На главную

Предвоенный террор против немцев в Польше
(развернуть страницу во весь экран)

 

...пред

След...

"Меньшинства в Польше должны исчезнуть, и политика Польши обеспечивает то, чтобы они исчезли не только на бумаге. Эта политика проводится беспощадно и без малейшего внимания к общественному мнению за границей, к международным соглашениям и к Лиге Наций. Украина под управлением Польши - бедлам, Белоруссия - ещё более адский бедлам. Целью польской политики является исчезновение национальных меньшинств, как на бумаге, так и в жизни".

Из "Manchester Guardian", December 14, 1931 (Спецрепортаж из Варшавы).

 

(2) Неимоверные потери германских интересов в Польше в течение её доминирования могут быть выражены в цифра по статьям эмиграции, экспроприации, закрытия немецких школ: к середине 1939-го из Позен-Западной Пруссии и Верхней Силезии под давлением польских властей эмигрировало 1,4 миллионов немцев. Немецкие потери земельных владений составили 1 293 288 акров (517 315,2 га): 265 288 акров из-за односторонней аграрной реформы, направленной лишь против немцев и 998 000 акров из-за запретов и ликвидаций. Из 657 школ для немецкого меньшинства, существовавших в 1925-м  (в 1927-м лишь 498), на начало учебного года 1938/1939-го осталось 185 (из них 150 в Позен-Западной Пруссии и  35 в Верхней Силезии).

ИСТОЧНИК:

THE POLISH ATROCITIES AGAINST THE GERMAN MINORITY IN POLAND  

ПОЛЬСКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ НЕМЕЦКОГО МЕНЬШИНСТВА В ПОЛЬШЕ

EDITED AND PUBLISHED BY ORDER OF THE FOREIGN OFFICE

AND BASED UPON DOCUMENTARY EVIDENCE
SECOND REVISED EDITION

B E R L I N    1 9 4 0

Compiled by Hans
Schadewaldt

VOLK UND REICH VERLAG BERLIN

http://www.jrbooksonline.com/HTML-docs/Polish_Atrocities_intro.htm

 

Перевод избранных глав из книги:

The Forced War

When Peaceful Revision Failed 

Вынужденная война

Когда мирные решения бессильны

 

David L. Hoggan

 

First published as: Der erzwungene Krieg. Die Ursachen und Urheber des 2. Weltkriegs

Verlag der deutschen Hochschullehrer-Zeitung. Tübingen, Germany, 1961

This edition being translated from English 

First English language edition: Institute for Historical Review USA 1989

 THE FORCED WAR When Peaceful Revision Failed

By David L. Hoggan

 Published by Institute for Historical Review

18221/2 Newport BI., Suite 191 Costa Mesa, CA 92627 ISBN 0-939484-28-5

http://www.jrbooksonline.com/HTML-docs/David%20Hoggan-The%20Forced%20War.htm


Террор против немцев в Польше

 

Лидеры немецкого меньшинства в Польше неоднократно обращались к польскому правительству с мольбами о милосердии. Сенатор Хасбах, лидер фракции немецкого меньшинства, произнёс в марте 1939-го два публичных воззвания к польской лояльности. Он аргументировал к тому, что Польша улучшит своё международное положение и облегчит свою культурную миссию на востоке с улучшением отношения к меньшинствам.

 Д-р Рудольф Вайзнер, лидер оппозиционной партии Немецкой Молодёжи, отправил 25 мая 1939-го из Белитца, Восточной Верхней Силезии, воззвание к Премьеру Славой-Складовскому. Он жаловался на волну массовых арестов членов его организации и представил длинный список арестованных без достаточных причин. Он  напомнил Премьеру о своих просьбах о защите ввиду лояльной позиции своей партии.

Центральный Офис Германского Этнического Сообщества объяснил Риббентропу 30 июня 1939-го, что основанием для арестов были наветы о подрывной деятельности против польского государства. был приведён ряд типичных примеров. Георг Вальтер был приговорён к заключению на семь месяцев в тюрьме Торури (Торн) по обвинению в приветствии друга возгласом "Хайль Гитлер!". Фермер Казимир  Бехренд был приговорён в Конице к шестимесячному заключению за своё заявление о том, что Гитлер должен получить Данциг и западную Пруссию без войны.

Рабочий, Эрих Шайве, был также приговорён к шести месяцам в Зарникау по обвинению в критике экономической депрессии в Польше. Гейнрих Мроцковский был жестоко избит в Ньюштадте за то, что говорил по-немецки в общественном месте. Ситуация была такова, что никто из немцев не чувствовал себя в безопасности от обвинения и ареста.

МВД Польши возглавлял Премьер Славой-Складовский. Ответственность за предполагаемые меры безопасности в отношении немцев лежала на директоре министерства Вацлаве Зыбовском. Он согласился обсудить ситуацию 23 июня 1939-го с одним из лидеров немецкого меньшинства Бромберга Вальтером Кохнертом.

 Зыбовский признал, что положение немцев в Польше тяжёлое. Однако, он заявил, что виноват в этом Адольф Гитлер и что он и дальше усугубляет их положение, нарушая пакт с Польшей 1934-го. Он критиковал Гитлера за предложения о статусе Данцига и транспортной магистрали в восточную Пруссию, называя их "требованиями без какого-либо основания".

Зыбовский заявил, что с поляками в Германии плохо обращаются, а немцы в Польше - нелояльны к ней. Кохнерт энергично опроверг оба обвинения. Он высказал позднее подтвердившееся подозрение о том, что немецкие агенты-шпионы в Польше были почти исключительно евреями или имели польские корни. Он отметил, что никто из объявленных в польской прессе шпионами не имел немецкого этнического происхождения.

Зыбовский категорично заявил, что Кохнерт со своими соратниками находится под вилянием немецкого Национал-Социализма и заявил, то "Вы так же, как и я, знаете, что НС является не Weltanschauung  (философской концепцией), а концепцией государства". Также он привёл польскую притчу, обвиняющую немецкое меньшинство в "зажигании свечи для Бога (т.е. Польши), а также свечи для дьявола (т.е. Германии)". Этим он дал понять, что лояльность немцев к Польше - лишь видимость. Зыбовский добавил, что сейчас просто обострилась борьба, начавшаяся давно и что он любит борьбу.

Он закончил долгий разговор утверждением о том, что требует от своей полиции строгого отношения к немецкому меньшинству. Он дал понять, что пути для немцев в Польше к облегчению своей участи нет. Немцы - лишь беспомощные заложники польского общества и польского государства.

Рудольф Вейзнер также сделал бесплодное воззвание Премьеру Славой-Складовскому 6 июля 1939-го. Он протестовал против волн насилия против немцев 13-15 мая  в Томашёве, возле Лодзи, 21-22 мая в Константинове и 22-23  июня 1939-го в Пабинице.

Д-р Вайзнер входит в цирк "Олимпия" на митинг партии Немецкой Молодёжи. Познань, Польша 1938.

 Он протестовал против конфискации спортклуба German Turnverein в Пабинице 23 июня. Польская толпа атаковала здание вечером за день до этого и уничтожила много его элементов. На крыше был установлен польский флаг, а местные польские власть предержащие произнесли внутри здания патриотические речи. Полиция конфисковала библиотеку клуба. В результате атаки на Немецкую Гимназию в Пабиничах  была повреждена собственность и уничтожены книги.

Офис Немецкой Молодёжной партии также был атакован и разрушен. Похожие нападения были совершены на Клуб местного Церковного Хора, Храм Баптистской Церкви и Христианский профсоюз. Был атакован книжный магазин Кейла, а его хранилище немецких книг - полностью уничтожено. Вайзнер заявил, что это было третье серьёзное нападение в Лодзе за несколько недель, а его ожидания дисциплинарных мер против нападавших - безрезультатны. Вайзнер направил доклад о событиях в Пабиниче в высшие польские инстанции в надежде получения обещаний о дисциплинарных мерах по предупреждению будущих нападений. Его обращение было безрезультатным...

Политические лидеры Германии были вынуждены признать, что не имеют влияния на польские власти несмотря на своё лояльное отношение к Польше. Это было "открытие сезона охоты" на немцев в Польше с одобрения польского государства.

Польские власти тем временем закрывали представительства немецкого бизнеса в польских городах и конфисковывали большое количество зданий, принадлежавших немцам. Именно поэтому фактор собственности часто выходил вперёд при дипломатических обменах с результатами в виде отвержения Польшей бесплодных немецких протестов. На это не влиял и факт того, что человеческие страдания были главным фактором инцидентов с собственностью. Можно представить сцену в Пабиниче 22 июня 1939-го, когда польской толпой были уничтожены Библии  и старые книги гимнов фундаменталистов Объединённых Братьев. Причём о мести со стороны немцев не было и речи. Действия толпы против польского меньшинства в Германии были невозможны ввиду непререкаемого авторитета общественного порядка и закона в Германии.

Единственная демонстрация против евреев в городах Германии 10 ноября 1938-го была осуждена по всей Германии и было очевидно, что ничего подобного впредь повториться не могло. Следует сказать, что польские несовершеннолетние девушки могли вполне спокойно гулять за полночь в приграничных городах Германии, а двадцатипятилетние немецкие женщины не были в безопасности на улицах польских городов в два часа дня.

Атмосфера террора против немцев в Польше сохранялась, не разряжаясь. и после эксцессов в мае 1939-го. По всей стране немцам говорили: "Если начнётся война, все вы будете повешены". К несчастью, пророчества во многом оправдались. Знаменитое кровавое воскресенье в Бромберге 3 сентября 1939-го сопровождалось массовыми убийствами, положившими конец долгим мучениям многих польских немцев. Немцы в Польше любили свой родной край, но это не могло продолжаться бесконечно: началось бегство всё возрастающего количества немцев. Их чувства выражались девизом отчаяния: "Прочь из этого ада, обратно в Рейх!".

 

 Лодзинские бунты.

Волна бунтов в районе Лодзи, послужившая основой для обращения Вайзнера к министру Славой Складовскому, началась 13 мая 1939-го. Центром первых бунтов был Томашов Мазовецкий, город с населением в 52 тысячи человек с немецким меньшинством в три тысячи человек. В двухдневных бунтах, нанёсших ущерб немецкой собственности или уничтожившей её, многие немцы были ранены,  а одна женщина была убита. Владельцев польских   предприятий заставили уволить немцев. В Познаньской провинции и Восточной Верхней Силезии имели место также несколько актов насилия.

Вейцаклер тщетно взывал из Берлина к британскому послу Хендерсону и французскому - Колондре о давлении со стороны Запада на Польшу с целью прекращения насилия к немцам.

 Колондре лишь ответил, что Франция  готова дать совет Польше быть осторожнее. Хендерсон заметил, что у него лично нет симпатий к политике Польши, но предупредил Вейцаклера,  что вторжение Германии в Польшу приведёт к поражению Германии от Великобритании и Франции. Вейцаклер воскликнул с презрением, что "то, что Британия гарантирует Польше, похоже на предложение сахара необученному дитя перед приучением его слушать голос разума!".

В Берлине было отмечено, что немецкоязычной прессе в Польше запрещено описывать польские акции против немецкого меньшинства. Свобода немецкой прессы в Польше была ограничена после начала в Германии кампании в прессе против этнических преступлений в Польше. МИД Германии пришёл к выводу, что лишь представители его консульства могут являться единственным источником достоверных сведений о множестве антинемецких инцидентов в Польше. Поляки тоже были осведомлены об этом, и всё больше представителей консульства Германии были арестованы в Польше в последующие месяцы. МИД Германии вновь обсудил возможность ответных мер против польского меньшинства в Германии, но 15 мая 1939-го было решено её отвергнуть как вредную, бесплодную и глупую.

Германия была вынуждена признать, что попытки вызвать симпатию к немецкому меньшинству в Польше или оказать косвенное давление на Польшу были неэффективными. Единственными альтернативами оказались прямое вторжение или пассивное согласие с уничтожением немецкого меньшинства в Польше. Было много признаков одновременного усиления враждебности к Германии и в Великобритании, и в Соединённых Штатах.

Поверенный Ганс Томсон 17 мая 1939-го  отправил послание из Вашингтона о словах рузвельта (Розенфельда) в Военном Комитете сената, что "было бы очень хорошо, если и Гитлер, и Муссолини были убиты".

Ситуация во Франции была менее мрачной. Посол Велчек докладывал 20 мая, что Министр иностранных дел Боннет уверил за день до этого его в своём твёрдом намерении в укреплении Франко-Германского сотрудничества. Боннет ответил, что не держит кирпича за пазухой и активно работает над планом сохранения мира. Официальные круги США и Великобритании были более или менее в ногу с польским фанатизмом, в то время как Франция явно не желала идти в ногу с ними.

 

Убийство в Кальтофе.

 Польские антинемецкие инциденты того периода не ограничивались немецким меньшинством в Польше. Критический инцидент произошёл 21 мая в Катлофе на территории Свободного города Данцига около границы с Восточной Пруссией.  Заносчивое поведение польских таможенных инспекторов в Катлофе вызвало негодование местных немецких жителей, устроивших демонстрацию протеста 20 мая. Руководство польской таможни в Катлофе доложило в 17-00 того же дня в Офис Верховного Комиссариата  о том, что они угрожали нападением на польскую собственность.

Польский Верховный Комиссар Ходацкий по прибытии рапорта находился в командировке в Гдыне. Советник Перковский, президент польской ж/д компании в Данциге, был оставлен в ведении дел Комиссариата. Он потребовал вмешательства польской полиции.

Далее Перковский решил провести личное расследование. Он отправился в Кальтоф с помощником  и водителем Зигмунтом Моравским, бывшим польским солдатом. По прибытии в Кальтоф  они обнаружили обстановку спокойной и что польские таможенные чиновники разошлись по своим домам. Перковский приказал водителю  оставаться в автомобиле, припаркованному в нескольких сотнях ярдов от здания таможни. Польский водитель оставил включённым дальний свет. Навстречу ему приблизился Данцигский автомобиль, возвращавшийся из Восточной Пруссии. Его водитель - Грюнбау, остановился и потребовал, чтобы у польского автомобиля был потушен дальний свет. Моравский ответил, застрелив Грюнбау из своего пистолета.

Сам инцидент не был бы столь необычным, если бы не сопровождался чрезвычайно странным поведением польского Верховного комиссара Ходацкого. Ему позвонили в Гдыню и он вернулся в Данциг. В своём звонке Перковский доложил об убийстве Грюнбау сразу после его прибытия. Ходацкий приказал полякам отправиться в Tscew (Диршау) на территории Польши и оставаться там до разрешения вернуться. Моравский поспешил к польской границе пешком, не дождавшись этих инструкций. Перковский с помощником отправились на ж/д станцию, находившуюся возле таможни и сели в поезд, отправляющийся в Польшу. Убийство Грюнбау произощло в 00:50, 21 мая 1939-го.

Ходацкий 21 мая 1939-го представил ноту Президенту Сената Данцига Артуру Грейзеру, в которой протестовал против немецкой демонстрации в Калтофе.

 Он упомянул об убийстве Грюнбау без каких-либо извинений и потребовал компенсаций за незначительные повреждения польского имущества. Он заявил, что полиция Данцига медленно расследует обстоятельства демонстрации, а польские чиновники получают недостаточную защиту с её стороны. Грейзер ответил Ходацкому, что Лига Наций, а не Польша являются в Данциге полномочной стороной и потребовал, чтобы Перковский, его помощник и водитель вернулись в Данциг для суда.

Ходацкий надменно отверг это и был поддержан в этом Йозефом Беком (Министр ИД). Стало ещё более очевидным, что поляки в Данциге ставили себя над законом и отнеслись с презрением к усилиям властей Данцига свершить правосудие на его территории.

Гитлер был разгневан этим инцидентом, в котором невинный немец был убит поляками без каких-либо последующих извинений. Он лично отправил венок на похороны Грюнбау. Маршал Геринг предупредил британского посла Хендерсона о том, что Германия скоро войдёт в Данциг несмотря на польское и британское сопротивление. Хендерсон ответил с горечью, что Польша сочтёт вторжение в Данциг покушением на свою безопасность, а Великобритания поспешит на помощь Польше всеми своими вооружёнными силами.

Инцидент в Калтофе обсуждался в британском парламенте 24 мая. Чемберлен ограничился в своём выступлении упоминанием о том, что был убит житель Данцига, и что League Committee of Three расследует происшествие. Он не заявил, что Лига по данному инциденту примет реальные меры.

Данцигцы ответили на происшествие в Калтофе и другие организацией небольших неофициальных вооружённых отрядов, напоминавших Freikorps (отряды добровольцев) - немецкие формирования наполеоновского и веймарского периодов Германии. Кеннард заявил, что к концу июня 1939-го участие в них приняли около 5 тысяч данцигцев. Ходацкий получил 5 июня помощь от Бека в виде увеличения в Данциге числа польских инспекторов в военной форме. Он заявил, что ни Лига Наций, ни кто другой не смогут ограничить свободу действий Польши по этому вопросу.

22 мая 1939-го Посол Германии фон Мольтке отреагировал на увеличение напряжения между Германией и Польшей заявлением о том, что Германия не претендует более на Данциг. Он выразил уверенность в том, что Йозеф Бек возобновит переговоры с Геманией, если Гитлер навсегда откажется от Данцига.

 Мольтке заявил, что Германия неоднократно жертвовала своей территорией и что Данциг не стоит войны. Он был убеждён, что Великобритания будет стимулировать Германо-Польское взаимопонимание в ответ на определённое немецкое отступление в Данциге.

Тем не менее, Мольтке считал, что мирные отношения с Польшей будут невозможны, если Германия пойдёт на все уступки, а Польша не предпримет ни каких. Гитлер также был убеждён, что дружественные отношения с Польшей на такой односторонней основе не приведут ни к чему. То же самое случилось бы, если Германия потребовала реставрации границ 1914-го в качестве основы для взаимопонимания с Польшей. Он отказался рассматривать возможность оставления данцигцев.

Польское государство, отказывающееся рассматривать реализацию законных устремлений Германии в Данциге, не может надеяться на дружественность своей западной соседки. Это мнение было разделено Pierre-Etienne Flandin, бывшим Премьером Франции. 23 мая 1939-го он сказал Послу Германии Велчеку, что жёсткая англо-французская политика поддержки Польши в Данциге будет фатальной для мира и выразил сожаление о том, что Британия гораздо менее заинтересована в мире, чем Германия и Италия.

Верховный комиссар Лиги Буркхарт проинформировал Германию о словах Галифакса, сказанных в Женеве 21 мая 1939-го о том, что Британия будет воевать на стороне Польши в любой Германо-Польской войне независимо от её причин. Буркхарт забраковал позицию Мольтке, сообщив 1 июня 1939-го Риббентропу  в Берлине, что Йозеф Бек не приветствует дальнейшие дипломатические переговоры с Германией. Под давлением он сказал, что будет рассматривать новую возможность для переговоров, когда обстановка станет более спокойной. Это был очевидный путь к избеганию переговоров путём перестановки причины и следствия.

http://www.jrbooksonline.com/HTML-docs/Polish_Atrocities_intro.htm

 

Преступления Польши против немцев до Второй Мировой Войны

Источник: Альянс против подавления правды в Германии

Немецкая точка зрения, переведённая  Frank V. Kerneu.

Издано и распространено Heimat Publishers, Торонто, Канада.  Toronto, Canada

За предвоенные годы около 8 000 немцев были зверски убиты, среди ни католические и протестантские священники. Жертвами были в основном женщины и дети. Так называемая "земельная реформа" отняла у немцев две трети возделываемой земли. Смятение, террор и официальное притеснение стали типичными для последнего акта предвоенной драмы.

- 24 авгута 1939-го: Самолёт Люфтганзы, тип Savoia D-APUP под командованием капитана Бохна был сбит поляками с территории Хелы Пенинсулы на расстоянии 15-20 от побережья Балтийского моря.

- 24 августа 1939-го: Другой самолёт Люфтганзы, тип Ju86 D-AMYO под командованием капитана Ньюмана был сбит на расстоянии 5 или 6 км от немецкого побережья.

- 25 августа: Доклад Государственной полиции в Элбенге, Восточная Пруссия - В результате поджога злоумышленниками из Польши, было полностью уничтожено здание лесничества Diedrichswalde  в графстве Мариенвердер.

- 25 августа: Вторгшимися польскими военными был полностью взорван мост на территории Германии.

- 30 августа: Государственная полиция в Бреслау доложила, что польскими кавалеристами был застрелен немецкий фермер, работавший в поле и над территорией Германии огнём противовоздушной артиллерии с территории Польши был сбит немецкий самолёт.

- 30 августа: В Кракове был застрелен немецкий консул. Убийцей был польский еврей.

 

Восточная Пруссия за несколько дней до Второй Мировой войны.

В середине августа 1939-го 57-й артиллерийский полк Германской Армии был переведён из Кенигсберга в Гамси, приграничное графство Нейденбург, которое подвергалось многократным вторжениям с территории Польши. Позицией для батареи служило кукурузное поле. За две недели до нашего прибытия находиться в полях Гамси было опасно для жизни. Польская кавалерия вторгалась на 7 км на территорию Рейха, поджигая поля и дома и убивая людей. Эти рейды начались с июля 1939-го.  Немцев не только рубили саблями и стреляли, но  и заарканивали и утаскивали на территорию Польши, где зверски убивали.

Чтобы положить конец этим злодеяниям, 23 августа 1939-го мой  дивизион получил приказ сформировать моторизованную команду охотников для поисков и уничтожения  вторженцев.

В первый же день наше подразделение упустило польскую кавалерию, опоздав на полчаса. Но мы увидели результаты их работы. В полях и на дорогах мы находили её жертвы, которые были застрелены или зарублены. Атаки польской кавалерии происходили каждой ночью, хотя в разных местах. Терроризируемые жители приграничных деревень слишком долго терпели эти рейды.

26 августа мы застали на поле сахарной свёклы группу польских рейдеров численностью 47 сабель и расстреляли их всех из пулемётов. Тем не менее, рейды продолжились, несмотря на то, что мы стали убивали многих рейдеров. Деревенские жители были напуганы и хотели знать, сколько это будет длиться. Около 100 немцев стали жертвами Польских рейдов.

1 сентябри 1939-го Германия ответила и наша часть вторглась на польскую территорию. Мы увидели ужасно изуродованные тела и сорванную одежду угнанных во время польских рейдов немецких крестьян. Мы также получили подтверждение от польских пленных, что приказы о рейдах были отданы свыше. Получилось, что эти кавалерийские атаки были прелюдией к Второй Мировой Войне.

H.J. Rotzoll

http://www.thenewsturmer.com/gamle%E5rganger/TNS2010/Histlie/Histlie.htm

...пред

След...