На главную

Секретные польские документы 2 + доказательства их подлинности
(развернуть страницу во весь экран)

...пред.

След...

http://www.ihr.org/jhr/v04/v04p135_Weber.html

Польский посол в Париже, Юлиус Лукашевич в начале февраля 1939-го отправил доклад высшей секретности в МИД в Варшаве, описывающий политику США в отношении Европы, как её объяснил Вильям Буллитт:

"Неделю назад посол США Вильям Буллит вернулся в Париж после трёхмесячного отсутствия в Америке. За это время у меня было с ним две беседы, что позволит мне информировать вас о его взглядах на ситуацию в Европе и дать обзор политики Вашингтона.

Международная обстановка оценивается в официальных кругах как чрезвычайно серьёзная и находящаяся под постоянной угрозой вооружённого конфликта. Они же считают, что в случае войны между Британией и Францией с одной стороны и Германией и Италией с другой и поражения Британии и Франции, Германия будет угрожать (!!!) интересам США на американском континенте.

Поэтому легко предвидеть участие Соединённых Штатов в войне на стороне Франции и Британии через некоторое время после её начала. Посол Буллит выразил это так: "Если вспыхнет война, мы не должны принимать в ней участия с начала, мы должны закончить её".


7 марта 1939-го посол Потоцкий отправил правительству в Варшаве чрезвычайно прозрачный и проницательный отчёт о внешней политике Рузвельта. Этот документ был впервые опубликован германскими газетами в немецком переводе вместе с  факсимильной репродукцией польского оригинала 28 октября 1940-го. Главная газета НСДАП Voelkischer Beobachter опубликовала отчёт посла с таким предисловием:

"Документ сам по себе не нуждается в комментариях. Мы не знаем и нас не заботит, правильно ли описана в каждой детали польским дипломатом внутренняя обстановка в Америке. Это может быть решено только одним американским народом. Но в интересах исторической правды для нас важно  показать, что этот документ выявляет активность американских дипломатов - поджигателей войны, особенно в Европе. Пока остаётся тайной кто и по каким мотивам двигал американскую дипломатию этим курсом.

Но, в любом случае, результаты будут катастрофичными как для Европы, так и для Америки. Европа ввергнута в войну и Америка приобрела враждебность великих наций, до этого не делавших разницы в отношении к американскому народу и, поэтому, не состоявших с ними в конфликте, а живших из поколения в поколение в дружбе с ними и желавших этого и в будущем".

 

Этот отчёт является одним из польских документов, изданных в марте 1940-го и опубликованных как "Немецкая Белая Книга № 3". Также он был опубликован в 1943-м как часть подборки, озаглавленной "Путь Рузвельта к войне". Отчёт посла Потоцкого от 7 марта 1939-го приведён полностью:


"Иностранная политики Соединённых Штатов сейчас касается не только правительства, но и всей американской общественности. Наиболее важным элементом её являются публичные выступления Президента рузвельта. Почти в каждом таком выступлении он аргументирует более или менее подробно к необходимости к активизации зарубежной политики в отношении хаоса взглядов и идеологий в Европе. Этим заявлениям придаётся особая значимость и затем они изощрённо вливаются в головы обычных американцев так, чтобы усилить их уже сформированное мнение.

Одновременно постоянно подчёркивается опасность войны в Европе и необходимость спасения демократии от поднимающего голову фашизма. Во всех этих выступлениях звучит обычно одна тема - опасность миру во всём мире  со стороны нацизма и нацистской Германии.

СОВМЕСТНОЕ ЕВРЕЙСКОЕ ВОЗЗВАНИЕ

наше сообщество объединилось для того, чтобы везде служить еврейским интересам

Элеонора рузвельт как главный оратор на обеде совместного еврейского воззвания

Важнейшей частью таких выступлений является призыв к общественности поддержать перевооружение и расходовать огромные суммы на флот и авиацию.  Неизменной фоновой их идеей является то, что в случае вооружённого конфликта Соединённые Штаты не могут оставаться в стороне, а начать активные манёвры. В результате эффективных речей Президента рузвельта, поддерживаемых прессой, американской публикой сознательно манипулируют, прививая ненависть всего, что имеет отношение к тоталитаризму и фашизму.

Но интересно, что СССР не включается в этот список. Американская публика относит Россию скорее к лагерю демократических государств. Так было и во  время гражданской войны в Испании, когда лоялисты считались защитниками демократии.

Госдеп работает не привлекая особого внимания, хотя известно, что Госсекретарь Кордел Хулл и Президент рузвельт поклялись в приверженности к одним и тем же идеям.  Однако, Хулл кажется более дальновидным, чем рузвельт и он любит делать разграничение между нацизмом и канцлером Гитлером с одной стороны и немецким народом - с другой. Он читает такую форму диктаторского правления временным "необходимым злом".

И наоборот, Госдеп невероятно интересуется СССР и его внутренней обстановкой и открыто сетует о его слабости и невовлечённости. 

Главной причиной, по которой США интересуются русскими, является ситуация на Дальнем востоке. Существующее правительство будет радо видеть Красную Армию победителем в конфликте с Японией. Поэтому симпатии правительства целиком находятся не стороне Китая, который получил недавно ощутимую финансовую помощь в размере 25 миллионов долларов.

Живое внимание уделяется всей информации с дипломатических постов, а также от специальных эмиссаров Президента, служащих послами Соединённых Штатов. Президент часто вызывает своих представителей из-за границы в Вашингтон для персональных обменов мнениями и передачи им специальной информации и инструкций. Прибытие послов и дипломатических представителей всегда проходит в тайне и о результатах их визитов очень мало известно прессе.

Практика осуществления Президентом рузвельтом внешней политики чрезвычайно эффективна. Он отдаёт личные инструкции своим зарубежным представителям, большинство из которых являются его личными друзьями. Таким способом Соединённые Штаты идут опасным путём в мировой политике с явными намерениями избегания комфортабельной политики изоляции. Президент считает иностранную политику его страны средством удовлетворения собственны амбиций. Он тщательно и радостно прислушивается к своему эхо в разных столицах мира.

Как во внутренней, так и во внешней политике один Конгресс стоит на пути Президента и его правительства в амбициозном и быстром проведении его решений в жизнь. Сто пятьдесят лет назад Конституция Соединённых Штатов дала американскому парламенту высшие прерогативы критики и отвержения команд из Белого Дома. Внешняя политика Президента рузвельта недавно стала предметом интенсивного обсуждения и в конгрессе и в сенате, и это вызвало возбуждение.

Чарльз Линдберг выступает на съезде правых за изоляционизм Пенсильвании.

Так называемые изоляционисты, которых много в обоих учреждениях, резко выступили против Президента. И конгрессмены, и сенаторы были особенно возмущены замечанием Президента, опубликованном в прессе, в котором он заявил, что границы Соединённых Штатов лежат на Рейне.  Но Президент рузвельт является превосходным политическим игроком и полностью осознаёт власть американского парламента. У него есть там свои люди и он знает, как выходить из неприятных ситуаций в нужный момент.

Очень интеллигентно и умно он связывает вопросы внешней политики с американским перевооружением. Он делает особое ударение на необходимость тратить огромные суммы для достижения эффективной обороны. Он подчёркивает, что Соединённые Штаты вооружаются не для интервенции или для помощи Англии и Франции в случае войны, а скорее из необходимости демонстрации силы и военной подготовки в случае вооружённого конфликта в Европе. По его мнению этот конфликт созревает всё интенсивнее и становится совершенно неизбежным.

И, так как вопрос поставлен именно таким образом, у конгресса нет оснований для возражений. И наоборот, обе палаты приняли программу вооружений на более, чем 1 миллиард долларов (Обычный бюджет равен 550-ти миллионам долларов). Однако, под предлогом политики перевооружения, Президент рузвельт продолжает продвигать свою внешнюю политику, которая неофициально демонстрирует, что в случае войны Соединённые Штаты выступят на стороне демократических государств со всей военной и финансовой мощью.

 В заключение можно сказать, что технические и моральные приготовления американского народа к участию в войне, если она разразится в Европе, осуществляются очень быстро. С уверенностью можно утверждать, что США придут на помощь Франции и Великобритании с самого начала со всеми своими ресурсами. Однако, я знаю американскую публику, конгрессменов и сенаторов, обладающих решающим словом и считаю, что вероятность вступления Америки в войну, как в 1917-м невелика. Это обусловлено тем, что большинство штатов на среднем западе и востоке, где преобладает сельский элемент, хотят избежать вовлечения в европейские споры любой ценой.

Они помнят Версальский договор и хорошо известную фразу о том, что война была для того, чтобы спасти мир для демократии. Ни Версальский договор, ни этот слоган не примирят США с этой войной. Для миллионов осталось лишь горькое послевкусие от невыплаченных миллиардов, которые европейские государства всё ещё должны Америке".

 

Юлиус Лукашевич, польский посол во Франции, докладывал в Варшаву 29 марта 1939-го о дальнейших беседах с послом США в Париже. Лукашевич обсуждал усилия Президента рузвельта заставить и Польшу, и Британию проводить абсолютно бескомпромиссную политику в отношении Германии, даже перед лицом сильных мирных настроений. Этот доклад заканчивается такими словами:

"... Я считаю своим долгом проинформировать обо всём заранее, так как полагаю, что сотрудничество с послом Буллитом в эти непростые времена может быть для нас полезно. Абсолютно очевидно, что он полностью согласен с нашей точкой зрения и готов к наиболее возможному обширному сотрудничеству.

Для того, чтобы умножить усилия американского посла в Лондоне (Йозефа Кеннеди), я привлёк внимание посла Буллита к факту, что есть вероятность восприятия Британией  усилий США со скрытой неприязнью. Он ответил, что я могу оказаться прав но, тем не менее, у США есть способы оказания реального давления на Англию. Он уделит серьёзное внимание умножению этих способов".

 

Польский посол в Лондоне, граф Эдвард Рачинский, докладывал в Варшаву 29 марта 1939-го о продолжении европейского кризиса и о разговоре с послом Йозефом Кеннеди, его американским коллегой. Замечания Кеннеди Рачинскому подтвердили репутацию Буллита в дипломатических кругах как "неблагоразумно большого рта":

"Я напрямую спросил м-ра Кеннеди о конференции, которую он должен был провести недавно с м-ром Чемберленом по вопросу Польши. Кеннеди был удивлён и категорично заявил, что разговора такой особой тематики никогда не было. Одновременно, опровергая в некоторой степени своё собственное утверждение,

Кеннеди выразил неудовольствие, что его коллеги в Париже и в Варшаве (Вильям Буллит и Энтони Биддл), "которые не имеют, в отличие от него, стремления прояснить картину условий в Англии", могут столь открыто говорить о таком разговоре.

М-р Кеннеди дал мне понять, что его взгляды основываются на множестве бесед с наиболее значимыми фигурами в это вопросе и произвёл впечатление уверенности в том, что если Польша примет решение в пользу вооружённого сопротивления против Германии, особенно относительно Данцига, это пробудит Англию ото сна".

 

Этим завершаются выдержки из польских докладов.

* * * * *
Доказательства подлинности секретных документов польского МИДа.
 

Charles C. Tansill, профессор истории дипломатии в университете Джорджтауна, считает их  подлинными. Он пишет: "...у меня был долгий разговор с М. Липским, польским послом в Берлине в предвоенные годы, и он убедил меня, что документы в Немецкой Белой Книге аутентичные"(8).

Историк и социолог Гарри Элмер Бэнс подтверждает это заключение: "И профессор Тэнсил и я независимо установили полную аутентичность этих документов"(9).  В America"s Second Crusade  Вильям Г. Чемберлен докладывает: "Я был лично уведомлён из чрезвычайно надёжного источника, что Потоцкий, сейчас проживающий в Южной Америке, подтвердил точность этих документов постольку, поскольку это его касалось"(10).

 

Более того, Эдвард Рачинский, польский посол в Лондоне с 1934-го по 1945-й, подтвердил аутентичность этих документов в своём дневнике, опубликованном в Лондоне в 1963-м под названием "В союзном Лондоне". В своей записи от 20 июня 1940-го он пишет:

"Немцы опубликовали в апреле Белую Книгу, содержащую архивы нашего МИДа, состоящие из отчётов Потоцкого в Вашингтоне, Лукашевича в Париже и моих. Я не знаю, где они нашли их, т.к. нам было сказано, что архивы были уничтожены. Документы определённо подлинные, а факсимиле показывают, что немцы по большей части получили оригиналы, а не копии.

В этой "Первой серии" документов я увидел три отчёта из этого Посольства, два моих и третий, подписанный мной, но написанный Балинским. Я внимательно прочитал их, но они не содержали ничего, компрометирующего меня или Посольство или могущего ухудшить отношения с нашими Британскими хозяевами"(11).

В 1970-м их аутентичность вновь была подтверждена в публикации Diplomat in Paris 1936-1939.  Эта важная работа составлена из официальных документов и воспоминаний Юлиуса Лукашевича, бывшего польского посла в Париже, автора нескольких секретных дипломатических донесений, опубликованных Германским правительством.

 Подборка была отредактирована Вацлавом Едржеевичем, бывшим польским дипломатом и чиновником, а в дальнейшем Почётным профессором колледжей Уэлсли и Рипона. Профессор Едржеевич считает документы, опубликованные немцами, абсолютно подлинными. Он  пространно цитировал некоторые из них.

М-р Tyler G. Kent  также высказался за аутентичность этих документов. Он утверждает, что во время работы послом США в Лондоне в 1939-и  1940-м видел копии американских дипломатических донесений в досье, соответствующих польским документам и которые подтверждали их точность.

NOTES:

 

  • 2. Saul Friedlander, Prelude to Downfall: Hitler and the United States 1939-1941 (New York: Knopf, 1967), pp. 73-77; U.S., Congress, House, Special Committee on Investigation of Un-American Activities in the United States, 1940, Appendix, Part II, pp. 1054-1059.
  • 3. Friedlander, pp. 75-76.
  • 4. New York Times, 30 March 1940, p. 1.
  • 5. Ibid., p. 4, and 31 March 1940, p. 1.
  • 6. New York Times, 30 March 1940, p. 1. Baltimore Sun, 30 March 1940, p. 1.
  • 7. A French-language edition was published in 1944 under the title Comment Roosevelt est Entre en Guerre.
  • 8. Tansill, "The United States and the Road to War in Europe," in Harry Elmer Barnes (ed.), Perpetual War for Perpetual Peace (Caldwell, Idaho: Caxton, 1953; reprint eds., New York: Greenwood, 1969 and Torrance, Calif.: Institute for Historical Review [supplemented], 1982), p. 184 (note 292). Tansill also quoted from several of the documents in his Back Door to War, pp. 450-51.
  • 9. Harry Elmer Barnes, The Court Historians Versus Revisionism (N.p.: privately printed, 1952), p. 10. This booklet is reprinted in Barnes, Selected Revisionist Pamphlets (New York: Arno Press & The New York Times, 1972), and in Barnes, The Barnes Trilogy (Torrance, Calif.: Institute for Historical Review, 1979).
  • 10. Chamberlin, p. 60.
  • 11. Edward Raczynski, In Allied London (London: Weidenfeld and Nicolson, 1963), p. 51.
  • ...пред.

    След...