На главную

Сексуальный декаданс в Веймарской республике
(развернуть страницу во весь экран)

ИСТОЧНИКИ (размещения статьи):

http://www.thetruthseeker.co.uk/?p=80636
http://arabnyheter.info/sv/2013/09/26/the-sexual-decadence-of-weimar-germany-by-lasha-darkmoon/
http://theuglytruth.wordpress.com/2013/09/25/the-more-things-change-the-sexual-decadence-of-weimar-germany/
http://www.shroomery.org/forums/showflat.php/Number/12924542
http://grizzom.blogspot.ru/2013/09/the-sexual-decadence-of-weimar-germany.html
www.iraq-war.ru/article/298154‎
http://www.topix.com/forum/city/pittsfield-ma/TDBI2VTKF2AQJHKPG
http://www.duckychan.net/topic/1387
 

Д-р Лаша Даркмун, 25 сентября 2013

Отто Дикс. Метрополис (1928). Берлин в расцвет Веймарской республики: гедонистическая преисподняя сексуальной извращённости.

1. Культурный захват Германии "креативным классом"

Карл Вайн отмечал в своей работе "Germany and the Jewish Question": "Вплоть до 1933-го в Германии евреи завладели индустрией кино в значительно большей степени, чем театр. Это было неудивительно, так как прибыль от киноиндустрии значительно превышала прибыль от любой другой артистической деятельности...

Гигантский шаг в отклонении немецкой культурной жизни был сделан в области лёгкого развлекательного жанра. Здесь - в жанре музыкальной комедии, и более всего, в ревю и бурлеске, фривольность и непотребство подняли свои уродливые головы. Настолько, что в эти годы Берлин совершенно правильно считался самым аморальным городом в мире.

Именно евреи ввели в Германии эту порнографическую "форму искусства" - низменный жанр, совершенно неизвестный до Мировой Войны. Еврейские сексологи Иван Блох и Магнус Хиршфильд стали представителями "сексуальных исследований", замаскированных под науку - фальшивую науку, бывшую просто оправданием порнографии и пропаганды, призванной разрушить институт брака и святость семьи. [2]

Wiehe приводит следующие факты и статистику:

В 1931-м более 60% фильмов были выпущены евреями и 82% сценариев написаны евреями, хотя евреи составляли всего 0,9% населения Германии.  Беглый взгляд на фамилии директоров, продюсеров, режиссёров, актёров, сценаристов  критиков "выявляет всеобщее преобладание евреев".

Alexander Szekely. Немецкий бордель в Генте.

Обзор названий фильмов, утверждает Wiehe, говорит о том, что у евреев (продюсеров) одна вещь в мозгу - секс. Вот типичные названия: " “Moral und Sinnlichkeit” (Мораль и чувственность); “Was kostet Liebe?” (Сколько стоит любовь); “Wenn ein Weib den Weg verliert” (Когда женщина сбивается с пути); “Prostitution” (Prostitution); “Sündige Mutter” (Грешная мама); “Das Buch des Lasters” (Книга грехов).

"Чувственные названия соответствуют порочному содержанию" - отмечает Wiehe. "Все валяются в грехе и демонстрируют с циничной откровенностью нижайшие сцены сексуальный извращений". [3]

Лёгкие развлечения(шоу/бурлеск) были еврейской инновацией. Ревю-театры, все сосредоточенные в крупных городах таких, как Берлин, были во владении и управлялись исключительно евреями. Шоу представляли женщин в сладострастных танцах, позднее деградировавшие в стриптиз и сцены публичной маструбации. Wiehe отмечает   с презрением: "В этих ревю запретное сексуальное устремление инволюционировало в отвратительные оргии. Вся жизнь была сведена к общему знаменателю  похоти и её удовлетворению. Чистота и самодисциплина высмеивались как старомодные предрассудки".

Евреи произвели в Веймарской Германии  на протяжении четырнадцати лет "переоценку ценностей"[4]. Грехи прошлого стали теперь её добродетелями. Единственным грехом стала чистота.

Одного взгляда на названия ревю опять достаточно: “Zieh dich aus” (Давайте разденемся); “Tausend nackte Frauen” (Тысяча раздетых женщин); “Die Sünden der Welt” (Грехи Мира); “Häuser der Liebe” (Дома Любви); “Streng Verboten!” (Строго запрещено!);  “Sündig und Süss” (Сладкий и грешный). [5]

И всё это давало просторное поле для сексологии: новая наука состояла в основном из подозрительных "каузальных историй", предназначенных для освящения извращённых сексуальных повадок разнообразных анонимных пациентов.

Для создания атмосферы академической респектабельности и эрудиции этим маструбационным фантазиям - захватывающим приключенческим рассказам, включающим некрофилию, скотоложство и "handkerchief fetishism" (систему обозначений потребностей педерастами при помощи разноцветных носовых платков) - наиболее возбуждающие детали приводились на вульгарной латыни "чтобы исключить непосвящённого читателя"[6].

Однако, незадолго до этого латынь была прилежно переведена на вульгарный язык в пользу не знающего латыни "непосвящённого читателя" и тем самым была выдана цель главных "учителей латыни".

Wiehe приводит длинный список еврейских сексологов, которые были а авангарде написания таких сладострастных трактатов, бывших не более, чем порнографией, маскирующейся под науку. Д-ра Магнус Хиршфельд (7)  и Магнус Блок (8) были звёздными писателями в этой области  и их книги всё ещё чрезвычайно популярны среди легковерной публики, охочей до всего необычного, пикантного и извращённого. Среди этих корифеев сексологии, упомянутых  Wiehe - д-ра Людвиг Лео-Ленц, Лео Щидровиц, Франц Рабинович, Георг Коган, Альберт Эленбург.  Drs Ludwig Lewy-Lenz, Leo Schidrowitz, Franz Rabinowitsch, Georg Cohen, and Albert Eulenburg

Отто Дикс. Салон. 1921: Берлинские проститутки ждут вечерних удовольствий.

 

Вот названия некоторых их работ: “Sittengeschichte des Lasters” (История извращений); “Sittengeschichte des Schamlosigkeit” (История бесстыдства); “Bilderlexikon der Erotic” (Иллюстрированный лексикон эротизма); “Sittengischichte des Geheime und Verbotene” (История тайного и запретного).

А вот некоторые из "работ", опубликованных Берлинским Институтом Сексуальной науки д-ра Магнуса Хиршфильда (9): Афродизиаки, Проституция, Сексуальные катастрофы, Сексуальная патология, Извращённое. Wiehe описывает все эти книги как "непотребные публикации псевдо-учёных", все их них были написаны еврейскими авторами и опубликованы еврейскими издателями.  Он язвительно продолжает:

"Эти книги представлялись как научные трактаты, цель которых представлялась как "просвещение" широких масс относительно опасности сексуальных излишеств. Однако, под покровом науки они спекулировали на похоти и низменных инстинктах своих читателей. В их репертуаре центральное место занимали преступники, проститутки и гомосексуалисты. Напрасно было искать среди них хоть одного не-еврейского "сексуального учёного"[10]!

Wiehe отмечает, что мастурбация, и по сей день основной порок, начала бесстыдно популяризироваться в Веймарской Германии организациями, руководимыми евреями. Он упоминает д-ра Макса Ходана, еврейского чиновника от медицины в Берлине,  изобличая его в распространении буклета, рекомендующего регулярную мастурбацию для рабочего класса.

Не стоит удивляться, что один из самых ужасных серийных убийц, Peter Kürten, совершил все свои преступления в Веймарской Германии в 1925-1930-х, задолго до Ганнибала Лектора.

 Это был период расцвета Веймарской Германии, когда народ полностью находился под еврейским доминированием и была начата первая генеральная репетиция сексуальной революции 60-х.

Примечательно,  что когда Kürten спросили о главном мотиве его убийств, он ответил: "чтобы нанести ответный удар гнетущему обществу". [11] Это было общество, в котором серийный киллер стал популярной персоной настолько, чтобы создать целый жанр чувственной литературы сексуальных преступлений.  [12]


 

2. Падение в сексуальную порочность

Британский историк сэр Arthur Bryant описывает толпы детских проституток за дверями больших Берлинских отелей и ресторанов. Он добавляет: "Большинство из них - ночных клубов и притонов греха - были во владении и под управлением евреев.  И именно евреев мы видим после многих лет неизменными промоутерами этой торговли. [13]

Прибыв в Берлин в период гиперинфляции (1923),  Клаус Манн - сын великого немецкого писателя Томаса Манна - вспоминает о том, как он прошёл мимо группы этих dominatrices:

"некоторые из них выглядели как свирепые амазонки, подпираемые высокими сапогами из зелёной, блестящей кожи. Одна из них покачивала изящной тросточкой и бросила на меня хитрый взгляд. "Добрый вечер, мадам" - сказал я. Она прошептала мне на ухо: "Хочешь стать моим рабом? это стоит лишь шесть миллиардов и сигарету".[14]

 

10-летние дети показывали трюки на железнодорожном вокзале. Группе 14-летних русских девочек, беженкам с бойни сталинского красного коммунистического террора, удалось устроить для себя прибыльную жизнь в Берлине как доминатриксам. Маленькие девочки были доступны для секса не только в борделях и аптеках, но и могли быть заказаны по телефону и доставлены клиенту на такси, как блюда на вынос. Особенно пикантными были тандемы дочка-мать, предлагающие свои услуги одному клиенту одновременно.

Мэл Гордон пишет: "Один французский журналист, Jean Galtier-Boissière, описывал с нездоровыми порнографическими деталями, ползучий ужас ощущений от пальцев девятилетней девочки, но уже весьма умелой, поглаживающей его между ног, в то время как мать со сломанными зубами покрывала его лицо горячими поцелуями взасос". [15]

В "Чувственной панике: Эротический мир Веймарского Берлина" Мэла Гордона мы попадаем депрессивную убогую среду, аналогичную подземному миру канализационных крыс: мир, получивший своё существование в основном благодаря немецкому креативному классу. Без денег и влияния креативного класса такой мир никогда не обрёл бы существование.  Там не было ничего для немцев, что могло бы вырвать их из  этой искусственно созданного парника эротомании и сексуальных отклонений, в которой они обнаружили себя пойманными.

Существовало не менее 17 разных типов проституток в этом созданном креативщиками бордельном мире: восемь уличных типов и девять домашний, каждый со своей специализацией и жаргонной терминологией.
Уличные проститутки:
(1) Kontroll Girls ( Подконтрольные девочки): легальные проститутки, проверенные на венерические заболевания.
(2) Half-Silks (Полу-шёлковые): подрабатывающие взрослые с дневной работой клерков, секретарей и продавщиц, работающие по вечерам и выходным.
(3) Grasshoppers (Саранча): бродяги, оказывающие сексуальные услуги в тёмных аллеях.
(4) Nuttes (Шлюхи): девочки-подростки, работающие за "карманные деньги" после школы без ведома родителей.
(5) Boot-girls: доминатриксы в блестящих лакированных сапогах, предлагающие клиентам всё, что им вздумается.
(6) Tauentzien girls (Тандемные девочки): тандемы из дочек и матерей, предлагающих услуги мужчинам, желающим секса на троих.
(7) Münzis (Монетчицы): Женщины на поздних сроках беременности (очень дорогостоящие, так как предлагали очень специфичную эротику).
(8)  Gravelstones (Могильные плиты): Отвратительные ведьмы с отсутствующими конечностями, горбатые, лилипутки и женщины с различными деформациями. [16]


Домашние проститутки:

(1) Chontes: еврейские проститутки низкого уровня, в основном польского происхождения, зазывающие клиентов в основном на железнодорожных станциях.

(2) Fohses: (Французский жаргонизм для “vaginas”):  элегантные женщины, которые осторожно рекламирвались в газетах и журналах как частные массажистки и маникюрщицы.

(3) Demi-castors (“Полу-бобрихи”): Молодые женщины из хороших семей, работающие в домах высшего класса поздним вечером.

(4) Table-ladies (Столовые леди): Вызывающе красивые женщины для эскорта, которые прилагались к забронированным столикам в элитных ночных клубах. Клиенты должны были быть баснословно богаты для того, чтобы обеспечить высокоуровневое общение с этими девочками экстра-класса, привыкшим к икре и шампанскому, и которые затем развуалируют своё обаяние в удовольствиях в роскошно меблированных номерах.

(5) Dominas: Одетые в кожу женщины, атлетические амазонки, специализирующиеся в порке и эротических унижениях. Они обычно обитали в лейсбийских ночных клубах, выполняя в том числе и мужские функции.

(6) Minettes (Французское “женщины-кошки”): Эксклюзивные девочки по вызову, предлагающие сцены садо-мазо фантазий, с ползанием у ног, связыванием и принудительным трансвестизмом.  Они работали в отелях высшего класса.

7) Race-horses (Скаковые лошади): Мазохистские проститутки, позволяющие бичевать себя в "классах" и "склепах", обычно оснащённые инструментом для истязаний. За клиентами тщательно следили, чтобы они не заходили слишком далеко.

(8) ‘Medicine’: Детские проститутки (12-16 лет), названные так потому, что предписывались как "лекарства" в аптеках. Всё, что требовалось от клиента - это сказать аптекарю, сколько лет он страдает от своей болезни (напр. 12), без упоминания её названия и указать цвет пилюль (напр. красный), которые он предпочитает. Затем его провожали в кабинку, где его "лекарство" ждало его (12-летняя рыжеволосая девочка).

(9) Telephone-girls (часто называемые  “девственницами”): дорогие детские проститутки (от 12 до 17), заказываемые по телефону как блюда на вынос; нимфетки доставлялись на лимузине или такси.[17]

Луиджи Барзини. в своих социальных мемеурах "Европейцы" описывает сатурналии в Tingel-Tangels  или мерзких борделях помешанного не сексе берлина 1920-х, Золотого Века немецкого "креативного класса":

"Я видел сутенёров, предлагающих всё всем: маленьких мальчиков, маленьких девочек, здоровых молодых мужчин, сластолюбивых женщин, животных. Дошло до того, что можно было получить самца гуся, шею которого можно было перерезать в самый экстатический момент, что обеспечивало вам наиболее восхитительный трепет - позволяло наслаждаться содомией, зоофилией, гомосексуализмом, некрофилией и садизмом одним махом. Также и гастрономией, если вы захотите его впоследствии съесть.[18]

 

В октябре 1923-го, когда 1 доллар стоил 4,2 миллиарда марок и за шесть пачек банкнот едва можно было купить краюху хлеба, известно, что "самый восхитительный минет в Берлине никогда не обходился американскому туристу дороже 30 центов"[19].

"Ночная жизнь Берлина, мой мир, этот мир никогда не видел ничего подобного" - с горечью отмечает Томас Манн - "Мы привыкли иметь первоклассную армию. Сейчас у нас первоклассные извращенцы".[20]

Немецкий автор Эрих Кастнер, описывая Веймарский Берлин, топографически отмечает душевную болезнь, которая теперь овладела некогда гордым городом: "На востоке - преступность, в центре господствуют мошенники, на севере - нищета, на западе - разврат и везде - упадок".[21]

Немецкий еврейский автор Стефан Цвейг который мог многое сказать о гомосексуальности,  отмечает, что даже в античном Риме, где сорок из пятидесяти императоров были гомосексуалистами степень пьяного разврата и публичного бесстыдства была менее шокирующей, чем в Веймарском Берлине:

"Бары, парки развлечений, дешёвые ночные клубы растут, как грибы. По всей Kurfürstendamm неторопливо прогуливаются нарумяненные мужчины и не все они профессионалы; каждый студент хочет заработать денег и в полумраке баров можно видеть правительственных чиновников и финансистов, нежно поглаживающих безо всякого стеснения пьяных матросов. Даже Рим Светония не знал таких оргий, как бал извращенцев в Берлине, где сотни мужчин, наряженных женщинами, танцевали под благосклонными взглядами полиции. В крушении всех ценностей было какое-то безумие. Юные девочки хвастались своей распущенностью; достичь шестнадцати лет и быть под подозрением в девственности было постыдно". [22]

 

Город ужасающего счастья. Веймарский Берлин. 1928



3. Заключение: Веймарская Германия как генеральная репетиция сексуальной революции 1960-х.

Революции, разразившейся в США и как моральный вирус распространившейся по Европе и остальному миру.

Вспомним, что она началась в Германии в Веймарский период - в 1923-м, когда в Франкфуртском Университете был организован Institut für Sozialforschung (Институт социальных исследований). Финансируемый аргентинским евреем Феликсом Вейлом, он позднее превратился в знаменитую Франкфуртскую Школу.[23]

По моему предположению именно немцы стали  первыми подопытными кроликами этих культурных марксистов [24], все их которых были евреями, за исключением Хабермаса. Это были революционеры, стремившиеся к тотальному контролю над обществом посредством привития своего марксистского мировоззрения всему миру. Очевидно, что нет другого пути обретения контроля над обществом с прочными моральными устоями кроме расшатывания этих устоев. Формула проста: разрушить систему верований, на которой основано общество, особенно его религию и традиционные принципы чести и благопристойности. Продвигать безбожие и философию отчаяния. А более простыми словами: низведите человека до зверя, если вы хотите управлять им.

Дьёрдь Лукач [25], один из отцов Франкфуртской школы. призывал к "культурному пессимизму и миру, покинутому Богом". [26] А один из самых фанатичных её идеологов, Вилли Мунценберг [27] заявил, что хочет перевернуть мир вверх тормашками и сделать жизнь адом на земле. Его точные слова:

"Мы должны организовать интеллектуалов и  использовать их ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ЗАПАДНУЮ ЦИВИЛИЗАЦИЮ ОТТАЛКИВАЮЩЕЙ! Только затем, когда они ИСКАЗЯТ ВСЕ СВОИ ЦЕННОСТИ И СДЕЛАЮТ ЖИЗНЬ НЕВОЗМОЖНОЙ, мы сможем установить ДИКТАТУРУ ПРОЛЕТАРИАТА. [28]

Стоит ли удивляться, что под предводительством таких интеллектуалов, делающих всё возможное для продвижения моральной анархии и построения дистопии Оруэлла, немцы покатились кубарем по скользкому склону и оказались там, где они теперь?

В Америке культурные марксисты применили вариант своих Веймарских технологий, но в обновлённом усовершенствованном виде. Теперь они применяют в качестве оружия массового поражения мультикультурализм вместе с моральным разложением. Они наводнили страну иммигрантами, легальными и нелегальными. Они сталкивают расу с расой (организуя этнические конфликты), родителей с детьми(атака на авторитетность), и мужчин с женщинами (радикальный феминизм). И, более всего, они учат цветные расы тому, что Белая раса - высшее зло: "рак человеческой остории", цитируя еврейскую феминистку Susan Sontag. [29]
Что же культурные марксисты вынесли из Веймарской Германии?
Они уяснили, что для успеха сексуальной революции требуется неспешность, постепенность. "Современные формы подчинения" - учит Франкфуртская школа, "характеризует мягкость". [30]
Веймар не удержался потому, что продвижение было слишком бурным. Люди были осведомлены, что они развращены. Это оказалось фатальным.
Для эффективного разложения нации следует быть уверенным, что нисхождение в деградацию - бесконечно медленный и неощутимый процесс, один незаметный шажок зараз. Как тот, кто хочет сварить лягушек заживо, должен довести их до состояния коматозного ступора, поместить в холодную воду и варить до смерти как можно медленнее. [31]

Чтобы меня не обвинили в антисемитизме из-за описаний систематического сексуального разложения немецкого народа руками их еврейских хозяев - классический пример социальной инженерии, практикующейся на целом народе, я приведу слова хорошо известного и уважаемого еврейского автора Веймарской эпохи. Это д-р Манфред Рифер; вот что он пишет в престижной еврейской публикации:

"В то время, как большая часть немецкой нации боролась за сохранение своей расы, мы - евреи, наполнили улицы Германии своими криками. Мы снабжали прессу статьями на тему Рождества и Пасхи и управляли их религиозными чувствами способом, который мы считали подходящим. Мы высмеивали высшие идеалы немецкой нации и профанировали святые для неё вещи".  —  Д-р Manfred Reifer, в немецком еврейском журналеCzernowitzer Allegemeine Zeitung, сентябрь 1933-го.

В том же месяце, когда были написаны эти слова, в сентябре 1933-го, Адольф Гитлер снял всех до единого евреев с постов. влиятельных в масс-медиа: литературы, изобразительного искусства, музыки, кино и в основном из общественных развлечений. [32] Влияние, которое оказали евреи на немецкую душу, оказалось разрушительным. И термин Kulturbolschewismus,  или "Большевистская культура", уничижительный термин для еврейской культуры вообще, стал синонимом моральной анархии и сексуального декаданса.

*            *            *

СНОСКИ

[1]        Dr Friedrich Karl Wiehe, Germany and the Jewish Question.
[2]       Wiehe, Ibid.
[3]       Wiehe, Ibid.
[4]       “transvaluation of values”
[5]       Wiehe, Ibid.
[6]       Krafft-Ebing’s Psychopathia Sexualis

[7]       Magnus Hirschfeld (1868-1935). Первый защитник прав гомосексуалистов и трансвеститов, Хиршфильд утверждает, что существует 64 разных типов мужчин от чрезвычайно мужественного геиеросексуального самца до чрезвычайно женственного гомосексуального. Также Хиршфильд утверждает, что существует и 64 типа женщин. названный "Энштейном секса", Хиршфильд считал аборты благом (культ Молоха - прим. перев.) и одобрял смешение и кровосмешение Белой расы.

[8]       Ivan Bloch (1872-1922).  Как Гиршфильд, Блок был гомосексуалистом, главным интересом жизни которого были половые извращения. Автор 3-томного труда Handbuch der gesamten Sexualwissenschaft in Einzeldarstellungen (“Полная настольная книга сексолога, составленная из отдельных работ". Блок был экспертом садизма и помогал в популяризации трудов маркиза да Сада. Он якобы нашёл рукопись де Сада "129 дней Содома" и опубликовал её под псевдонимом в 1904-м.

[9]  (Institut für Sexualwissenschaft) (Институт сексуальных исследований). Основанный в 1919-м в Берлине, институт располагался в особняке, купленном Хиршфильдом, недалеко от здания Рейхстага (!) В нём находилась огромная библиотека секс-книг, большинство из которых были порнографическими и предлагались публике советы по их сексуальным проблемам ("медицинские консультации"). Люди со всей Европы, включая тандем гомосексуалистов  Аудена и Ишервуда, навещали этот институт, "чтобы получить полное понимание своей сексуальности" (Википедия).
Институт, поощрявший "образовательные" визиты школьников, имел Музей Секса, полный порнографических картин, фаллоиммитаторов, "машин для мастурбации" и другой экзотики подобного пошиба. В мае 1933-го, после прихода к власти нацистов, институт был атакован и тысячи порнографических книг и эротических артефактов были уничтожены в "костре тщеславия" - это событие было позднее интерпретировано в еврейских интересах как трагическая утрата для цивилизации, сопоставимая с сожжением книг Александрийской библиотеки в 945-м до н. э.
[10]      Wiehe, Ibid.
[11]       Peter Kurten, “to strike back at an oppressive society.”
[12]      An example: Marina Tatar’s Lustmord: Sexual Murder in Weimar Germany.
[13]      Sir Arthur Bryant, Unfinished Victory (1940), pp. 144-145
[14]      Mel Gordon, Voluptuous Panic: The Erotic World of Weimar Berlin, p.39
[15]      Mel Gordon, Ibid., p.43
[16]      Mel Gordon, in an email to this author (1 March 2013).
[17]      Mel Gordon, Ibid., pp.28-32
[18]      Цитировано из: Stephen Lemons, Paradise regained: Weimar Berlin’s depraved, sin-filled nights tantalize the imagination anew in Mel Gordon’s “Voluptuous Panic”.
[19]     Stephen Lemons, Ibid. Если 30 центов за минет составляло для американских туристов в Германии некоторую сумму, то цена сегодняшних аналогичных услуг в Молдове составляет 20 (!) центов. Мы узнали это из книги, изданной в Израиле: (In Foreign Parts: Trafficking in Women in Israel, by Ilana Hammerman. Am Oved. 199pp). Цитата из неё:

"Местная цена за сексуальные услуги на ж/д вокзале Кишинёва составляет 0,7 шекеля за минет" (Источник: “Land of Filth and Honey” (Страна грязи и мёда), by Eli Shai, Jerusalem Post, November 5, 2004).  0.70 новых израильских шекеля составляют 20 центов. Естественно, что Молдова -  беднейшая европейская страна, стала меккой для секс-туристов из Страны Обетованной, особенно для педофилов. На ж/д вокзале Кишинёва выстраиваются худые дети, начиная с 7 лет с пустыми глазами, предлагая свои услуги приезжающим туристам.

[20]     Klaus Mann, The Turning Point (1942), quote.
[21]      Erich Kästner, quoted in “Institute for the study of western civilization: the twentieth century. Lecture 9: Weimar Culture.”
[22]     Quoted in Columbia University Press review of Weimar Cinema: An Essential Guide to Classic Films of the Era, edited by Noah Isenberg
[23]     The Frankfurt School: Wikipedia. For an alternative and more dissident viewpoint, see The Frankfurt School: Metapedia and its numerous links.
[24]     Читателям, считающим полезным узнать побольше о философской среде современности, т.е. о культурном размахе сексуального большевизма, в которой сегодня вынуждены барахтаться невежественные массы, рекомендуется прочесть следующие статьи:
(1)   Arnaud de Lassus’s The Frankfurt School: Cultural Revolution
(2)  Kevin MacDonald, The Culture of Critique, Chapter 5
(3)  William S. Lind, What is Cultural Marxism?
(4)  William S. Lind, Who Stole our Culture?
(5) Timothy Matthews, The Frankfurt School: Conspiracy to Corrupt. (Or my own shorter adaption of this with extended commentary, Satan’s Secret Agents: The Frankfurt School and its Evil Agenda.)
(6)  Michael Minnicino, The Frankfurt School and ‘Political Correctness’
(7) Cultural Marxism: (Metapedia).
(8)
Sexual Bolshevism: (Metapedia).
[25]     Georges Lukács, Wikipedia.
[26]     Timothy Matthews, The Frankfurt School: Conspiracy to Corrupt.
[27]     Willi Munzenberg, Wikipedia. See also Sean McMeekin’s The Red Millionaire: A political biography of Willi Münzenberg, где Münzenberg описан как "распространитель самых чцдовищныз обманов современности... Он помог привить "чуму моральной слепоты мира", от которой мы всё ещё не можем излечиться".
[28]     Lasha Darkmoon, The Plot Against Art (Part 1).

[29] “Правда в том, что Моцарт, Паскаль, Булева алгебра, Шекспир, парламент, церкви барокко, Ньютон, равноправие женцин, Кант,  Маркс и балет Баланчини не искупают того, что эта цивилизация сделала с миром. Белая раса - опухоль человеческой истории" -  Susan SontagPartisan Review,   Winter 1967, p. 57.
Эта неизвестная цитата, однажды опубликованная в Википедии в статье о Зонтаг, недавно была удалена.

[30]     Arnaud de Lassus, The Frankfurt School: Cultural Revolution.
[31]      Boiling Frog (Wikipedia)
[32]    The Holocaust Timeline

Originally posted in Veterans Today