостанский. II. стр. 4. Даль ссылается на Centur. Magdeb. XII. Cap. XIV

[14] Centur. Magdeb. XII, cap. XIV; Schlehscheck гл. 9; у Даля. стр. 88; Лютостанскiй, II. стр. 4.

[15] Dubravius. кн. 18; у Даля стр. 38; Лютостанскiй. т. II. стр. 4.

[16] Dubravius. кн. 18; Vincentius. кн. 27: гл. XI. XIV: у Даля стр. 39; Лютостанский. т. II. стр. 4-5.

[17] Gagel. л. 304; у Даля. стр. 39; Лютостанский, стр. 5.

[18] Twer, кн. 4; у Даля. стр. 39; Лютостанский. т. II. стр. 5.

[19] Vincentius. кн. 29. гл. 25, у Даля. стр. 39: Лютостанский. т. II. стр. 5.

[20] Schlehscheck, гл. 9, у Даля, cтр. 39, Лютостанский, т. II, стр. 5.

[21] Даль, стр. 40, Лютостанский, II. стр. 5.

[22] Ibid.

[23] И. О. Кузьмин. Материалы, стр. 250. Даль, стр. 40, Лютостанский, т. II. стр. 5.

[24] Стр. 40; Лютостанский. т. II. стр. 5-6

[25] Eisenmenger. t. II, р. 220; у Кузьмина, Материалы,. стр. 250. Даль, стр. 40; Лютостанский, II, стр. 6.

[26] Schlehscheck, гл. 9; у Даля, стр. 40, Лютостанский т. II. стр. 6.

[27] Eisenmenger, Т. II. р. 220; у Кузьмина, Материалы, стр. 250. Даль, стр. 40- 41; Лютостанский. II, стр. 6.

[28] Книга уголовного производства над евреями у Даля стр. 41; Лютостанский, стр. 6 и 77.

[29] Даль, стр. 41; Лютостанский, т. II, стр. 5.

[30] У Эйзенменгера, ссылающегося на Тетцелевы Monatl. Unterredungen vom Julio 1693, pag. 556; у Кузьмина, Материалы, стр. 250, Даль, стр. 41; Лютостанскiй, II, стр. 6.

[31] Schlehscheck, гл. 9. У Даля, стр. 41; Лютостанский, т. II, стр. 7.

[32] Срв. Авентина и Эйзенменгера, у Кузьмина, Матерiалы, стр. 250, Даль. стр. 41; Лютостанский, II, стр. 7.

[33] Даль, стр. 41; Лютостанский, т. II. стр. 7.

[34] Ibid.

[35] Deugosz. кн.. X; Gebisky. гл. 7; у Даля, стр. 42; Лютостанскiй, II, стр. 7.

[36] Книга уголовного производства над евреями за убийство христиан, у Даля, стр. 42; Лютостанский, стр. 7.

[37] Даль, стр. 42; Лютостанский, II. стр. 8.

[38] Eisenmenger. Т. II, p. 221: у Кузьмина. Матерiалы, стр. 250-251. Даль, стр. 43-44; Лютостанскiй. стр. 8-9; 79-81.

[39] Eisenmeger. T. II. p. 222, у Кузьмина. Материалы, стр. 252; Даль, стр. 43; Лютостанский, II, стр. 8.

[40] Даль, стр. 43; Лютостанский, II. стр. 8, 9.

[41] Cagel, s. 122, у Даля стр. 44; Лютостанский. II, стр. 9.

[42] Eisemenger, Т. II, р. 122; у Кузьмина. Материалы, стp. 252; Даль, стр. 44; Лютостанский. II, стр. 9.

[43] Даль, стр. 44; Лютостанский, II, стр. 9.

[44] Ibid

[45] Ibid

[46] Даль. стр. 45; Лютостанский, II, стр. 10.

[47] Eisenmenger, Т. II., р. 223: у Кузьмина, Материалы, стр. 252-253; Даль, стр. 45; Лютостанский, II, стр. 10.

[48] Даль. стр. 45; Лютостанский, II, стр. 10.

[49] И. О. Кузьмин, Материалы, стр. 33-35.

[50] Срв. И. О. Кузьмин, Материалы, стр. 42; Лютостанский, II, стр. 40-41.

[51] Ibid. Стр. 48 – 45; Лютостанский. II, стр. 40.

[52] Даль, стр. 46; Лютостанский. II. стр. 11.

[53] Даль, стр. 46; Лютостанский, 11, стр. 11.

[54] И. О. Кузьмин. Материалы, стр. 45-46; Лютостанский, стр. 34-35.

[55] Материалы, стр. 46-52; срв. Даля, стр. 47-48; Лютостанский, II, стр. 11-12. Eisenmenger, Т. II. р. 233. Tentzel, Monatl. Unterredungen. Juli 1693, Papebroch, T. II. Aprill; у Кузьмина. Матерiалы, стр. 253.