На главную

Савитри Дэви. Гитлерический эзотеризм и Традиция 2
(развернуть страницу во весь экран)

ИСТОЧНИК: http://library.flawlesslogic.com/souvenirs_10b.htm

Мнение о том, что Адольф Гитлер был агентом демонических сил, что его инициация была лишь чудовищной антиинициацией, а орден СС - лишь зловещим братством чёрных магов не может, без сомнения, быть распространено среди антигитлеристов без более-менее поверхностных оккультных знаний.

Наиболее убедительное опровержение этого  существует в Индии. На западе потери в области знаний принципов сегодня таковы, что даже трудно сказать, есть ли какая-либо группа, могущая заявить о своей истинной принадлежности к Традиции. Поэтому там нет эталона для сравнений позиций чистых посвящённых и шарлатанов.

Согласно Рене Генону, практически все современные общества в Европе, заявляющие о своей "инициированности", могут быть отнесены к последней категории. Именно их члены заставляют публику внимать им, агитируют, занимают позицию против гитлеризма - как Луи Пауэлс и еврей  Жак Бергье делали это, по мере своих сил, в обозревателе Planet.

Фактически, я не знаю ни одной европейской группы, интересующейся эзотерическими доктринами, не являющейся определённо антигитлеристской. (Я, конечно, могу ошибаться. Я была бы очень рада этому).

Но в Индии - всё не так. 

Прежде всего, любой видит здесь совершенно другой "духовный ландшафт". Вместо групп с более или менее "инициаторскими" претензиями, обретающихся в среде огромного мирского общества, одураченного прикладными науками и "прогрессом" и особенно заботящегося о своём материальном благополучии, мы оказываемся в среде традиционной цивилизации, вполне живой, несмотря на всё увеличивающееся влияние технологии.

Человек масс, не отравленных пропагандой наслаждается "благом некомпетентности" (опять одно из любимых выражений Фюрера), мыслит более, чем индивид того же общественного положения на западе - которое среди нас (индийцев - прим. перев.) не является достижением.

Он мыслит главным образом в духе Традиции; вспомните юного шудру, историю которого я рассказала в начале "Воспоминаний и размышлений".

Индус, который окончил школу и даже учился в Европе или США, не враждебен из-за этого Традиции. Для него естественна концепция природной иерархии, биологической, а именно, расовой наследственности, тесно связанная с кармой  каждой личности. И в подавляющем большинстве случаев он мыслит в соответствии с незапамятными правилами своей касты - даже если "прогрессивное" правительство так называемой "свободной" Индии (а в реальности гротескной копии западной демократии) провозгласило о сломе кастовой системы и ввело всеобщее избирательное право.

(Вернее - варны (сословия). Касты намного уже, и  их в десятки раз больше. Лишь кастовая система обеспечила выживание Индии как расово-химерического государства. В ней невозможен национальный социализм, как государствах Белого мира с наличием государствообразующего народа  - прим. перев.)

В некоторых случаях он, разумеется, он усваивает подрывные идеи и шокирующие приёмы после контактов с иностранцами. Но вскоре он оказывается проклятым своими близкими и ортодоксальное общество отворачивается от него - никакое правительство не в силах повлиять на это, он должен это принять, хочет он этого или нет. А традиционные инициированные группы, а также отдельные Мастера чистой тайной науки продолжают существовать, как и в прошлом - в тишине, неосознанно для обычной публики.

В теории они держатся в стороне от политики и не устраивают пресс-конференций. И любое слово или замечание, сделанное даже непосвящённым в присутствии человека, посвящённого в Традицию, позволяет почувствовать земные симпатии того или иного мудреца.

Также можно ожидать во времена всеобщего упадка наличие людей, сделавших "духовность" профессией, групп, провозглашающих в своей среде трансцендентальных Мастеров и право передачи т. наз. "посвящения" без какого-либо намёка на право этого. Шарлатаны в оранжевых тогах, или обнажённые, с телами, вымазанными золой, окружающие храмы, особенно в местах паломничества, живущие попрошайничеством или мошенничеством, представляющиеся "гуру" доверчивым вдовушкам - в достаточном количестве.  

(Сатья Сай Баба, гуру и чудотворец, умер 25 апреля 2011 в возрасте 84-х.

Обладает 6 миллионами активных и 33 миллионами пассивных последователей, включая президентов, генералов, звёзд Болливуда и спорта. Его более, чем 1000 ашрамов существуют в 126 странах.

Когда его спросили об Адольфе Гитлере, он ответил, что он был также хорошим человеком, который готовил позитивные изменения и, кроме того, раскаялся в своих грехах до своего самоубийства. http://www.saibaba-x.org.uk/5/testoffaith.htm - прим. перев.)

Они - мошенники, но малого масштаба и ограниченной вредности. Бесконечно более опасны индивиды или группы, работающие для впрыскивания в Индию, насколько возможно, антропоцентризма, присущего религиозным или политическим доктринам, находящимся под более или менее прямым влиянием иудаизма и евреев.

Я подразумеваю под ними индивидов или группы, которые под маской фальшивой верности Традиции, которую они искажают, как хотят, проповедуют эгалитарные (уравнительные - прим. перев.) принципы, демократию, страх перед любым насилием, даже косвенным, когда оно применяется против "людей", кем бы они не были, в то время как чудовищная эксплуатация животных (и деревьев) человеком нисколько их не волнует (даже если они не вполне безразличны к этому, и даже не оправдывают этого!).

Я подразумеваю тех, кто провозглашает, что отдаёт дань "чистой древней мудрости" упорным отрицанием природной расовой иерархии, осуждением кастовой системы в принципе, проповедями "права" людей разных рас вступать в брак, если они считают, что обретут "своё счастье".

Я подразумеваю тех, кто желает заменить среди индусов старые кастовые привилегии привилегиями, основанными на "образовании" (в западном смысле этого слова) и заменить интерес к метафизической ортодоксии  всё более возрастающей озабоченностью "социальным", "экономическим", "улучшением условий жизни масс". Я подразумеваю организаторов "религиозных конгрессов", сторонников слияния "востока и запада" сначала за счёт общей духовной Традиции, а затем и того, что один лишь индуизм сохранил в качестве основы цивилизации, с миссионерами морали, сосредоточенной на "человеке", что принято на христианском западе и рациональном востоке.

"Миссия", божественного Рамакришны - чистого посвящённого, жившего в прошлом (19-м) веке, всё более представляется движущейся в этом направлении под влиянием западных благодетелей, особенно американских. Но эта тенденция не возникла в то время. Она появилась более, чем за сто пятьдесят лет до основания общества "Брахмо самадж" из деистов, явно отмеченных их английским университетским образованием и "протестансткой" формой христианства.

Эта секта под девизом возврата индуизма к "изначальной чистоте" интерпретировала его в соответствии с "духом современности", который Рене Генон столь корректно критиковал как европейское влияние. Но, как заметил Генон, несмотря на высокое общественное положение его членов и, более того, высокие касты наиболее известных из них, они были отвергнуты ортодоксальными индуистами.

Они отказались выдавать за них своих дочерей или принимать их дочерей для своих сыновей. В деревнях им не подавали и стакана воды и, я повторяю, правительство н могло ничего с эти поделать. Такое отношение исходило из того, что последователи "Брахмо Самадж" отрицали как принцип кастовой системы: соответствия "достоинства" человека его происхождению. Оно исходило из того факта, что "Брахмо Самадж" не был индийским - не более, чем другие секты в том же духе, какими бы они не были.*

[*Например, "Арья Самадж", слово "Арья" в котором не удерживало его от отрицания принципа природной иерархии рас].

Я не хочу углубляться в детали - они могут завести читателя слишком далеко. Но я не могу не дать анализа двух организаций, основанных в Южной Индии: Теософического общества в Адьяре возле Мадраса и общины, организованной в Пондишерри вокруг мудреца бенгали Ауробиндо Гхоша, ныне покойного.

Первый является международным институтом подрывной деятельности в прямом смысле этого слова, что совершенно убедительно показал Генон  в своей книге "Теософия, ложная религия". То, что они пытаются представить "доктринами" является мешаниной из произвольных конструкций интеллекта и различных взглядов и убеждений, названия которых- карма, переселение душ, и т.д. взяты из индийских и буддистских традиций.

Эти взгляды и убеждения совершенно произвольны и настолько далеки от ортодоксальных, как и теории, которые они выводят, например, идея "коллективной души" животных Лидбитера, или всё то, что теософы рассказывают о разных своих "Мастерах": Куте Хуми, Rajkoski и других. 

"Лучше оставайтесь в молчании, лучше даже не мыслите, ести вы не готовы действовать"  http://www.tumblr.com/tagged/annie%20besant?before=24

Знаменитый Локонанья Тилак, чьи работы я уже цитировала, сравнил Анни Безант, президента Теософского общества до её смерти в 1933-м и бывшей одно время президентом Индийского Национального конгресса с дьяволицей Путной, посланной нянчить Дитя-Бога Кришну, чтобы убить его своим отравленным молоком.

Тилак надеялся, что также как младенческий Бог, невозмутимо усвоивший яд, умертвил Путну опустошением всей её субстанции, так и индийское общество защищено и предаст проклятию тех, кто пытается совратить его искусно замаскированной ложью.

Другой институт образовался вокруг очевидно гениального мудреца. Однако, он (институт) склонялся ещё при его жизни низойти на уровень организации очень искусной и прибыльной эксплуатации. Так, он скупил один за другим все продававшиеся дома в Пондишерри так, что он включал в 1960-м кроме центра, где некоторые ученики посвящали себя медитации, множество  гончарных, столярных, ткацких и т. д. и т. п. мастерских, продукция которых вплоть до сегодняшнего дня продаётся для прибыли; школы со смешанным (двуполым) обучением со спортивными классами, а также университет с прекрасно оборудованными лабораториями.

Я уже говорила, что это процветание было в основном обусловлено деловым гением "Матери", женщины еврейских корней, вдовы еврея, от которого она имела сына, а затем француза.

(Мирра была третьим ребёнком Мауриса Альфассы (его мать - Рашель Хилель), уроженца Адрианополя  и Матильды Ишмалон, уроженки Александрии
 http://www.american-buddha.com/lit.sephardicjewmiraalfassa.htm - прим. перев.)

Члены этой организации, наполненные одновременно рвением в практическом направлении и радостью от доверия этих двух людей, также  были людьми неординарными, следовавшими каждый своим талантам.

Так или иначе, в холле для приёма было выставлено на продажу множество поздних фото гуру и "Матери", больших и маленьких, на любой бюджет, и каждый наполнялся бизнесменской  атмосферой этого места - впечатлением, которое усиливалось в течение экскурсии по мастерским. И любой вспоминал, в противоположность этому, духовную энергию, исходившую от некоторых работ Ауробиндо Гхоша: его "Комментариев к Бхагават Гите", "Жизни Божественной" или его "Синтеза Йоги".

Возникало ощущение глубокой пропасти между этой, более чем процветающей, организацией, занимавшей 2/3 города с населением более ста тысяч и мудрецом, жившим здесь в полнейшей изоляции - невидимым для толпы и даже для своих учеников, кроме нескольких часов в году.

И среди всего этого есть факт, представляющийся мне убедительным: среди этой традиционной цивилизации, которой всё ещё является Индия, именно из этих организаций - наиболее мирских, наиболее "современных", словом, наиболее антитрадиционалистских исходили действия, тексты и декларации наиболее враждебные пришедшему гитлеризму.

Ауробиндо Гхош сам, по моим познаниям, не выражал суждений "за" или "против" относительно великих фигур или великих политических (или более, чем политических) убеждений нашего времени. Он определённо оставил действие - и какое действие* - для созерцания и ограничивался духовной сферой.

[*В начале века он играл лидирующую роль в анти-британском "террористическом" движении в Бенгалии.]

Но в конце 1939-го или в 40-м газеты Калькутты объявили, что "ашрам в Пондишерри" пожертвовал колониальному правительству Индии десять миллионов фунтов стерлингов "для помощи Британии в войне".

(Савитри Дэви не была знакома с отношением Шри Ауробиндо к Союзникам. Вот перевод отрывка из одного его письма: "Мы чувствуем, что эта война ведётся не только, чтобы нам защиты самих себя  и для защиты наций от угрозы мирового господства Германии и нацистской системы жизни, но и  для защиты цивилизации и достигнутых ею высших социальных, культурных и духовных ценностей и всего будущего человечества. Поэтому наша поддержка и симпатия будут непоколебимыми что бы ни случилось; мы видим впереди победу Британии и, как неизбежный результат, эру мира и единения между нациями и лучший и более безопасный мировой порядок".

19-9-1940
- Sri Aurobindo

http://www.lightendlesslight.org/On_World_War.htm

Ярчайший пример затуманивания разума Аватара английским образованием и еврейской спутницей - прим. перев.).

М-р de Saint-Hilaire, известный как Павитра, секретать ашрама, которого я спросила об этом в 1960-м, ответил мне, что он "не может сказать мне" была ли достоверной информация, опубликованная в Калькутте двадцать лет назад. Но он сказал мне, "что это могло быть" учитывая, что он считает, что гитлеризм (и, несомненно более, чем одна персона, имевшая вес в ашраме), "направлен против человеческой эволюции". (В Ауровилле - городе, построенном Матерью для "человеческой эволюции", происходят межрасовые браки - прим. перев.).

(Против эволюции? И какой?! Ничто не может быть вернее! Но кроме причины бороться против неё должна быть причина поддерживать её. Всеобщее разложение является знаком того, что наш цикл быстро движется к своему концу. Любая битва против этого, любое "возвращение к вечным принципам" обязательно идёт "против направления человеческой эволюции". Это - фаза в непрерывной борьбе против течения времени. Но это является, я повторяю это, я настаиваю на этом, причиной - обязательной причиной, чтобы скорее восхищаться, а не отвергать его).

Вдобавок, руководители Теософского общества, согласно Рене Генону, Мастера контр-посвящения, несмотря на свои заявления о противоположном, доказал в ходе и после ВМВ, как они ненавидели (и всё ещё ненавидят) доктрины Адольфа Гитлера. Арундал, будущий президент Общества, пересёк Индию в поисках продажных жрецов и заказывал молитвы о победе "крестового похода против  Национал-Социализма*.

[*"Крестовый поход в Европу" - название книги генерала Эйзенхауэра об его кампании против Германии.]

И стоит открыть любой выпуск "Сознания",  официального органа теософов, как можно сразу увидеть антигитлеровскую пропаганду в чёрно-белом стиле, которой могут позавидовать  газеты того времени  Англии и США, и даже СССР (даже после  разрыва Германо-советского пакта от 23 августа 1939-го). И это относится не только к невидимым "Мастерам" теософов - Куту Хуми, Rajkoski и другим, но и ко всем остальным, выполнявших тайные миссии для успеха Союзников**.

[**В  1947-м Gretar Fels, президент теософского общества Рейкьявика, заявил мне, что "Мастер Rajkoski" "помогал Союзникам" бороться с нацизмом].

 

Теософы преследовались нацистами потому, что их целью является Всеобщее братство
http://www.theosophyonline.com/ler.php?id=232#.UXEy_UrOppg

 

Кроме теософского общества, тесно связанного с некоторыми западными масонскими ложами, я встречала антигитлеристов среди индусов диссидентских сект таких, как Брахмо Самадж и, конечно, среди большинства европейцев негерманского происхождения и всех коммунистов без исключения. Я могу привести, например, Университет под открытым небом Shantinikétan, всегда представлявший Брахмо Самадж.

Поэт Рабиндранат Тагор, его основатель, был ещё жив, когда в 1935-м я проучилась в этом университете шесть месяцев для улучшения знаний бенгали и изучения хинди. Я не увидела там ничего особенного, кроме присутствия "в должности германского профессора" Берлинской еврейки Маргарет Шпигель, известной как Амала Бхен, которая после двух лет, проведённых в ашраме Ганди, устроилась в университет источать свою ненависть к Третьему Рейху на учеников, которые верили ей и на коллег, которых сумела склонить.

Я скоро узнала, что "Говинда", буддистская обезьянка, чьё шафрановое одеяние и дорогой Бирманский зонт добавляли ланшафту гротесковый оттенок, была также еврейкой из Германии. Я также упоминала о глубокой дружбе, которая связывала поэта с Эндрюсом, прежде Британским христианским миссионером. Но никто не проявлял ко мне враждебности за мою гитлеровскую веру - кроме Амалы Бхен.

Она, которой кто-то по доброте души представил меня после моего прибытия в Shantiniketan "европейкой" была после едва получасового разговора со мной прекрасно осведомлена о "пан-Арийской" природе гитлеризма, каким я всегда его считала и продолжаю считать. Она поспешила заявить мне - она, отправившаяся на край земли "чтобы не видеть более и тени наци", что я "хуже, чем все вместе взятые" из тех, кого она столь избегала.

 

Наци Маргарет Шпигель Наци Савитри Дэви

И действительно, она поведала мне, что они  маршировали по улицам Рейха, распевая: "Today Germany belongs to us; tomorrow, the whole world!" - Сегодня Германия принадлежит нам, завтра же - весь мир!". Но они думали о Германии, несмотря на слова своей песни. В то время как я, настаивая на глубокой идентичности духа гитлеризма и ортодоксального индуизма, расчищала, по её мнению,  путь для будущего военного и морального завоевания и неограниченного влияния германского Рейха, который раскинется по всей Азии.

Я не заслуживала такой лести. Но враждебность Маргарет Шпигель, известной, как Амала Бхен, и, несомненно, той "Говинды", суть которой, к моему счастью, не была мне явлена,  была ограничена, как мне показалось, не-индийским элементом Университета Shantinikétan.

[Фольксдойче приветствуют своих освободителей в Судетах (1938)] 

Было удивительно узнать, что за несколько месяцев до ВМВ Рабиндранат Тагор сам отправил Фюреру телеграмму протеста против вторжения в "бедную Чехословакию". "Почему он вмешивается? - он, кому я не помогала, но кем восхищалась, как творцом. Неужели он не понимал, что бедными были именно Судетские немцы, имевшие право на зашиту? Неужели он не знал, что Чехословакия была ничем иным, как искусственным государством, набором элементов, которые не могли далее оставаться неравноправными, построенным так, чтобы быть постоянным шипом, направленным в сторону Германии?

Но что я могла сказать?  Мог ли он отследить развитие этих событий? Тогда зачем это опрометчивое вмешательство? Была ли эта  идея внушена ему - или инспирирована - иностранцами: христианами или евреями, которых я уже упомянула, или другими, всеми гуманистами и антирасистами, по меньшей мере анти-арийцами, которые навещали Shantiniketan или жили там?

Или мне следовало счесть, что такой художник, который был способен явить из-под пера своего гения столь сияющее и музыкальное творение на нео-санскрите, которым является бенгали - брахман, отвергший кастовую систему, мог быть лишь анти-гитлеристом?

Позиция поэта против Защитника арийской элиты в Европе, в европейском конфликте, потрясла меня более и оттого, что у Рабиндраната Тагора была коллекция слоновых бивней и явные черты Белой расы - физические признаки беспримесных отношений с теми Арийскими завоевателями, кто передал Индии Традицию Гипербореи.

Но я буду, я должна думать, что если эти отчётливые признаки Арийского благородства оказались неспособными  отстранить его голос от презирающих "Закон цвета и социальной функции" -  varnashramdharma в Индии, то они оказались бы способными стать причиной пробуждения сознания предков, не могущим быть не связанным с симпатией к той европейской и современной формой "Браминского духа", которой является гитлеризм.

С другой стороны, меня всегда приятно поражало понимание, которое я встречала, как гитлеристка, у ортодоксальных индуистов всех каст.

В начале этой дискуссии я коснулась эпизода юного шудры с прекрасным историческим именем Khudiram*, показавшего большее понимание истинных ценностей - и более точную оценку роли Адольфа Гитлера, чем у всех демократов Европы и Америки, вместе взятых.

[*Это имя юного героя Бенгалии, отдавшего свою жизнь за независимость Индии].

Я также процитировала Сатьянанда Свами, основателя Hindu Mission, для которого создание индийского фронта против влияния ислама, христианства и коммунизма значило больше, чем неукоснительное соблюдение ортодоксии. Он считал нашего Фюрера "воплощением Вишну - лишь единственным на западе".

Я могу привести по этому предмету многое из своих воспоминаний, например, об удивительном брамине из Пуны, пандите Rajwadé, который был столь сведущ в работах Ницше, словно они были священными текстами (которые он комментировал дважды в неделю в узком кругу своих учеников) и кто испытывал глубокое восхищение перед "царём чакравартинов (идеальных всеобщих правителей - приь. перев.) Европы", пришедшим "восстановить истинный порядок" в дрейфующем мире.

Чакравартин, 1 тыс. до н. э. (предположительно Ашока)

 

Я также могу рассказать об одном вряд ли ординарном человеке - возможно, менее читаемом, но одарённым странной способностью ясновидения, которого я встретила в начале войны в семье друзей, для которой он был гуру, или духовным наставником. Этот мудрец сказал мне: "Твой Фюрер не может не быть победителем, так как это сам Бог, кто диктует ему стратегию. Каждый вечер он отправляет своего двойника в Гималаи за инструкциями".

Я удивилась, что бы Адольф Гитлер подумал о столь неожиданном объяснении причин побед германской армии. Тогда я сказала этому святому человеку следующее: "В таком случае несомненно, что он выиграет войну". "Нет",- ответил он, "потому, что придёт время, когда его генералы отвергнут его божественное вдохновение и перестанут повиноваться ему - предадут его".

И добавил: "Иначе быть не может; если он является инкарнацией, то не  высшей инкарнацией - последней в это цикле". Увы!

Но это не всё. Как я могу забыть атмосферу семей ортодоксальных индуистов, которую я хорошо знаю? Например, в доме одного из моих деверей, тогда ещё живого, доктора в Мединипуре, где я была во время Норвежской кампании и начале Французской. Все  с радостью согласились с моим предложением отправиться в храм богини Кали, в "Дом Кали", как его называют в Бенгалии - воздать благодарность Той, кто одновременно благословляла на- и убивала за- триумфальное наступление солдат Германского рейха.

 

Мы шли туда в составе процессии с подношениями риса, сахара, фруктов, гирлянд алых цветов, но без кровавых жертвоприношений, идею которых эта семья отвергала так же, как я. Я также помню сопровождавшего нас юношу, гордого своим арийским происхождением, стоящего с изогнутой саблей перед жутким изображением. Вдыхая дым от воскуриваний, умиротворённая завораживающим распеванием санскритских литургических формул, я иногда закрывала глаза, чтобы лучше видеть возникающие в моём внутреннем зрении фрески процессии немецких танков, движущихся по дорогам Европы.

Я интенсивно исполняла свою роль по объединению старейшей Арийской цивилизации Востока и этого Арийского запада, который покорял Адольф Гитлер для возврата его себе самому и возрождения.  Затем я взглянула на моих племянников и племянниц, молодых брахманов и остальных прихожан, окружавших меня.

И я стала мечтать о то дне, когда наконец увижу нового Императора - вечного Императора Сумеречных Земель [Abendland = Запад], пробуждённых и вышедших из своей таинственной пещеры, и затем приветствующим Его моей вскинутой рукой, и я скажу ему: "Мой Фюрер, я принесла тебе заверение в преданности элиты Индии!".

Тогда это не представлялось мне неисполнимой мечтой.

Как я могу забыть всеобщую радость в Калькутте  и, несомненно, на всём полуострове от новостей о том, что войска Адольфа Гитлера вошли в Париж. А двадцатью месяцами позднее об ошеломляющем продвижении наших японских союзников к границам Ассама и далее? Дети  и газетчики, чьи лица сияли, триумфально сообщали публике названия взятых городов; новости поступали каждый день: Куала Лумпур, Сингапур, Рангун, Мандалай, Акьяб... Имфал, на индийской территории, одного за другим.

Колониальное правительство запретило слушать Германское радио. Люди, понимавшие по-немецки, слушали его тайком.  Я знаю индусов, предоставлявших свои уши не понимая ни одного слова, просто, чтобы слышать голос Фюрера. Они чувствовали, что он обращался к Арийскому миру на "индо-европейском" языке, который был непонятен им, но всё-таки адресован им, по крайней мере, расовой элите их континента.

Но всё же это было ничем по сравнению с обожествлением Фюрера, выжившим в этой стране после падения Третьего Рейха.  Я обнаружила его во время посещения Индии с 1957-го по 1960-й, и я обнаружила его снова, к своей радости и, несмотря на интенсивную коммунистическую пропаганду, в 1971-м и это, повторяю, в тысячелетие, наиболее роковое для Традиции.

 

Магазин одежды в Ахмедабаде, Индия.

 

В книге, посвящённой Индии в коллекции "Малая планета", ориенталистка Madeleine Biardeau. сама определённо враждебная нашему Weltanschauung (мировоззрению), была вынуждена отметить следующее, с сожалением, если не с горечью. "Ни в одной стране не слышала я большей хвалы Гитлеру. Немцев уважают по той причине, что они - его соотечественники"*.

[*Madeleine Biardeau, L"Inde, "Small Planet" series.]

И она была вынуждена признать, что  неприязнь индусов к британскому владычеству, не кончившаяся до сих пор, недостаточна для объяснения этого поклонения.

 

Несомненно что, как и следует ожидать, учёная имела соответствующее объяснение этому. Индусы, говорит она, чувствуют и превозносят присутствие Божества во всём "великом" даже "великом во зле". Иными словами, они свободны от морального дуализма,  который почти всегда сопровождает суждения о ценностях западного человека.

 

Страна: Индия
Жанр: драма, военный, история
Год выпуска: 2011
Продолжительность: 01:47:48
В ролях: Нассар Абдулла, Никита Ананд, Неха Дхупия, Аман Верма



Фильм, героизирующий  Гитлера, вызвавший бурные протесты еврейства

 

 

Кадр из телесериала Hitler Didi на индийском Zee TV

 

 

 

Кинокомедия

 

 

Это верно. Но это - не достаточное объяснение. Главное оправдание славы иностранного Арийского лидера в Индии состоит  не в факте лёгкого возвышения индусами над моральным дуализмом, но в причине, ответственной за этот факт. Причину следует искать в приверженности индусов Традиции, а также в приятии и индусом священного знания с полным доверием, даже если он не сам обрёл его.

Именно в этой, более чем человеческой, науке он находит естественным то, что в некоторых обстоятельствах по обычным человеческим меркам будет считаться "злом", им не будет. В свете доктрины необходимого насилия, производимого бесстрастно "в интересах Вселенной", т.е. Жизни, не "человека", в свете преподобной Бхагават Гиты, провозглашающей невинность насилия такого типа, ортодоксальные индуисты видят в Мастере Третьего Рейха, несмотря на всю пропаганду о концентрационных лагерях, которой пропитали до остатка людей на этой планете за последние десятилетия, нечто иное, чем "воплощение Дьявола".

Также индусов не может не впечатлить сходство духа, существующее между гитлеризмом и, конечно же, не философиями ненасилия, которые были отделены от брахманического ствола, или сект индуистских диссидентов - наиболее строгого и старого брахманизма.

Ресторан в Бомбее

 

 

 

Ресторан в Хадагаре

 

И тот, и другой сосредоточены на идее чистоты крови и абсолютизации здоровой жизни для, прежде всего, расовой элиты, элиты, которая позволит человеку, контролирующему себя, достичь уровня бога.

И тот, и другой восхищаются войной с позиции невовлечённости, "войной без ненависти"*, так как "ничего лучше не может быть для кшатрия", или совершенным воином СС - "чем просто битве" (Бхагават Гита, Песнь II, стих 31). Один и другой устанавливает на Земле, как это делают все "традиционные" доктрины ощутимый (зримый, реальный - прим. перев.) порядок на основе космических реалий и космических Законов жизни.

[*Это цитаты из книги, изданной после войны о карьере фельдмаршала Роммеля].

 

Бассейн - салон "Бункер Гитлера" в Бирамджи, штат Нагпур. Прогрессивная общественность шокирована завлением его владельца о том, что "это - наша идентичность" и что второй  "Hitler’s Den"  открывается в Лакшми Нагаре в 2011-м.

Посольство Израиля в гневе.

 

Это поклонение Гитлеру, выжившее в Индии, несмотря на столь обильную враждебную пропаганду является, кроме того, и доказательством, если оно ещё кому-то нужно, того, что гитлеризм, лишённый своей немецкой формы выражения, тем не менее остался рядом с примордиальной - Гиперборейской Традицией, из которой брахманизм остался наиболее живой античной формой. Оно, несомненно, было присоединено к Брахманизму благодаря тому, что выжило в Германии, несмотря на навязанное христианство, в очень старой и чисто Германской традиционной форме, имеющее общий источник: святую "Арктическую прародину" Вед... и Эдды.

 

Детские рисунки

Со страницы:  India,s  fascination with Hitler (Индия очарована Гитлером)
http://www.indiaoutsidemywindow.com/2012_09_01_archive.html

 

Невозможно сказать, в какой степени Thulegesellschaft (Общество Туле) обладало этим бесценным сокровищем из глубины веков. Несомненно, что некоторые его члены: Дитрих Эккарт, Рудольф Гесс и, конечно, сам Фюрер, обладали. Одним из специфических умений посвящённых была возможность входить в любое время в любое человеческое состояние: гнев, сумашествие, слабоумие. И Фюрер заставил себя, как он сам говорил, "казаться твёрдым".

А его знаменитые пароксизмы гнева, на которые враги набрасывались с восторгом как на источник бесконечной  эксплуатации для насмешек были, согласно Раушингу, "тщательно обдуманными" и "предназначенными смутить его окружение и заставить его капитулировать" (Rauschning, 84). Герман Раушинг, который во время написания этой книги явно ненавидел своего прежнего Мастера, не имел никакой причины разрушать своим пером легенду, призванную дискредитировать Его в глазах более, чем одного человека из нацистского руководства. А если бы у него была такая причина, это могло быть, несмотря ни на что, остатком интеллектуальной честности.

Что касается Рудольфа Гесса, то комедия "амнезии", которую он мастерски разыграл во время Нюрнбергского Трибунала, сбила с толку наиболее сведущих психиатров. И "нормальный", иногда даже игривый, тон его писем, адресованных жене и сыну*, приводящий в замешательство читателя, от заключённого с более, чем тридцатилетним стажем, достаточны для доказательства его Сверхчеловечности.  И действительно, только посвящённый может писать после трёх десятилетий, проведённых в одиночке, в светлой и отстранённой манере мужа и отца, путешествующего вдалеке от своей семьи в течение трёх недель.

[*Фрау Ильза Гесс опубликовала два сборника писем от своего пленного мужа: London, Nuremberg, Spandau and Prisoner of Peace.]


Фюрер, по всем признакам, превосходил своих Мастеров Общества Туле и сумел избежать (никто точно не знает, как) влияния, которое они хотели бы иметь на него. Он должен был сделать это, будучи властелином, будучи одним из ликов Того-кто-возвращается.

И если случился перелом в войне, если по меньшей мере, дезорганизующей, точкой невозврата, стал Сталинград, который некоторые считают Асгардом, крепостью Германских Богов то, несомненно, потому что по некоторым скрытым причинам, это должно было быть так. И не это ли открылось в видениях юному Адольфу Гитлеру под ночным небом, на вершине Фрейнберга, у ворот его любимого городка Линца, в шестнадцать лет?

Непосредственной материальной причиной или, скорее, основанием фатального поворота была не ошибка в стратегии по вине Фюрера - общепризнано, что он никогда не ошибался в этой области, а неким недостатком гибкости в его отношении к противнику.

Зигфрид, сверхчеловек, однажды проявил такую гордость с последующим отказом, не поддаваясь на угрозы и страху, вернуть девам Рейна Кольцо, принадлежавшее им по праву. Этот жест спас Асгард и Богов. Но отказ героя обусловил его падение.

Новый Зигфрид, несомненно, также не проявил "слабости", хотя ему не было брошено вызова, отказавшись использовать, как он определённо мог, готовность народа Украины - антикоммунистов, стремящегося к автономии, кто вначале принимал его солдат как освободителей.

Сделал ли он это (под- прим. перев.) -сознательно, пред-чувствуя, что поражение в войне, объявленное звёздами с вечности, было необходимой для Германии и всего Арийского мира катастрофой, которые могут очиститься, только вкусив огня? Это известно только богам.

Скорость, с которой Германия с первых лет послевоенного периода проглотила наживку материального процветания без каких-либо  идеалов, показывает как, несмотря на энтузиазм большого сообщества Национал-Социалистов, она была неполно освобождена от комфортабельного гуманитарного морализма и как поверхностно была вооружена как против еврейского влияния, так и ловких политиков, т.е. дезориентирована в области ценностей.

Остаётся ясным, что в своём знаменитом Завещании Фюрер призывает всех Арьев, в том числе и не-германцев, "на столетия вперёд", заклинает их "содержать свою кровь в чистоте", бороться с доктринами ниспровержения, особенно с коммунизмом, оставаться верными себе и аристократическим идеалам, за которые он боролся. Национал-Социалистическая партия может раствориться, имя Фюрера - быть объявленным вне закона, верные ему - затравлены, принуждены к молчанию, рассеяны. Но Гилеризм, вскормлённый из Источника сверхчеловеческого знания, не может умереть.

Также остаётся ясным, что люди из Ahnenerbe не все были повешены после 1945-го как "военные преступники" или расстреляны в тюрьмах или концлагерях победителей. Некоторые из них, кажется, наслаждались странной неприкосновенностью, словно вокруг них был начертан магический круг, защитивший их от "судей" Нюрнбергского Трибунала.

Секция Ahnenerbe, занимавшаяся, в том числе, эзотерическими доктринами имела, согласно André Brissaud, "выдающихся пособников в лице Friedrich Hielscher, Wolfram Sievers, Ernst Jünger, и даже... Martin Buber, еврейского философа" (Brissaud, 285). (Почему, действительно, этот еврей достиг высокого уровня знания в "чистой метафизике" и был политически неактивен? (Не это ли подразумевал D.H. Lawrence в  The Plumed Serpent ("Цветущей змее"), когда писал, что "цветы встречаются и смешивают свои цвета на вершине"?).   

André Brissaud "не знал" был ли Friedrich Hielscher членом Общества Туле. Он предполагал это. Но он знал, что старший офицер СС "определённо играл огромную роль в сектетной, эзотерической деятельности Ahnenerbe и имел огромное влияние на его ученика, д-ра Wolfram Sievers, Штандартенфюрера СС и секретаря этого института" (Brissaud, 285).

"Во время последнего процесса в Нюрнберге", продолжает историк Чёрного Ордена, "Friedrich Hielscher, который не был казнён, давал показания в курьёзной манере: он проводил политические диверсии "чтобы удить рыбу" (тянуть время) и делал абсурдные расистские замечания, но ничего не сказал об Анненербе.

Sievers также ничего не говорил.  Он внимал перечислениям своих "преступлений" с явной отстранённостью и отреагировал на приговор к смерти с полным безразличием. Hielscher получил от Союзников разрешение проводить Зиверса до виселицы и смог услышать молитву осуждённого типичную для культа, о котором он никогда не говорил, ни в ходе следствия, ни в ходе процесса" (Brissaud, 285-96).

 

Можно лишь радоваться, как много старых членов СС как Hielscher  из разных секций  Ahnenerbe, этого стража глубокой ортодоксии гитлеризма, т. е. эзотерического знания, составляющего его основу, избежало мести победителей и живёт всё ещё на поверхности нашей Земли, не важно где.

Возможно, и в Германии есть их круг, о котором никто не знает, так как они носят Tarnhelm божественного Зигфрида: шлем, позволяющий воину появляться где он пожелает и даже делает его невидимым.

Ещё более интересно знать, как много молодых людей в возрасте до двадцати пяти уже принято в абсолютной секретности, в братство рыцарей Чёрного Ордена, чья "честь - верность" и готовы, под руководством старших, подняться к уровням инициации или, возможно, стали первыми, на них поднявшимися. Ни одна книга, подобная Анри Бриссауда или René Allau, или кого-либо другого, не может обеспечить любознательного информацией, которую они обрели и которая, будучи в их распоряжении, будет рано или поздно распространена через неответственные беседы.

Для чистых учеников Фюрера, кто встречался с ним в видимом мире или нет, существование такой пан-Европейской, даже пан-Арийской сети высшей секретности совершенно несомненно.

   

Raison d"être (разумное основание) такого невидимого и неслышимого братства состоит в том, чтобы сохранять ядро более или менее человеческого традиционного знания, на котором сосредоточен гитлеризм и который сохраняет его в вечности. Сюда будут приходить настоящие гитлеристы, хотя и без опыта посвящения, если Мастера, хранители веры, распорядятся ей соответственно.

Но и тогда они не скажут больше, чем Friedrich Hielscher или Wolfram Sievers, или многие другие. "Тот, кто говорит - не знает, тот кто знает - не говорит"- сказал Лао-Цзы, чья мудрость остаётся непостижимой и цельной, даже если его страна - древний Китай, отвергла её сейчас.


Текст является 10-й главой "L"ésotérisme hitlérien et la tradition" из книги Савитри Дэви Souvenirs et réflexions d"une Aryenne (Calcutta: Savitri Devi Mukherji, 1976). Перевод на англ. R.G. Fowler.