На главную

Леон Дегрель. Гитлер: Рождённый в Версале. + 62-64 главы
(развернуть страницу во весь экран)

Глава 62

Союзники и Советы

 

 

    Союзники сделали жест, который можно было принять за проявление альтруизма. В июле 1918-го на север России британцами было отправлено несколько небольших контингентов. Однако, эти экспедиции были предназначены не для сдерживания коммунизма, а для формирования антигерманского фронта. Британцы были озабочены перспективой свержения германцами Ленина и аннулирования российского долга. Британцы больше верили Ленину, чем германцам. Они отправили войска для того, чтобы протянуть руку, надеясь, что Ленин пожмёт её - это был прежде всего пиар, рассчитанный на организацию торговых отношений с новыми правителями России.
    Другим странным набегом Союзников на Россию была японская оккупация Владивостока. Японцы присоединились к Союзникам в войне против Германии, так как усматривали в этой войне значительные выгоды. Это обеспечило им захват беззащитных германских территорий на Цзяо-Чжоу и принадлежавших Германии островов на Тихом океане, а также Маньчжурских железных дорог и рудников в центральном Китае по добыче железной руды.

    И Россия, и Германия были слишком заняты войной для защиты своих владений. Война была божьим даром для промышленного и вообще экономического развития Японии. Её металлургическая промышленность увеличила объёмы производства вчетверо; по выплавке стали, которая  до войны была несущественной, а в 1918-м достигла 550 000 тонн, а валовой промышленный продукт подскочил от 1,3 миллиарда иен в 1914-м до 6,3 миллиардов в 1918-м.
    Японские корпорации получали столь высокую прибыль, что выплачивали дивиденды в размере от 20 до 50 процентов. Несмотря на обогащение от войны, японское правительство отказало Союзникам в отправке войск в Европу и даже в предоставлении помощи со стороны её ВМФ.

* * *


    Экономический подъём очень обеспокоил американское правительство. Соединённые Штаты считали Тихий американским озером и не могли дружелюбно взирать на конкурентов. Японцы высадили во Владивостоке 70 000 человек, официально против германского наступления! Германцы находились в тысячах миль, но абсурдность предлога японцев была превзойдена американцами, которые послали

 

380

тысячи человек в северную Сибирь, и тоже под предлогом войны против германцев. Официально и британцы, и американцы, и японцы лишь выполняли союзнический долг перед Россией по войне с Германией. Существовал и небольшой контингент из 3 000 французских и итальянских военнослужащий, отправленных в Сибирь на помощь их союзникам. Черчилль признавал:
    "Союзники пришли для противостояния германцам, но не видели ни одного из них, даже в бинокли, так как были отделены от них 5 000 миль". Союзническая оккупация была лишь продолжением их империалистической политики, но ни коим образом не губительна для коммунизма.  Вильсон во времена своей озабоченности Советами постоянно подчёркивал: "Россия - проблема, на знание путей разрешения которой я не претендую"- заявил он, в частности, 14 июля 1919-го.

    А тем временем германская армия была принуждена условиями перемирия покинуть все российские территории. Одновременно Союзники воспрепятствовали оперативному возвращению войск домой от Лемберга и Варшавы до Бухареста. Им пришлось брести при температуре 45 градусов ниже ноля до  1 500 миль, часто по глубоким снегам из-за того, что единственной дозволенной им точкой входа в Германию была Восточная Пруссия.
    Поездов было множество, но для репатриации германских солдат не было разрешено ни одного из них.  Весна 1918-19-го была одной из самых морозных, и многие солдаты насмерть замёрзли, будучи к тому же и полностью истощены. Агония этих людских волн, бредущих через ледяные пространства из-за карательного перемирия, нисколько не трогала Союзников: это было частью обдуманной мести Германии, а также избавления от возможно большего числа немцев посредством войны, голода, революции и смертельного замораживания.

    День Перемирия стал для большевиков днём триумфа. Германский фронт фактически исчез; на отступающие войска можно было нападать безнаказанно. Один из первых отступивших германских батальонов был окружён и пленён коммунистами. Все офицеры были расстреляны, половина людей была растерзана. Вторую половину раздели догола и погнали по снегу; все они замёрзли. Голгофа германской армии длилась в течение трёх месяцев.
    Крымчаки и украинцы умоляли немцев остаться. 1 января 1919-го 5 000 немецких солдат попытались спасти столицу Украины, но было слишком поздно: большевики были слишком многочисленны, слишком хорошо снабжены и слишком хорошо вооружены.

    Между октябрём 1917-го и ноябрём 1919-го, несмотря на двухлетнюю гражданскую войну, Троцкому удалось сформировать Красную Армию. У него были выдающиеся организационные способности, острый ум, железная воля и тамерлановская жестокость. Черчилль называл его "крокодилом". И за два месяца Троцкому удалось создать дисциплинированную армию, сурово дисциплинированную беспощадными комиссарами.
    Все нарушения без промедлений карались всегда готовыми расстрельными командами. Сформированная в основном из бывших дезертиров, бывших осуждённых, уличных бандитов, повально безграмотная, Красная Армия была обучена не давать пощады тем, против кого она направлялась.

    Приказ Союзников, отданный германцам, чтобы они покинули Россию, спустил Красную Армию на беззащитное население Южной России. Когда германцы оставляли край, город или деревню, приходили войска Троцкого и устаивали резню и погромы. Бенуа-Меше так описывает вынужденный марш германских войск из южной России в Восточную Пруссию:

 

    Для германцев это было долгое, монотонное шествие на север через воюющие метели. Они смогут добраться

 

381

до прусской границы только к концу зимы. Для них это была единственно разрешённая точка входа. Они выстрадали намного больше, чем наполеоновская армия, добравшаяся до Березины. (L’Armée allemande, vol. II, p. 242).

    И опять Черчилль оказался одним из немногих лидеров Союзников, оплакивавших то, что он назвал "этими прискорбными событиями":

 

    Условия перемирия предписывали германцам немедленную эвакуацию из Украины. Для душ, воспламенённых войной с Центральными Державами, а также и для самих немцев, у которых было единственное желание - отправиться домой, это было вполне резонно. На деле же эвакуация изъяла из южной России единственно здоровые и решительные силы, обеспечивавшие нормальную повседневную жизнь для 30 миллионов людей.
    Когда [германские] стальные каски покидали города, в них входила Красная Армия и устраивала террор против буржуазии и всех тех, кто выказал солидарность с германцами или Союзниками. Красные праздновали их уход чудовищными массовыми убийствами. (World Crisis, vol. IV, p. 167).

    Так зимой 1918-1919-го западные Союзники бросили многострадальный русский народ, который с 1914-го по 1917-й стоически пожертвовал им несколько миллионов своих представителей.

    Британский премьер-министр, лорд Бальфур, столь обеспокоенный предоставлением для евреев дома в Палестине, был ещё меньше озабочен благополучием русского народа. Обескровленный тремя годами войны, он преследовался и погибал от рук коммунистов. Бальфур предоставил ему короткую отповедь: "Мы постоянно говорим русским, что не желаем оказаться втянутыми в из внутренние дела".
    На деле же Союзники, хоть и презираемые Лениным, готовы были разбиться в лепёшку, чтобы добиться расположения коммунистов. В Версальском Договоре был предусмотрен специальный пункт для приглашения Ленина на раунд переговоров по турецким Принцевым островам. Этот предложение легитимизировало Ленина и его коммунистический режим, чего ему было вполне достаточно. Он не удосужил себя ответом, выказав презрение к малодушным и трусливым лидерам Союзников. Теперь его руки были развязаны для геноцида русского народа.

 

 

 

 

 

Глава 63

Лицемерие Союзнической интервенции

 

    Ленин выказал столько  презрения и неуважения к заискивающей перед ним Западной Европе для того, чтобы спровоцировать весьма необычную реакцию со стороны Ллойд Джорджа, который 16 апреля 1919-го заявил в Палате Общин:

 

И если теперь, когда русский народ принял столь большое участие в нашей судьбе, столь много рисковав, мы скажем ему: "Спасибо тебе; мы многим тебе обязаны, ты был нам очень полезен, но теперь мы более в тебе не нуждаемся и большевики могут резать твои глотки", то мы будем не более, чем трусами, омерзительными трусами.

    И, так как сентенция Ллойд Джорджа задела их коллективную совесть, Союзники согласились прийти, как в то время можно было подумать, на помощь несчастному русскому народу. Британцы отправили дивизию в Баку, нефтяную столицу России, где 38 коммунистических комиссаров были всем скопом преданы смерти. Пресса всегда пропагандировала идею о том, что зловещие Наци были первыми, применившими практику расстрела комиссаров летом 1941-го в Белоруссии.
    На деле же именно британцы начали задолго до немцев применять политику расстрельных команд. И концентрационные лагеря в Южной Африке, где тысячи бурских женщин и детей умерли от голода и болезней в нечеловеческих условиях за полвека до того, как стало слышно об Аушвице и Дахау, придумал именно британский истэблишмент.

    Британские интересы и в Баку и в Южной Африке были одной природы: защита добычи ротшильдами нефти, золота и алмазов. В течение 19 века ротшильды побудили британское правительство к совершению множества набегов для защиты собственных интересов.
   Бурская война была наилучшим примером этого. Таковой была и британская оккупация между 1915-м и 1918-м региона Тигра-Ефрата, Персии, Персидского Залива и Арабского Хиджаза, которые вместе с Баку обеспечили ротшильдам мировую монополию на добычу нефти. Для защиты этой монополии британские войска зимой 1918-го были отправлены для захвата железных дорог и трубопроводов, связывающий Чёрное

 

383

и Каспийское моря в Южной России, пока британский флот держал под контролем береговые линии. Ппоэтому кроме эпизода с казнью 38 комиссаров для остановки бойни коммунистами русского народа британцы свом войска не использовали.

    Британцы оказались в Баку строго для защиты нефтеразработок ротшильда, но никак не народа. Британский истэблишмент, как всегда, втянул французских политиков в свою оккупационную схему, на этот раз России. Клемансо был приглашен для подписи в обстановке высочайшей секретности конвенции, согласно которой Британцы выделяли Франции некоторые богатейшие земли в южной России.
    23 декабря 1917-го -  два месяца спустя после ленинского переворота, Клемансо подписал секретное соглашение с британцами: Французские дивизии будут отправлены для оккупации Украины, в обмен на что Клемансо получит концессии в Бессарабии и в Крыму, а также на Украине площадью больше, чем сама Франция.  Британский истэблишмент предложил эту щедрую схему для того, чтобы отвлечь внимание от своей монополизации нефтедобычи на Кавказе и в Персидском Заливе.

    Французские политики заглотили наживку и возмечтали об империи тысячи и одной ночи, падающей в их объятия благодаря любезности их дружелюбных британских союзников. Под звуки Марсельезы французские дивизии бросились в Одессу и скоро предприняли марш по Украине. Британские политики также предложили греческому лидеру Венизелосу присоединиться с его двум дивизиями к французской экспедиции, льстиво сравнив его с Александром Македонским.

    С самого начала наскоро организованные экспедиции деградировали от причудливости до гротеска. Население Украины недоверчиво взирало на этих необычных солдат. Оно приняло присутствие германцев потому, что они в течение веков стали неотъемлемой частью как российской, так и украинской истории. Миллионы немцев селились и процветали там, но французов никогда там не видывали.
    Изумление быстро сменилось гневом, когда население увидело, что многие из их "спасителей" не только не спасают их от коммунистов, но и фактически устроили смычку с комиссарами. Коммунистическая пропаганда, столь притягательная для наследников Французской Революции, окончательно инфицировала французскую армию. Не успела экспедиция прибыть в Киев, как сторонники коммунистов и их агитаторы в войсках устроили такой саботаж, чтобы привести их к поспешному отступлению. Киев, столица Украины, был оставлен Советам на растерзание.

    Затем поступили шокирующие новости о бунте французского ВМФ на Чёрном море. Стоял апрель 1919-го. Правительство Франции было изумлено. Бунтовщики, включая их зачинщика - Марти, были арестованы, но скоро выпущены благодаря кампании в левацкой прессе. Марти нажил капитал на своём succès de scandal. Он стал любимцем Парижских салонов и избирался во Французскую Ассамблею. Избрание Марти было единственным результатом французской экспедиции в Россию, кроме множества не оправданных надежд среди её русских и украинских союзников.
    По сути, большевики использовали французское вторжение как предлог для всеохватывающей бойни обвиняемых в коллаборационизме. В течение шести месяцев вся южная Россия оказалась в руках Ленина. У Союзников оставалось ещё два русских "фронта": в Мурманске, оккупированном британцами и в восточной Сибири, оккупированной японцами и американцами. Предлогом британцев для пребывания в Мурманске было "остановить германцев", хотя ни один германец не появлялся там и близко.

 

384

    Такой же предлог был использован для объяснения японского и американского присутствия. Последняя оккупация Союзников была осложнена неожиданным появлением в Сибири 50 000 чехов, называвшихся в то время богемцами. Чехи были бывшими военнопленными из Австро-Венгрии, освобождёнными после большевистской революции 1917-го. Ленин индоктринировал их и организовал в сепаратистскую армию, призванную взять власть в Богемии.
    Это была именно ленинская политика набора и обучения ударных коммунистических войск с последующей отправкой их обратно в их страны для насаждения коммунизма. Союзники и коммунисты заключили соглашение о репатриации разоружённых чехов из сибирских лагерей и о том, чтобы бросить их в бой на Западном фронте против германцев.

    Их погрузили в поезда транссибирской железной дороги со всем вооружением и припасами. В течение долгого путешествия чехи стали неуправляемыми и начали хулиганить и грабить. В Иркутске Советы попытались разоружить их, что привело к полномасштабному мятежу. Чехи теперь повернулись против их советских менторов и работали в основном вольнонаёмными грузчиками.
    Но теперь они были заинтересованы в том, чтобы добраться до Тихого океана и сесть на суда, чтобы избавиться от войны, германцев, Союзников, коммунистов и антикоммунистов. Их чаяния разделяли американские солдаты, которых отправили в сибирские просторы в туманную экспедицию "спасать русских и воевать с германцами". Две их оставшиеся дивизии были совершенно небоеспособны и не понимали, зачем их послали в эту ледяную страну.

    Японцы были слишком заняты преследованием своих целей, в которые никогда не входило спасение белых русских из лап коммунистов. Русские антикоммунисты наблюдали за своими "спасителями" с упавшим сердцем. Именно в этих  ужасных обстоятельствах появилось чисто русское явление: Адмирал Колчак.


* * *

    Адмирал Колчак был умным и храбрым морским офицером, которому во время ленинского переворота 1917-го довелось находиться в Японии. Колчак, не теряя времени, организовал антикоммунистический русский рейд по необъятной территории восточной Сибири. За несколько месяцев Колчаку удалось набрать в Сибири более 100 000 русских добровольцев. Его планом был возврат всей территории вплоть до Москвы с последующим соединением с 13 000-ными британскими войсками в Мурманске и Архангельске.
    Было и около 40 000 русских националистов, сгруппировавшихся на севере России и сформировавших "Правительство  северной России". Если бы Колчаку удалось соединиться со своими соотечественниками и британцами, то он смог бы достаточно легко выбить большевиков из Москвы и раз и навсегда положить конец ленинской диктатуре.

    Из Союзников лишь один Черчилль был сторонником настоящей интервенции, призванной спасти русских от коммунистов. И, хотя в распоряжении Союзников было 12 миллионов солдат, им требовалось отправить  две-три лишних дивизии для обеспечения свержения Ленина. По оценке Черчилля: "Двадцать или тридцать тысяч решительных мужчин могли без особых трудностей и потерь быстро продвинуться до Москвы, сметя всё сопротивление". (World Crisis, p. 236).

    По мере того, как Колчак наступал с востока, его антикоммунистическая армия росла с каждым днём. Он был уверен в поддержке Союзников, которые пообещали ему её в письменной форме.

 

385

    Для получения поддержки Союзников Колчаку пришлось принять ряд строгих требований, казавшимися в то время просто нелепыми. Пока Россия уничтожалась - более восьми миллионов человек было уничтожено в первые восемнадцать месяцев ленинской тирании, Союзники потребовали, чтобы Колчак действовал с самого первого дня своей освободительной кампании в стиле западных политиков со всеми демократическими аксессуарами: " От Колчака потребовали созыва демократически избранного конституционного собрания".
    То, чего Союзники никогда не хотели от коммунистов, они потребовали от националистов, сражавшихся за свои жизни. После двух лет коммунистических злодеяний России был нужен мир и порядок, а не либеральный политес. И всё же Статьи I и II соглашения требовали того, чтобы Колчак появился у большевиков  с урнами для голосования.

    Статья V обязывала Колчака признать независимость "Кавказа и закавказских территорий", куда после подписания перемирия от 11 ноября 1918-го уже залезли британцы, чтобы захватить российские источники нефти. Статья VIII-я была особенно подлой. Она принуждала Колчака выплатить миллиарды долларов займа имперской России, который Ленин упразднил в 1917-м.
    Эта статья не принимала во внимание бедственное экономическое положение России, а также тот факт, что еврейские революционеры после захвата власти опустошили российскую казну и перелили эту финансовую кровь еврейским западным банкам, где она циркулирует и по сей день. Союзникам за помощь бедствующему народу нужны были нефть и деньги.

    Колчак принял эти грабительские условия, так как знал, что иначе отвоевание России окажется для него невозможным. После нескольких месяцев болезненных переговоров 12 июня 1919-го соглашение было подписано Союзниками - за две недели до провозглашения Версальского Договора. Черчилль сокрушался по поводу запоздания этого соглашения:
    "Если это важное для народа решение было мудрым в июне, насколько более ценным оно было бы в январе. Декларация [соглашения] появилась слишком поздно". (World Crisis, p. 183).

    В любом случае декларация Союзников была предательской. У них не было намерений использовать свои войска против большевиков. Если бы создалось впечатление перевеса со стороны Колчака, он бы снабжался армейскими излишками и бывшем в употреблении оружием, но и в этом был установлен лимит. Однако, русского адмирала постоянно убеждали в том, что Союзники присоединятся к нему в бою.
     Двурушничество Союзников иллюстрирует документ, отражающий план их действий, изданный Верховным Советом Союзников 26 мая 1919-го: "Нашей единственной целью будет помощь русским элементам, ищущим возможность развёртывания войны против германской автократии и освобождения своей страны". "Борьба против германской автократии" была полным нонсенсом, учитывая то, что война с Германией давно была окончена, а мурманский регион даже во время войны никогда не мел дела с подобной "автократией".

    С 1917-го на берегах Северного Ледовитого Океана стояли лишь Советские войска. А британцы воззвали к Колчаку, чтобы он атаковал их, в июне 1919-го. В качестве главного стимула для начала Колчаком боевых действий британцы пообещали сражаться на его стороне. Союзники прислали около 300 000 устаревших винтовок, объедков от войны, для которой они теперь были без надобности, но были намерены оставаться в стороне от боевых действий. Черчилль оценил эту позицию, написав: "Решение о помощи Колчаку было принято вполсилы".

 

386

     Лицемерие и непостоянство Союзников соответствовало неистовству Ленина: "Отныне по их воле война перестала быть мировой; это будет всеобщая война". Лорд Керзон в своих мемуарах будет оплакивать трусливую реакцию Союзников:

 

    Наша политика - непоследовательна. Союзники колеблются между признательностью и любезным безразличием к ррусским [националистам]. Эта политика изворотливости и неопределённости. Можно ожидать серьёзных проблем и даже самого худшего.

    29 июля 1919-го Черчилль напомнил Палате Общин:

 

    Мы связаны с русскими, которые были нашими союзниками священными обязательствами, а также являются населением, которое мы воодушевляем [на сопротивление коммунизму]. Традиции нашей страны всегда отводят особое место вещам такого рода.

    Черчилль, естественно, игнорировал институционное лицемерие британского истэблишмента с его врождённой политикой не соблюдения соглашений. Колчак не знал об изворотливости союзников и прокладывал себе дорогу в боях, чтобы встретиться с британцами в Мурманске. В разгар своей кампании Колчак был проинформирован о том, что британцы собираются покинуть Мурманск до зимы. В Британии намечались выборы и политики, разжигавшие в течение четырёх лет военную истерию, теперь перебрались на мирную платформу: потери подорвали обстановку в тылу, а избиратели устали от войны.
    Эти новости не слишком воодушевили русских патриотов, но они продолжали сражаться. Колчак снова предпринял наступление и прорвал советские порядки на глубину в 150 миль. Возможно, что Союзники были впечатлены русской храбростью.

 

 

 

Глава 64

Союзники предают Колчака

 

    Адмирал Колчак продолжил наступление, прорвавшись на сотни миль на советскую территорию. Это было именно тогда, когда британское правительство приказало всем своим войскам покинуть Мурманск и Архангельск. Верховный Совет Союзников также нарушил своё обещание на поставки оружия и продовольствия: всё снабжение было прекращено. Предательство Союзников отозвалось ужасным событием: когда Колчак собирался освобождать Екатеринбург, еврейские охранники троцкого самым варварским способом казнили царя, его жену и всех детей, которых они держали под арестом.
    Это было невиданно кошмарным ритуальным убийством. Эти новости прокатились по всей России, но лишь усилили решимость антикоммунистических сил к борьбе - лишь так они могли избежать подобной участи. Очень значимо то, что  Екатеринбург был переименован в Свердловск в честь еврейского соучастника троцкого в убийстве.

    Черчилль, бывший в то время министром обороны, каким-то образом решился игнорировать решение Верховного Совета Союзников. Единственным среди Союзников он отдал приказ британскому флоту зайти в гавань Петрограда. Британцы потопили два советских крейсера и ждали выдвижения финнов на Петроград. Ленин тогда думал, что всё кончено: Финляндия была полностью отмобилизована, британский флот контролировал гавань, а русские националисты под командованием генерала Юденича были готовы к наступлению.
    Уничтожение коммунизма казалось неизбежным. Но, как в прошлом, так и много раз в будущем, коммунизм был спасён от полного уничтожения именно капиталистическими державами. Капиталисты оказали всё возможное для них давление на Финляндию, чтобы "удержать её от нападения" снабжение Юденича было саботировано, а Черчилль сдался.

    Копящееся предательство в конце концов оказало своё воздействие на националистические силы. Момент был упущен: ликующий Ленин, спасённый своими капиталистическими "врагами", возобновил свой геноцид русского народа. 10 августа 1919-го в отчаянном контрнаступлении русские патриоты уничтожили шесть батальонов коммунистов : 2 000 красных было убито и захвачено 18 осадных орудий. Но ничего из сделанного Колчаком не подвигло Союзников к помощи. В золочёных кабинетах капиталистических правительств возобладали голоса в пользу того, что пришло время к политике компромиссов с коммунистами.

 

388

    Черчилль направил перст указующий на своих коллег:

 

    С ваших кресел покинуть Россию и умыть руки кажется совсем просто. Но как бы вы посмотрели в глаза семей, которые приютили [британские] войска или русских солдат, которые сражались на вашей стороне или на стороне независимого правительства, созданного с вашей поддержкой? Как трудно и болезненно разорвать эти связи.

    Для успокоения совести Черчилль разрешил русским, хотевшим спастись бегством, чтобы избежать предстоящей бойни, сесть на британские суда, отплывавшие из Мурманска и Архангельска. Тем не менее, большинство членов Правительства Северной России и значительная часть патриотических войск осталась на родной земле, чтобы встретить врага.
    12 октября отошло последнее британское судно. Преданные и без какого-либо снабжения, русские тем не менее героически сопротивлялись в течение месяца. В конце концов они были подавлены численно превосходящими коммунистическими войсками. Началась тотальная бойня: пленных русских офицеров расстреливали по 500 человек в день.  Черчилль так вспоминал об этой трагедии:

 

     Я всё ещё вижу бледные лица и неподвижные глаза делегации жителей Архангельска. ...Они просили установления британского протектората, но я смог дать им лишь ничего не обещающий ответ. Несколько недель спустя все эти бедные рабочие и лавочники встретятся с расстрельной командой. Ответственность за это несут могущественные и просвещённые нации, которые после победы в войне не завершили свою задачу.

    И, пока народ России массово убивали и порабощали чужестранные тираны, в Версальском Договоре напыщенно прописывалось право всех народов на самоопределение.

    После краха Украинского, Финского и Арктического фронтов единственными оставшимися Союзниками русских были 50 000 чехов в восточной Сибири. Японцы, американцы и их сателлиты предусмотрительно оставались на некотором отдалении от региона Владивостока. Адмирал Колчак пытался скоординировать силы непослушных и разрозненных чехов с антикоммунистическими силами, которые были сами разделены между недовольными социалистами и старыми царскими роялистами.
    У предавших Колчака Союзников хватило нервов принудить его к организованным выборам. Колчак напомнил этим "поборникам демократии" о том, что на выборах после ленинского переворота 1917-го коммунисты получили лишь 25% голосов, а на следующий день Ленин распустил избранный конгресс. Демократия продлилась лишь 12 часов. С тех пор диктатура пролетариата утопила голоса избирателей в крови. Для проведения выборов, объяснил Колчак, страна должна быть вне зоны действия расстрельных команд.

    Для политиков Союзников выборы были ничем иным, как пропуском в хорошую жизнь. Она состояла из длительно оплачиваемых вакансий, питаемых ложью, фальшивыми обещаниями, коррупцией, политическими аукционами и пустой болтовнёй. Они не могли представить себе кого-либо, не желающего таких неограниченных привилегий. Союзники всё же зажгли огонёк надежды на их помощь в глазах Колчака - если только он не будут противопоставлять себя демократическому ритуалу. Британцы

 

389

прислали в штаб-квартиру Колчака левацкого политика по имени Джон Вард. Вард был прям: "Нет выборов, нет винтовок!" В самый разгар войны не на жизнь, а на смерть против коммунистов Колчака шантажировали предавшие его западные лицемеры. А тем временем чешская армия была поставлена под командование Союзников. Командующим был назначен французский генерал Жанин. Поведение и чехов, и Жанина вызывало тревогу.
    В начале 1919-го чехи были больше не помощниками, а источником угрозы. Они создали комитеты наподобие тех, которые подорвали русскую армию после революции. Военная дисциплина и храбрость пропали. Стало необходимо вывести их с фронта и поставить на охрану железных дорог. Так с Сибирского фронта был выведен последний союзник русских.

    8 сентября 1919-го и 1 ноября 1919-го из Владивостока были эвакуированы британские полки Миддлсекс и Гэмпшир. "Их уход" - заявил Черчилль, - "гарантировал поражение Колчака". Чехи, защищавшие транссибирскую железную дорогу узнали, что поезд Колчака перевозил 1 500 000 золотых рублей, вырванных из лап троцкого. Они сразу же узрели возможность использования Колчака и его золота для того, чтобы вырваться из коммунистического инфернального мира. Вместо выполнения приказов по обеспечению безопасного проезда Колчака на восток они отправили к коммунистам делегацию для ведения переговоров, возглавленную генералом Жанином, назначенным Верховным Советом Союзников.

    Теперь чехи поменяли свою сторону уже в пятый раз. 14 января 1920-го генерал Жанин предложил омерзительную сделку: они оставят поезд Колчака, если красные позволят чехам беспрепятственно добраться до Владивостока. Детали гнусной операции записал русский офицер Малиновский:

 

     14 января, в шесть вечера, двое чешских офицеров объявили о получении приказа от генерала Жанина о передаче адмирала Колчака и его Генерального Штаба местным властям. Генерал, спокойный как всегда, не подал никаких признаков предчувствия неминуемой гибели. Его глаза были ясными и, глядя чехам прямо в глаза, он произнёс: "Вот каков смысл обещания, данного нам Жанином по обеспечению нашего безопасного переезда на восток. Это - акт международного предательства".

    "Местные власти" были социалистическим правительством Иркутска. Колчак и его Генеральный Штаб были немедленно схвачены и переданы социалистам. Они были брошены в застенок, а на следующий день социалисты заявили о своей сдаче коммунистам и открыли двери Красной Гвардии троцкого. Красногвардейцы бросились в тюрьму и убили Колчака вместе с его штабом.
    Союзники, "поборники демократии", столь сильно давившие на ценнейшего Колчака для принуждению его к соблюдению им демократического ритуала, оказались чрезвычайно молчаливы относительно этого вопиющего нарушения данного процесса. Критикам же Жанин давал лишь один ответ: "Я повторяю, что его Величеству царю Николаю II-му было оказано гораздо меньше почестей".

    А золото кончилось, будучи предательски разделенным  между коммунистами и некоторым чехами. Несколько месяцев спустя в банк в Сан-Франциско был сделан вклад в один миллион золотых рублей. Так благодаря предательству союзников рухнул четвёртый патриотический русский фронт. Последний действующий фронт продолжал держаться на юге России под командованием генерала Деникина.