На главную

Речи и прокламации Адольфа Гитлера 27 сентября - 8 ноября 1938-го
(развернуть страницу во весь экран)

Письмо Гитлера Чемберлену после выступления в Sportpalast

Берлин, 27 сентября 1938-го

Дорогой Мистер Чемберлен!

Правительство в Праге чувствует свою правоту утверждая, что предложения в моём меморандуме от 23 сентября далеко превосходят обещания, данные им правительствам Британии и Франции, и что принятие этого меморандума лишит Чехословакию всех гарантий национального существования.  Это утверждение основано на аргументе, что Чехословакия должна отдать значительную часть своей подготовленной оборонительной системы до того, как сможет предпринять какие-либо шаги для своей обороны. Тем самым автоматически ликвидируется политическая и экономическая независимость страны. Более того, предложенный мной обмен населением на деле может обернуться паническим бегством. 

Я должен открыто заявить, что не могу заставить себя понять эти аргументы и даже принять их как выдвинутые на полном серьёзе.

Правительство в Праге просто игнорирует факт того, что фактическая договорённость для окончательного урегулирования проблемы судетских немцев в соответствии с моими предложениями должна быть основана не на одностороннем решении Германии или её силовых мерах а, скорее, с одной стороны, на свободной воле без внешнего влияния, а с другой - в значительной степени на Немецко-Чешском детальном  соглашении.  В соответствии с моими предложениями независимо от какого-либо одностороннего решения Германии будут проведены точное определение территорий для проведения плебисцита и разграничение границы на основе его результатов.

 Более того, все остальные детали будут оставлены на согласование Немецко-Чешской комиссии. В свете интерпретации моего предложения и в свете передачи областей, населённых судетскими немцами, фактически одобренного Чехословакией, немедленный ввод немецкого контингента, требуемый мной, представляет не более, чем меры безопасности, предназначенные для быстрого и спокойного достижения окончательного урегулирования. Эти меры безопасности необходимы.

Если правительство Германии пренебрежет ими и предоставит процесс дальнейшего решения проблемы просто обычным переговорам с Чехословакией, существующие невыносимые обстоятельства на территории судетских немцев, которые я описал в моей вчерашней речи, будут сохраняться в течение периода, продолжительность которого предвидеть невозможно.

Правительство Чехословакии будет иметь все возможности для затягивания переговоров в любом месте на его усмотрение, тем самым задерживая окончательное урегулирование. Вы убедитесь по окончании всех событий в том, что я не могу надеяться на гарантии, полученные от правительства в Праге. У правительства Британии также не будет возможности предотвращения этой опасности при помощи дипломатического давления.

Потеря Чехословакией части своих укреплений является неизбежным последствием передачи территории судетских немцев, одобренной самим правительством в Праге. Если ждать исполнения варианта, при котором Чехословакия закончит новые укрепления на своей оставшейся территории, пройдут месяцы и годы. Но это - единственный предмет всех чешских возражений.

Прежде всего совершенно неверно утверждение о том, что Чехословакия таким образом будет ограничена в своём национальном существовании или в своей политической или экономической независимости. Из моего меморандума ясно, что немецкая оккупация будет продолжаться до определённой линии, и что окончательное проведение границы будет производиться в соответствии с уже описанной мной процедурой. У правительства Праги нет оснований сомневаться, что немецкие военные меры будут ограничены этими пределами.

Если, тем не менее, она желает учёта этих сомнений, Британское и, если необходимо, Французское правительство может гарантировать быстрое исполнение моего предложения. Я могу лишь сослаться на свою речь, в которой ясно заявил, что не поддерживаю идею какой-либо атаки территории Чехословакии и что, при названном условии, даже готов предоставить официальную гарантию оставшейся части Чехословакии.

Поэтому не может быть ни малейшего вопроса относительно независимости Чехословакии. Настолько же неправильно говорить об её экономическом расколе. Напротив, известным фактом является то, что Чехословакия, после передачи территории судетских немцев, будет более здоровым и экономически единым организмом, чем прежде.

Если правительство в Праге беспокоится относительно состояния чешского населения на занятых территориях, я могу относиться к этому лишь с удивлением. Оно может быть уверено, что этим чехам с немецкой стороны не угрожает ничего, что бы напоминало судьбу судетских немцев, подпавшим под чешские меры. В этих обстоятельствах я могу предположить, что правительство в Праге использует предложение о вводе немецких войск для того чтобы, искажая средство и объект моего предложения, мобилизовать те силы в Англии и Франции, от которых они надеются получить единодушную поддержку своих целей и таким образом достичь всеобщей предвоенной ситуации.

Я должен предложить это для Вашего решения чтобы, в свете этих фактов, Вы могли счесть нужным продолжать Ваши усилия по прекращению подобных манёвров и вразумить правительство Праги в течение оставшихся нескольких часов, за что я, пользуясь этой возможностью, снова выражаю свою искреннюю благодарность.

Адольф Гитлер

 

В течение суток Гитлер получил телефонное сообщение от представителя Чемберлена Гораса Вилсона, а также телеграмму от Рузвельта (Розенфельда), в которых они склоняли его к проявлению большего терпения в решении проблемы судетских немцев, а также намекали на вероятное объявление ими войны Германии в случае её силового решения проблемы.

 

Ответная телеграмма Гитлера Рузвельту
Берлин, 27 сентября 1938-го

Его Превосходительству Президенту Соединённых Штатов Америки М-ру Франклину Рузвельту, Вашингтон.

В Вашей телеграмме, полученной мной 29 сентября, Ваше Превосходительство адресовало мне воззвание от имени американского народа в интересах поддержания мира, продолжения переговоров по проблеме, возникшей в Европе и борьбы за мирное, честное и конструктивное урегулирование этого вопроса. Будьте уверены, что я полностью оценил благородные намерения, на которых основаны Ваши замечания и разделяю во всех отношениях Ваше мнение относительно непредсказуемых последствий европейской войны.

Однако, именно по этой причине я должен и обязан снять всю ответственность с Немецкого Народа и его лидеров, если дальнейшее развитие событий, противоположное моим усилиям, действительно приведёт к военным действиям. Для получения ясного представления относительно обсуждаемой проблемы судетских немцев необходимо учитывать инциденты, которые являются источником проблемы и связанных с ней опасностей.

В 1918 году Немецкий Народ сложил оружие в полной уверенности, что после заключения мира со своими врагами, будут реализованы принципы, торжественно объявленные президентом Вилсоном и не менее торжественно приняты как соглашение всеми воевавшими Державами. Никогда в истории надежда народа не была столь бесстыдно обманута, чем тогда. Мирное соглашение, наложенное на побеждённые нации соглашениями, принятыми в предместьях Парижа, не выполнило ни одно из данных обещаний.

Вместо этого они создали в Европе политический режим, который превратил побеждённые нации в бесправных парий, и который должен признаваться любым взыскательным  человеком неизменным. Одним из моментов, наиболее ясно проявляющим характер диктатов 1919-го, было основание чехословацкого государства и проведение границ без какого-либо учёта исторических или национальных реалий.

В него были включены и Судеты, хотя эта область всегда была немецкой и её жители после крушения Габсбургской монархии единодушно выразили желание по присоединению к Германскому Рейху. Так просто судетским немцам было отказано в праве наций на самоопределение, провозглашённое президентом Вилсоном в качестве наиболее важной основы национальной жизни.

Но это ещё не всё. В соглашениях 1919-го на чехословацкое государство были наложены некоторые, далеко идущие в соответствии с их текстом, обязательства в отношении Немецкого Народа. Эти обязательства также с самого начала были проигнорированы. Лига Наций также оказалась бессильной в предписанном ей гарантировании исполнения этих обязательств. С тех пор Судеты оказались вовлечёнными в ожесточённую борьбу за сохранение их немецкого характера.

Совершенно естественным и неизбежным является то, что после восстановления сил Немецкого Рейха и воссоединения с Австрией, возросло желание судетских немцев к сохранению своей культуры и объединению с Германией. Несмотря на лояльную позицию партии судетских немцев и её лидеров, её разногласия с чешским  правительством в Праге усилились. День ото дня становится всё очевиднее, что правительство в Праге не расположено  к уважению самых элементарных прав судетских немцев. Наоборот, оно пытается всё более насильственными методами усилить чешизацию Судет. Очевидно, что эта процедура ведёт ко всё более сильной и серьёзной напряжённости.

Немецкое правительство сначала никоим образом не вмешивалось в происходящее и сохраняло молчаливую сдержанность даже тогда, когда в мае этого года правительство Чехословакии приступило к мобилизации своей армии под полностью фиктивным предлогом концентрации немецких войск. Отказ Германии от военных контрмер в то время лишь послужил усилению бескомпромиссной позиции правительства в Праге. Это было ясно показано в ходе переговоров  о мирном урегулировании между партией судетских немцев и правительством.

Эти переговоры предоставили неопровержимое доказательство того, что правительство Чехословакии очень далеко от фундаментального рассмотрения проблемы судетских немцев и принятия справедливого решения. Соответственно, условия в чехословацком государстве, как известно, в последние несколько недель стали совершенно невыносимыми. Политические преследования и экономическое угнетение ввергли судетских немцев в несказанную нищету.

Для описания этих обстоятельств достаточно обратиться к следующему: мы насчитали в настоящее время 214 000 беженцев - судетских немцев, вынужденных покинуть дома на земле своих предков и бежать через границу с Германией, так как  они видят в этом последнюю и единственную возможность бегства от ужасного чешского режима силы и кровавого террора.

Бесчисленные убитые, тысячи раненых, десятки тысяч задержанных и заключённых, опустевшие деревни являются свидетелями обвинения перед мировой общественностью в  военных действиях, по поводу которых Вы в своей телеграмме выражали справедливое опасение, длительное время ведущихся правительством Праги, не говоря о систематическом, в течение 20 лет, уничтожении им экономической жизни на территориях судетских немцев, которая демонстрирует все признаки разрухи, которую Вы предвидите как последствия начала войны.

Это - факты, заставившие меня утверждать перед всем миром в речи в Нюрнберге, что лишение прав 3 1/2 миллионов немцев должно прекратиться, и что этот народ, если он не может обрести справедливость и помощь самостоятельно, может получить их от Немецкого Рейха. Однако, как последнюю попытку достижения цели мирными средствами, я сделал конкретное предложение по решению проблемы в меморандуме, предоставленном Премьер-министру Британии 23 сентября, который был в то время опубликован.

Так как правительство Чехословакии прежде заявляло правительствам Британии и Франции, что оно согласно с отделением зоны расселения судетских немцев от Чехословакии и присоединения её к Немецкому Рейху, предложения в немецком  меморандуме преследуют не более, чем  оперативное, безусловное и справедливое выполнение чехословацкого обещания.

Я убеждён, что Вы, м-р Президент, после ознакомления в целом с  развитием проблемы судетских немцев с её возникновения до сегодняшнего дня признаете, что у немецкого Правительства не было недостатка ни в терпении, ни в искреннем желании мирного взаимопонимания.

Не Германия виновна в самом факте  проблемы судетских немцев, а также в том, что из неё проистекли существующие несостоятельные условия. Ужасная судьба народа, подверженного проблеме, более не допускает дальнейшего промедления в её решении. Возможности справедливого урегулирования посредством соглашения поэтому исчерпаны после предложения немецкого меморандума. И теперь остаётся не с немецким, а лишь с чехословацким Правительством решать, хотят они мира или войны.

Адольф Гитлер

 


После ознакомления с телеграммой Розенфельд послал Гитлеру в 22 00 27 сентября 1938-го  ответную, в которой настаивал на проявлении немецкой стороной большего терпения и введения процесса в русло переговоров.

В 20 00  того же дня Чемберлен выступил по радио и сообщил что, "несмотря на симпатии к маленькой нации, противостоящей значительно большему и могущественному соседу, Британская Империя ни при каких обстоятельствах не может быть втянута в войну", но тем не менее, он "убеждён, что ни одна нация не может надеяться на доминирование в мире, угрожая силой, и что этому следует сопротивляться".

В 11 00  28-го  посол Франции в Германии François-Poncet, приглашённый Гитлером, заверил его в разрастании конфликта на всю Европу в случае силового решения Судетского кризиса.

За час до этого лорд Perth, британский посол в Риме, попросил Муссолини выступить в качестве посредника. Муссолини поручил своему послу Attolico передать его мнение Гитлеру. Когда Attolico прибыл в рейхсканцелярию, Гитлер ещё беседовал с François-Poncet. Attolico сказал следующее:

"Только что правительство Британии инструктировало своего посла в Риме, чтобы он передал Дуче об его готовности принять посредничество Дуче в решении вопроса судетских немцев. Разногласия сведены к минимуму.

Дуче хочет, чтобы Вы знали о том, что любое Ваше решение будет поддержано фашистской Италией. Дуче, однако, уверен, что принятие этого предложения будет благоприятным и просит Вас воздержаться от мобилизации (425).

Присутствие François-Poncet упростило передачу согласия Фюрера правительствам Франции и Англии. Выбор места переговоров был предоставлен Гитлером Муссолини, и он выбрал Мюнхен.

29 сентября 1938-го в Мюнхене состоялась встреча Гитлера, Муссолини, Деладье и Чемберлена, закончившаяся принятием широко известного МЮНХЕНСКОГО СОГЛАШЕНИЯ. Главными его моментами были:

- Начало эвакуации - 1-го октября, срок - 10 дней.

- Условия эвакуации будут оговорены комиссией из представителей Германии, Англии, Франции, Италии и Чехословакии.

- Международная Комиссия определяет территории, подлежащие проведению плебисцита. На время его проведения они будут оккупированы международными силами.  Та же Комиссия определяет условия плебисцита.

- Окончательное разграничение границ также международной комиссией.

- Взаимная амнистия чешских и немецких заключённых.

- При возникновении вопроса о польских и венгерских меньшинствах, Германия и Италия со своей стороны должны предоставить гарантии Чехословакии. В случае, если проблемы польского и венгерского меньшинств  в Чехословакии не будут в течение 3-х месяцев решены на их правительственном уровне, они должны решаться на встрече Глав присутствующих здесь четырёх Держав.

30 сентября Гитлер и Чемберлен подписали следующее соглашение:

Мы, Фюрер и канцлер Германии Адольф Гитлер и Премьер-министр Британии Невилль Чемберлен, в ходе сегодняшней встречи пришли к соглашению, что вопрос англо-германских отношений имеет первостепенную важность для наших двух стран и для всей Европы.

Мы считаем соглашение, подписанное прошлой ночью и англо-германский Морское Соглашение символизирующими желание двух наших народов никогда не вступать в войну друг с другом.

Мы решили, что метод консультаций будет методом, принятым для решения всех других вопросов, касающихся наших стран и намерены продолжать наши усилия для устранения всех возможных источников разногласий, тем самым внося свой вклад в обеспечение мира в Европе.

Адольф Гитлер
Невилль Чемберлен

 

Первая речь Гитлера на территории судетских немцев 3 октября 1938-го на рыночной площади Эгера

 

У трибуны - Хенлейн

 

Эгерландцы!

Сегодня я впервые приветствую вас, мои эгерландцы! Весь Немецкий Народ приветствует вас через меня! В этот момент он приветствует не только вас, а всю территорию судетских немцев, которая в течение нескольких дней будет полностью принадлежать Немецкому Рейху. Это приветствие являетя в то же время признанием: никогда более эта земля не будет оторвана от Рейха!

Этот Великий Немецкий Рейх защищён Немецким щитом и немецким мечом. Вы сами являетесь частью этой защиты. С этих пор вы, как все остальные немцы, будете выполнять эту миссию.

Это - причина великой гордости для всех вас и каждый сын немцев будет участвовать не только в радости Германии, но и в исполнении наших обязанностей и, если необходимо, и в наших жертвоприношениях. Для вас эта нация решила достать свой меч! И вы все должны быть готовы сделать то же самое где бы ни было угрозы Немецким землям или Немецкому народу. В этой общности воли и судьбы Немецкий Народ будет теперь ваять своё будущее. И ни одна сила на земле не сможет снова ему угрожать!И все в Германии, с востока до запада, с севера до юга, стоят готовые заступиться друг за друга.

Во всей Германии в эти дни царит великая радость. Не только вы испытываете его, его испытывает вся нация, торжествующая с вами. Ваше счастье - счастье семидесяти пяти миллионов, создававших Рейх до сих пор, так же, как ваша печаль была их печалью ещё несколько дней назад.

И так вы ступили на путь, ведущий Германию к великому будущему! Возблагодарим в этот час Всемогущего, кто благословил наши пути в прошлом, и взмолимся к Нему: пусть Он также ведёт нас и в будущем по пути праведности.

 

Жители Судет приветствуют немецкие войска

В обиходе редко встречается данный вариант фото. Фрау слева, как правило, на нём отсутствует.

 

4 октября, в 14 -00 Гитлер произнёс речь в Карлсбаде, на театральной площади:

Немцы! Volksgenossen! Жители Карлсбада!

Двести лет назад вы оказались настолько несчастны, что попали на дорогу, ведущую вас к безнадёжному будущему. Тогда я тоже ступил на свой путь: я верил в возрождение Германии, в восстановление моего Народа в правах и в величие приходящего Немецкого Рейха. Вы остались верны вашей Deutschtum (Немецкости) чрез года, как я остался верен своей вере!

И сегодня мы обрели себя живущими в этом Немецком Рейхе, который я тогда предвидел и в который я верил. Этот Рейх стал реальностью, и он будет таким вечно. Так же, как вы должны заботиться об этом общем для нас Великом Немецком Рейхе, гражданами которого вы сейчас стали, так и Германия будет заботиться о вас! Семьдесят пять миллионов немцев разделяют ваши чувства любви и преданности, верности и готовности к самопожертвованию.

Решение, которое привело меня сюда, было сложным. Это решение было подкреплено волей к применению силы, если она потребуется для того, чтобы освободить вас. Мы все ещё более счастливы и благодарны от того, что  для защиты наших прав не потребовался этот последний и наиболее трудный шаг. Мы все горды, что смогли получить эту страну со всей её природной красотой. Мы немедленно готовы приступить к её улучшению, улучшать то, что требует улучшения, строить то, что должно быть построено и дать зажить ранам прошлого.

Я не знаю, какие пути привели меня сюда. Но я знал то, что в один день я буду стоять здесь! И за то, что я стою теперь перед вами, я хочу, чтобы вы благодарили не только меня, но и благодарили свою верность, преданность и готовность к самопожертвованию. Так же, как вы гордитесь этим Великим Немецким Рейхом, лидером которого я являюсь, так и Германия испытывает великую радость за вас, Судетские Немцы! В этот час мы можем думать лишь о нашем великом Немецком Народе и нашем Великом Немецком Рейхе!

Германия - Зиг Хайль!

 

Вечером 5 октября 1938-го Гитлер по возвращении из Судет в Берлин произнёс речь в Sportpalast.

Это была великая цель, которую я поставил перед собой 28 мая (453). В то время это было наиболее трудным решением. Но я верил в её достижение и я мог верить в неё только потому, что знал: за мной стоит весь Немецкий Народ, готовый к выполнению любой миссии.

В течение этих нескольких недель и месяцев я мог рассчитывать лишь на одну поддержку в области международных отношений, и в своей последней речи в Халле (454) я поблагодарил человека, который стоял за мной как великий и верный друг Германии - Бенито Муссолини. Он предоставил не только свою силу и мощь своего гения для обретения справедливого решения, но также предоставил для этого всю власть, которой он обладает. Я должен также поблагодарить двух других государственных деятелей, которые в последнюю минуту поняли историческую значимость момента и заявили о своей готовности бороться за решение одной из наиболее актуальных проблем во всей Европе.

Эти люди позволили мне протянуть руку для достижения взаимопонимания. Однако, более всего соё сердце испытывает чувство благодарности к Немецкому Народу! Он всегда был со мной в течение этих трудных месяцев. В священной решимости он поддерживал все меры, необходимые для удовлетворения справедливых требований Рейха. К вечной славе нашего Народа было то, в то время сотни тысяч  были призваны к труду и стони тысяч мужчин были призваны к оружию, что в то время не было ни одного случая панических закупок, что ни один человек ни пришёл в банк, ни одна женщина не впала в сомнения.

Вся нация стояла как один. Я могу открыто заявить: я горжусь своим Немецким Народом!

Я надеюсь, что в течение нескольких дней проблема судетских немцев будет решена окончательно. 10 октября мы назовём все немецкие территории, принадлежащие нам, нашими. С этим закончится один из самых трудных кризисов в Европе. В этом году многие из нас могут с нетерпением ждать Рождества, не только внутри Германии, но и за её пределами. Для многих из нас это будет истинный праздник мира.

Над  нами царит закон: никто в этом мире не поможет нам, если мы сами не поможем себе. Эта программа самопомощи является одновременно и гордой, и мужественной. Она совершенно отличается от тех, что проводили мои предшественники, бегавшие повсюду, одно время попрошайничая у ворот Версаля, затем в Женеве, Лозанне или на других встречах. С великой гордостью мы, Немцы, решаем наши собственные проблемы и помогаем себе сегодня сами!

Но мы должны понимать, перед сколь многими безымянными, бессчётными своим Volksgenossen мы в великом долгу. Сколь много сотен тысяч Немецких рабочих были внезапно оторваны от своей работы в эти последние месяцы. В один прекрасный день им сказали: "Вы должны немедленно собрать свои вещи, вы едете на запад!" Огромная армия была отправлена на работу и построила стену из бетона и стали для защиты всех нас и всей Германии. Они должны были оставить своих жён и детей, они должны были оставить свои рабочие места и приступить к выполнению других, более трудных, задач.

В больших комнатах они испытывали значительные неудобства. Но мы старались сделать условия для них более сносными. И мы благодарны им, мы благодарны им и сотням тысяч других мужчин, призванных и перевезённым в казармы и к местам манёвров. И мы благодарны тем женщинам, которые позволили своим сыновьям и мужьям их покинуть.

Я сам сделал свои первые шаги по эти территориям. Я был глубоко поражён двумя явлениями. Одно - это то, что я часто был свидетелем радостного ликования и энтузиазма. Я впервые видел слёзы радости на на глазах тысяч и тысяч. Второе - это то, что я стал свидетелем ужасающей нищеты!

Когда в Англии Duff Cooper (456) and Mister Eden заявляли, что здесь творится несправедливость в отношении чехов, они должны были посмотреть, что здесь  творится на самом деле.

Как они могли искажать такую правду, как эта!? Я видел целые голодающие деревни, целые брошенные города! Мои Volksgenossen, именно вам выпало исполнить долг чести! Мы должны принять этих людей в состав нашего Volksgemeinschaft (национального сообщества) и помочь им. Им нужна наша помощь!

Это лишь вопрос благодарности со стороны тех немцев, которым посчастливилось всегда жить в безопасной гавани нашего Рейха.

Мы просим лишь небольшого пожертвования от каждого. Я, однако, жду, чтобы каждый определил характер своего пожертвования в соответствии с его возможностями и благосостоянием. Вопросом гордости для нас должно быть выделение этой помощи в возможно кратчайшие сроки. Я более не хочу видеть в Германни ни одного рахитичного ребёнка в ближайшие годы.

В честь Winterhilfswerk

 

Я ожидаю, что в 1938-м кампания Winterhilfswerk (Зимней помощи) отразит историческое величие года. Амбицией каждого из нас сделать вклад в достижение столь монументального успеха. Этот успех должен доказать что, вне всякого сомнения, слово “Volksgemeinschaft” не пустая иллюзия.

Мы понимаем что, в последней инстанции, любая человеческая инициатива для своего успеха требует благословления Провидения. Ещё мы понимаем, что Провидение предоставляет своё благословление только тому, кто доказал то, что он его достоин. Я верю, что всем нам в этом году выпала столь большая удача, что мы обязаны сделать пожертвования добровольно.

 

 

6 октября АГ снова вернулся в Судеты. Около 11-00 он произнёс речь в Румбурге на рыночной площади (458).

Пусть это чудесное развитие событий послужит демонстрацией, какая непоколебимая воля ответственна за их свершение. Сегодня три с половиной миллиона человек находятся в процессе возвращения в Рейх.

Поклянёмся же в этот час в том, что воля, служащая поддержанию этого Рейха, не уступит воле, необходимой для строительства этого Рейха. Каждый клочок немецкой земли, над которым реет флаг Немецкого Рейха, должен оставаться немецким всю вечность!

 

После этого АГ посетил чешские укрепления вдоль границы. Около 15 часов он прибыл в Кратцау и осмотрел войска. Около 16-30 - в Фрайдланде  Гитлер произнёс речь:

Флаг, развивающийся сейчас над всей Германией должен быть флагом Немецкого Народа, должен быть флагом немецкого народа на всю вечность и нация должна нести его всю вечность! Этот Рейх Немцев, который мы окончательно воздвигли в форме Национал-Социалистического государства, этот Рейх является для нас величайшим благом в этом мире.

Мы стоим в готовности к совершению для него наиболее благородного и окончательного жертвоприношения во все времена! Я уверен, что Рейх, рождённый из борьбы Национал-Социалистического Движения, пока живы немцы, не  должен погибнуть никогда! Германия, Зиг Хайль!

 

АГ покинул Судеты и произнёс днём 7 октября речь в городском сквере Ягендорфа:

Если кто-то смог лишить три или шесть миллионов немцев их прав и угнетать их, то никто в этом мире не сможет подчинить своей воле восемьдесят миллионов немцев.

С 10 октября Свастика будет реять над каждым клочком Судетской земли. С тех пор этот регион будет освобождён окончательно, он станет Reichsgau (провинцией Рейха) и частью Немецкой нации на все времена!

 

9 октября АГ произнёс речь на народном митинге на Befreiungsplatz (Площади Освобождения) Саарбрюкена (462).

Немцы! Volksgenossen!

Я приехал в ваш Gau (округ) во время этих великих исторических  дней и событий в убеждённости, что никто, кроме вас не имеет лучшего понимания происходящего в последние недели. Вы, мои мужчины и женщины Saarpfalz (Саарфальца), испытали на  себе, что значит быть отделёнными от Рейха и сами испытали великую радость объединения. Вы также вынесли лишения около двух десятилетий разделения.

Вы ликовали в час освобождения, вы были счастливы, так как это позволило вам вернуться домой в наш общий Немецкий Рейх. Миллионы судетских немцев страдали от похожих невзгод и лишений и испытывают теперь ту же радость, что и вы в те дни. В начале этих двадцати лет, прошедших вслед за крахом, я решил повести те десять миллионов немцев, всё ещё живших за пределами наших границ, домой в Рейх.

В то время, как эти граждане мира мира испытывают огромное сострадание к каждому преступнику, ответственному за свои деяния в Германии, они глухи к стенаниям миллионов Немцев. Мир заражён духом Версаля и сегодня. Никто не посмеет сказать нам, что мир отвратил себя от этого духа! Нет, это Германия отвратила себя от него! Было принять жёсткое решение и среди нас были слабые, кто не понимал его.

Но совершенно очевидным является то, что нести такую ответственность является честью для каждого государственного деятеля. Для принятия такого решения требовался ряд условий, таких, как эти:

Первое - внутреннее единство нации. Когда я принимал своё решение, я был уверен в том, что являюсь фюрером действительно мужественного Народа. Я понимаю, что в мире сегодня ещё многие и, наверно, некоторые индивидуумы в Германии, кто не понимает, сто Немецкий Народ 1938-го - не тот народ, который был в 1918-м!

Никто не может отрицать великие образовательные подвиги, свершённые нашим Weltanschauung (Мировоззрением). Сегодня существует Volksgemeinschaft (Национальное сообщество) силы и энергии, подобного которому Германия не знала никогда прежде. Это было первым условием, на котором основывался успех в нашей борьбе.

Второе условие - перевооружение нашей нации, для чего я рьяно трудился в течение шести лет. По моему мнению дешевле вооружиться до некоторых событий, чем встретить их неготовым и впоследствии платить дань.

Третьим условием была безопасность Рейха. Вы сами убедились, какая вокруг вас была проведена гигантская работа. Я не хочу вдаваться здесь в детали. Однако, позвольте мне выразить одно убеждение: ни одна сила на земле не способна прорваться через эту стену!

И четвёртым была область международных отношений, в которой мы завоевали новых друзей. В последние два с половиной года та Ось, которая за границей иногда становилась предметом насмешек, доказала свою жизнеспособность.  И она также доказала свою прочность, даже в часы великих испытаний.

Мы счастливы, что работа 1938-го, реинтеграция десяти миллионов немцев и около 110 000 квадратных километров в Рейх были совершены без пролития крови. И это произошло несмотря на надежды и устремления столь многих поджигателей войны и гешефтмахеров по всему миру.

Говоря о кооперации мира в этих мирных усилиях, я должен прежде всего сказать о том истинном друге, которым мы располагаем сегодня - Бенито Муссолини. Все из нас знают, сколь многим мы благодарны этому человеку. Я также с благодарностью думаю о двух других великих государственных деятелях, работавших, чтобы открыть проход к сохранению мира.

Они обеспечили соглашение, которое предоставило справедливость миллионам немцев и сохранило мир во всём мире. И всё же опыт последних восьми месяцев должен и может усилить наши меры предосторожности и не позволять пренебрегать шагами, необходимыми для защиты Рейха.

Мы должны верить в то, что эти государственные деятели, противостоящие нам, желают мира. И всё же эти люди управляют государствами, внутреннее устройство которых таково, что они могут быть в любой момент заменены людьми, которые не разделяют их стремления к миру. И эти другие люди существуют.

Минута, в которую другой человек в Англии придёт к власти и сменит Чемберлена - либо м-р Дафф Купер, либо м-р Эден, либо м-р Черчилль - мы знаем, что в эту минуту мгновенно проявятся амбиции этих людей развязать ещё одну мировую войну. Они не скрывают этого, они не делают из этого секрета.

Далее, мы знаем, что международное еврейство угрожающе маячит за сценой и делает сегодня то же, что оно делало вчера. Это нашло своё наиболее лаконичное выражение в том фундаменте, на котором стоит большевистское государство. Мы не находимся в заблуждении относительно махинаций определённой части интернациональной прессы, которая живёт за счёт лжи и клеветы. это требует от нас ещё более крепкой защиты для Рейха!

Приготовление к миру во все времена значило подготовку к обороне! Поэтому я решил, что укрепление наших западных границ должно было быть проведено с максимальной скоростью, о чём я уже заявил в своей речи в Нюрнберге.

Я уже включил в эту оборонительную линию те две большие области, которые до сих пор находились перед нашими укреплениями, а именно, область вокруг Аахена и Саарбрюкена. Что касается остальных территорий, я буду рад огласить в течение нескольких дней, которые мы определили как необходимые в эти критические недели и месяцы.

Я рад, что эти сотни тысяч мужчин могут вернуться домой и наши резервисты снова могут быть распущены. Я благодарю всех их за их отношение к исполнению своих служебных обязанностей. В частности, я благодарю те сотни тысяч немецких рабочих и и инженеров, десятки тысяч из которых стоят между нами сегодня, которые работали здесь на укреплениях.

Мои Камрады, вы помогли сохранить мир для Германии! Моя особая благодарность адресована Немецкому Народу, проявившему себя столь мужественным образом.

Как сильное государство, мы готовы в любое время договориться с соседями. Мы не предъявляем к ним никаких требований, мы лишь желаем мира. Это - лишь одна вещь, которую мы желаем по-настоящему, и особенно это относится к нашим отношениям с Англией: сейчас самое время, чтобы люди а Великобритании постепенно оставили своё отношение к нам времён Версаля.

Мы более не будем терпеть любое гувернёрское отношение к нам! Покушения британских политиков на счастье немцев или других граждан Рейха в пределах его границ неприемлемы. Мы не вмешиваемся в подобные материи в Англии. Существует множество областей, достойных того, чтобы остальной мир заботился в них о своих национальных интересах, а не вмешивался в наши. Подумайте хотя бы о событиях в Палестине.

Мы оставляем решение любых вопросов людям, уоторые считают себя призванными Богом к их решению. Но мы не можем стоять в благоговейном трепете ожидая, когда они придут с готовым решением. Мы хотим посоветовать всем эти джентельменам думать о своих проблемах и оставить нас в покое. Это, кстати, является частью системы мировой безопасности.

Перед нами стоят великие задачи - колоссальные экономические и культурные проблемы ждут своего решения. Ни один народ не может использовать мир лучше, чем мы, но ни один народ не знает лучше, чем мы, что значит быть слабыми и оставаться на милости сильных.

Мои Volksgenossen! В этом году завершается великая работа по национальному объединению, возрождение гордого, могучего и свободного Немецкого Рейха! Вы сами здесь столько страдали, что знаете, почему я беспокоюсь за будущее Рейха и почему я требую от Немецкого Народа продолжать находиться в состоянии готовности и отдавать этому свои лучшие силы.

Это - чудо, что нам довелось быть свидетелями возрождения Германии на протяжении лишь нескольких лет. Но обстановка изменяется! Об этом всегда следует помнить и хотеть сохранения нашей решимости служить этой Германии, мужчина к мужчине, женщина к женщине. И когда этого могут потребовать великие интересы нашего Народа и Рейха, мы должны оставить все личные интересы.

Сегодня я стою среди вас во второй раз. Не так давно вы радовались возвращению домой. Сегодня вы стали свидетелями возвращения миллионов других Немцев, которые также вернулись домой, в Рейх. Пусть нас объединит с ними клятва нашему единому, великолепному Рейху, в который мы бесконечно верим.
Германия, Зиг Халь!

 

4 октября в Праге было сформировано новое правительство под руководством генерала Яна Сирова и премьер-министра Франтишека Хвалковского.  Оно пошло навстречу требованию Гитлера перенести границы без плебисцита. Обстановка в Судетах побудила международную комиссию, состоящую из послов Великих Держав, согласиться не проводить плебисцит (464).

1 октября 1938-го польские войска при попустительстве АГ оккупировали Тешенскую область с подавляющим преобладанием польского населения. Венгры, в свою очередь, вели безрезультатные переговоры в Комарно с чехословацкой делегацией о передаче им части Словакии Рутении.

6 октября католический священник Йозеф Тисо сформировал в Прессбурге словацкое автономное правительство (467).

 

21 октября Гитлер издал следующую директиву:

"Директива Фюрера Вермахту
Берлин, 21 октября 1938-го
Высшей секретности
OKW L Ia. No. 236/38

В следующей директиве мной изложены будущие задачи Вермахта и вытекающие из них приготовления к военным действиям. Пока эта директива не вступит в силу, Вермахт должен быть готов в любое время к следующему:

1. Обеспечению безопасности границ Немецкого Рейха и защите от внезанных авианалётов.

2. Завершению существования остатков Чешского государства.

3. Захвату Мемеля".

В п. 2 имелась следующая оговорка:

"Должно быть возможным в любое время разгромить остатки Чешского государства, если оно будет проводить антинемецкую политику.

 

31 октября 1938-го Гитлер издал указ о дополнительных выборах в Рейхстаг:

§1

Приказываю провести добавочные выборы в Рейхстаг, чтобы обеспечить нашим Volksgenossen из судетских немцев представительство в рейхстаге Великой Германии.

§2

Дополнительные выборы должны пройти в воскресенье, 4 декабря 1938-го.

Фюрер и Рейхсканцлер, Адольф Гитлер.

 

2 ноября 1938-го был проведён "Венский арбитраж" на предмет передачи бывших Словацких территорий Венгрии. АГ на нём не присутствовал, но поручил примирение двух государств-сателлитов - Словакии и Венгрии, Риббентропу и Чиано.

 

Остатки версальской Чехословакии  после отделения национальных территорий

 

Из ежегодной речи Гитлера 8 ноября в Мюнхенском Bürger-bräukeller (пивном зале на 1800 человек)

Сегодня у власти во Франции и Англии есть люди, желающие мира. Но есть и другие, которые особо и не скрывают, что хотят войны с Германией. Я вынужден заявить перед нацией об этом со всей ответственностью, принимая все последствия этого. М-р Черчилль завтра может стать премьер-министром. И если один лидер британской оппозиции заявляет, что они хотят уничтожения режима, но не Немецкого Народа, то это пожелание одно и того же, так как этот режим нельзя уничтожить, не уничтожив весь Немецкий Народ!

И если кто-то заявляет, что хочет освободить Немецкий Народ от этого режима, я говорю ему: вам нет дела до Немецкого Народа! И, если есть один человек, делом которого является Немецкий Народ, мой дорогой джентльмен Британского парламента, то это я!

 

На выборах 4 декабря в Судетах из 2,94 миллионов бюллетеней проголосовавших за НСДАП  оказалось 2,64 миллионов (98,8%). На выборах в Сааре 1 мая 1936-го - 98,9%, в Австрии 10 апреля - 99,7%. (Стр. 1260 - Compl. Hitler)

 

6 декабря 1938-го МИД Германии Риббентроп и МИД Франции Бонне подписали Франко-Германскую Декларацию:

1. Правительство Германии и Правительство Франции полностью разделяют убеждение, что мирные и добрососедские отношения между Германией и Францией составляют наиболее важный элемент консолидации ситуации в Европе и сохранения всеобщего мира. Оба Правительства будут делать всё возможное для развития в этом направлении отношений между их странами.

2. Оба Правительства утверждают, что между их странами нет вопросов территориальной природы и торжественно признают окончательность границ между ними.

3. Оба Правительства решили, независимо от их отношений с третьими странами, оставаться в контакте друг с другом относительно вопросов, касающихся их стран и проводить совместные консультации, если будущее развитие их отношений приведёт к международным затруднениям.

Иоахим фон Риббентроп                          Жорж Бонне

 

Из многих народов и государств в Европе, словаки и Словакия были наиболее дружелюбны к Гитлеру. Пользуясь моментом, Тисо и другие государственные деятели такие, как Тука, Мач и Дурканский буквально падали друг за другом, чтобы угодить немецкому диктатору. Они были полностью едины с Гитлером в его натиске на хрупкую Чехословацкую федерацию, озвучивая свои требования на боʹльшую автономию для своей этнической группы.

ИСТОЧНИКИ: