На главную

Жизнь В Германии при зловещих наци
(развернуть страницу во весь экран)

ИСТОЧНИК: Benton L. Bradberry-The Myth of German Villainy

 

Глава 13

Жизнь в Германии при Гитлере

 

 

 

          Когда Гитлер пришёл к власти, Германия была беспомощным банкротом, погрязшим в долгах. Версальский договор наложил на немецкий народ разрушительные репарации, требуя того, чтобы Германия выплатила всю цену, заплаченную всеми Союзниками за войну. Это было совершенно нереально, так как общая цена войны втрое превышала цену всей собственности в Германии. В то же время Договор требовал от Германии выплат этих фантастических репараций, а другие меры договора, т. е. изъятие её угольных шахт, торгового флота и богатейших сельхозземель ещё более снижали её платёжеспособность.
  Тем не менее, Франция требовала, чтобы они выплачивались, и выплачивались вовремя, а затем и отправила в Рейнланд войска в целях форсирования репарационных выплат. Немецкая
армия была ограничена Договором в 100 000 военнослужащих, что было слишком мало для отражения вторжения и даже для обеспечения эффективных мер для поддержания в стране порядка. Германия оказалась в двойных путах. У неё не было иного выбора, кроме выплаты репараций, но выплаты за счёт чего?

          Для обеспечения плановых платежей германское правительство прибегло к печатанию денег что, естественно, вызвало инфляцию. А с началом инфляции валютные спекулянты бросились делать деньги, продавая марки. Это вызвало дальнейшее падение её цены, что создало инфляционную спираль, которая вскоре вышла из-под контроля. На финансовых рынках Германии полностью доминировали евреи, и почти все валютные спекулянты были евреями.

 

 

          Их роль в раздувании инфляции получила огласку и стала известна немецкому народу. Инфляция вышла из-под контроля вплоть до того, что на тачку, полную марок, можно было купить лишь буханку хлеба. Инфляцией был полностью уничтожен весь бережливый средний класс Германии, так как их жизненные сбережения просто испарились у них на глазах. Стоимость марки падала столь быстро, что цены приходилось корректировать по нескольку раз в день.

          Для компенсации этого работодателям приходилось выплачивать зарплату дважды в день. С деньгами в руках бедные немцы буквально бежали в любой универмаг, чтобы купить хоть что-то, пока цены не будут скорректированы в сторону увеличения.

 

  

 


Выметание обесцененных немецких марок во время гиперинфляции 1923-го

 

 

          Для их рук, полных марок, которые через час теряли свою стоимость, годилась любая реальная вещь. Эти дикие траты покупателей на короткое время вызвали в Германии экономический бум, который скоро сдулся. Из-за скорости раскручивания инфляционной спирали люди не успевали приобрести достаточно пищи за получаемую ими заработную плату. В отчаянии они стали продавать всю свою собственность, чтобы покупать достаточно еды для содержания себя и своих семей, так как их жалованья и заработки значительно отставали от быстро растущих цен.

          Размножились залоговые конторы. В пользу частных банков были потеряны бесчисленные дома, фермы и коммерческие здания. Те, кто имел доступ к иностранному капиталу, особенно долларовому, начали скупать собственность по всей Германии за гроши. Частными банками и залоговыми конторами владели практически одни евреи, так как одни евреи имели доступ к иностранному капиталу.

 

          В результате евреи обогатились от инфляции, в то время как обычные немцы были вынуждены жить в лачугах, часто умирая от голода. Согласно британскому историку сэру Артуру Брианту в "Незавершённой победе" 1940-го:

          "Именно евреи с их интернациональной аффиляцией и наследственным финансовым нюхом могли воспользоваться этими возможностями. Они сделали это столь эффективно, что даже в ноябре 1938-го, после пяти лет антисемитских ограничений и преследований, всё ещё владели, согласно корреспонденту "Таймс" в Берлине почти третью реальной собственности Рейха. Большая её часть попала в их руки во время инфляции.

          Но для тех, кто потерял всё, весь этот дикий переход казался чудовищной несправедливостью. Они видели, как собственность переходила в руки чужестранцев, многие из которых не участвовали в их жертвах и мало или совсем не заботились об их национальных стандартах и традициях..."

 

          Инфляция 1923-го привела к крупнейшей во всей истории Германии передаче собственности от одной группы к другой - то есть от немцев к евреям и, что вполне ожидаемо, к евреям появилось чувство горькой обиды. И, словно этого было недостаточно, за инфляцией последовала глобальная депрессия, которая особенно сильно ударила по хилой экономике Германии. В разгар депрессии уровень безработицы в Германии был высочайшим в Европе, достигая 30% - выше, чем в Соединённых Штатах, где он стабилизировался на 24%.

          Депрессия в Германии была не просто страшнее американской Великой Депрессии - она была намного страшнее. Измученные родители беспомощно наблюдали, как гибнут от голода их дети. Люди теряли свои дома. П всем городам и даже лесам Германии множились посёлки из лачуг, сколоченных из тарных ящиков. Для того, чтобы выжить, они варили суп из всего, что могли выпросить: турнепса, картофеля и даже травы.

          К началу 1933-го нищета немецкого народа была практически повсеместной. По меньшей мере шесть миллионов безработных, голодных рабочих бродили по улицам городов в поисках чего-либо съедобного или любого заработка нескольких пфеннигов, на которые они могли бы купить еды. Правительство платило безработным пособие, но только в течение шести месяцев, причём совершенно символически. У этих безработных были семьи, которые было нужно кормить, поэтому 20 миллионов немцев - треть населения, голодали.

 

 

Очередь на бирже труда, Ганновер, Германия, 1930-й

 

          Стоимость проживания нации составляла 57% от всей выручки правительства. Всё общество было на грани коллапса. Счастливчики, сохранившие работу, были в не намного лучшем положении, так как их заработки были резко уменьшены. Интеллигенция пострадала намного сильнее рабочего класса. Уровень безработицы среди выпускников университетов составлял 60%.

          На улицах Берлин можно было увидеть высокообразованных людей с плакатами на спине, где было написано, что они согласны на любую работу. Сильнее же всего пострадали строительные рабочие, безработица среди которых достигала 90% .

 

          Фермеры были разорены двумя экономическими катастрофами - инфляцией и последовавшей вскоре депрессией. Многие были вынуждены заложить свои дома и землю, но когда экономика рухнула, цена недвижимости упала до такого уровня что, говоря современным языком, они оказались "по уши" в долгах. Те, кто не мог выплачивать проценты по займам видели, как их дома и фермы продаются с аукциона, в результате чего те, у кого был доступ к иностранной валюте (и снова в основном евреи) богатели за счёт обнищания несчастных немцев. В 1931 и 1932-м таким способом было ликвидировано 17 157 ферм общей площадью 1,15 миллионов акров.

 

 

          Промышленность Германии, которой всегда завидовал весь мир, претерпевала катастрофическое падение производства. Были закрыты тысячи заводов, в результате чего падение промышленного производства составило 50% относительно его уровня в 1920-м. Экспорт также упал на драматические 75%. Центральный банк Германии - Рейхсбанк, находился под угрозой краха из-за растущего числа крупных займов, оказавшихся в красной зоне, в то время как иностранные займы прекратились.

          Было оценено, что в то время жить в Германии без финансовых проблем могло лишь 100 000 человек. Германская нация была 65-миллионным народом, живущим в вопиющей нищете, обусловленной множеством проблем, включая навязанные Версальским Договором обязательства, промышленную стагнацию, ужасающую безработицу и политическую нестабильность. Ситуация была столь критической, что между 1929 и 1933-м около 250 000 немцев от отчаяния и безнадёжности совершили самоубийства.

 

 

          Уровень рождаемости упал с 33,4 на тысячу человек до 14,7. И даже этот уровень был обеспечен лишь относительно высокой рождаемостью в сельской местности. В 50 крупнейших городах смертей было больше, чем рождений. В Берлине смертность превышала рождаемость на 60%. Эта трясина нищеты заставила многих клюнуть на приманку коммунизма, сделав коммунистический захват страны объективной реальностью. Веймарское правительство с его бессильно пререкающимися многочисленными фракциями, раскачивавшими страну на краю пропасти, продемонстрировало полную некомпетентность в борьбе с этим многосоставным кризисом.

 

 

          Ситуация в Германии ещё более ухудшалась необузданной конкуренцией её 35 региональных государственных образований, чьи правительства часто находились в состоянии прямого конфликта с центральной властью Рейха. Эти образования, такие как Бавария, Пруссия, Вюртемберг и Саксония имели древние корни, и всего несколько десятилетий назад, до консолидации в 1871-м в Германию, были независимыми, суверенными монархиями.

          Неудивительно, что они ревниво защищали свою власть и привилегии, оставшиеся до сих пор. Германия была федерацией со слабой центральной властью и упорно сохраняемым суверенитетом 25 штатов. Заставить их работать совместно на благо Великой Германии было практически невозможно. Германия была практически неуправляемой страной.

 

  

 


21 марта 1933-го Гитлер идёт к  Гарнизонной Церкви в Потсдаме (пригороде Берлина) на церемонию открытия новой сессии Рейхстага. В январе 1933-го Гитлер стал канцлером.

 

          Такова была обстановка в Германии, когда Гитлер и национал-социалисты пришли в 1933-м к власти. Но, словно ситуация не была и без того плохой, она ещё усугубилась еврейским бойкотом немецких товаров, немедленно последовавшим за выборами Гитлера на пост канцлера. Мгновенным результатом бойкота было 10% падение германского экспорта, который и без того был катастрофически мал, что лишило работы ещё больше народу.

          Целью бойкота было и удушение германской экономии отсечением финансирования еврейских банков. Интернациональное еврейство объявило войну Германии с намерением подорвать и уничтожить и без того слабую германскую экономику именно с целью дискредитировать и уничтожить нацизм (Национал-социализм), который недавно победил на выборах. Германия была и так на грани краха, а бойкот должен был стать пресловутой соломиной, перешибшей спину верблюда.

 

          Оценив обстановку, Гитлер произнёс речь перед немецким народом, в которой заявил о том, что трудности, стоящие перед немецким народом столь ужасны, что ему необходимы чрезвычайные диктаторские полномочия, чтобы справиться с ними: "Немецкий народ, дай нам четыре года, после которого ты можешь поставить нас пред своим трибуналом и судить меня!"

 

 

 

Гитлер выступает перед немецким народом и просит четыре года диктаторской власти, чтобы вылечить болезни Германии

 

          Рейхстаг отреагировал единогласно. 23 марта 1933-го в рейхстаге 441 голосами против 84 был принят Закон о Чрезвычайных Полномочиях, давший Гитлеру 4 года чрезвычайной диктаторской власти для воскрешения немецкой экономики. "Начинается великое предприятие" - заявил Гитлер, - "Пришло время Третьего Рейха".

          Гитлер с самого начала знал о том, что задача, поставленная им перед собой, будет необъятной и трудновыполнимой. Он знал, что Германия должна быть преобразована сверху донизу, начиная с самой госструктуры. Старая классовая структура должна была уйти, а её место должно занять новое немецкое общество, пронизанное новым гражданским духом. Он также намеревался освободить Германию от зарубежной гегемонии (Версальского Договора) и восстановить её достоинство во всём мире. Но первой и самой неотложной задачей должно быть обеспечение работой шести миллионов безработных.

 

          Гитлер намеревался не только вернуть людям работу, но и обеспечить честь и престиж самой концепции "работы". В Германии имело место традиционное напластование "классов" с привилегированным, включающим промышленников, и рабочим классом, который считался высшим классом не более, чем "производственным инструментом". В глазах капиталистов "деньги" были важнейшим элементом экономики страны.

          Для образа мышления Гитлера эта концепция должна была быть перевернута. Гитлер считал, что "деньги" являются лишь инструментом, а главнейшим элементом экономики должен быть "труд". Гитлер верил в честь, кровь, мышцы и душу рабочего человека.

 

          Любая полезная работа облагораживает того, кто её выполняет. Постыдно лишь одно - ничего не вкладывать в общество".

          "Ничто не падает человеку с неба. Жизнь произрастает из труда".

          "Общественное почитание не делает различия между работником и работодателем. Все из них трудятся ради общего блага и достойны одинакового почёта и уважения".  Адольф Гитлер.

 

          Гитлер хотел положить конец классовой борьбе и восстановить человека в качестве главного фактора в производстве. Он полагал, что Германия сможет для финансирования промышленности обойтись и без золота. В любом случае Германия была сломлена и золота у неё не было. Финансировать промышленность можно другими способами, и он найдёт их, но "труд" был необходимым фундаментом для промышленности и вообще для экономики.

          Рабочий в Германии был отвращён от общества, так как к нему существовало традиционно пренебрежительное и презрительное отношение. Гитлер считал, что для того, чтобы восстановить веру рабочего в отечество, к нему следует начать относиться как к равному, а не к социально низшему "производственному инструменту". Гитлер утверждал, что при прежнем так называемом демократическом правительстве те, кто этим правительством управлял, недооценивали его в иерархии национальных ценностей, и что "труд" является самой основой жизни. А простые материи - что золото, что деньги, являются лишь её инструментом.

 

          То, что задумал Гитлер, было тотальной революцией. "Народ" - говорил он, - "оказался на этой планете не для нужд экономики, а экономика существует не для нужд капитала. Наоборот - капитал должен служить экономике, а экономика в свою очередь должна служить народу". Недостаточно вновь открыть тысячи заводов, вернуть народ на работу и продолжать вести бизнес, как обычно. Если радикально не изменить этот порядок, рабочие останутся, как и прежде, не более, чем живыми машинами, безличными и взаимозаменяемыми.

          Гитлер намеревался установить новый баланс между рабочими и капиталистами. Он собирался использовать капитал по его прямому назначению в качестве инструмента для обеспечения трудового творчества рабочих. "Я буду гордиться прожитой жизнью" - говорил Гитлер, - "если в конце своих дней я смогу сказать, что отвоевал немецкого рабочего и вернул ему должное место в Рейхе".

 

          Гитлер знал, что такая революция невозможна, если Германия сохранит своё существующее устройство. 25 разных штатов, составляющих Германию, продолжали конкурировать друг с другом и проводить политику, конфликтную с политикой центрального правительства в Берлине. В таких условиях невозможно осуществление никакой конструктивной национальной программы национального возрождения.

          Революция не может победить и пока существуют дюжины политических партий и тысячи депутатов всех вообразимых мастей, ссорящихся и конкурирующих друг с другом. А были ещё и коммунисты, упорствующие в своих попытках подрыва немецкого государства и превращения его в Советскую Социалистическую Республику в стиле России. С коммунистами тоже следовало разобраться.

 

          Поэтому Гитлер сделал ряд шагов для обеспечения в Германии абсолютной власти, необходимой для проведения последовательной восстановительной программы. Первым делом он упразднил независимые местные правительства 25 земель Германии и заменил их рейскомиссарами, подотчётными только ему и Национал-социалистическому режиму.

 

 


Еврейские заключённые в Дахау, 1938-й.

 

          Затем он обрушился на коммунистов. СА и СС сгоняли их тысячами и закрывали во вновь организованном "центре переобучения" в Дахау, что возле Мюнхена, названном впоследствии "концентрационным лагерем". 78% членов Коммунистической Партии Германии были евреями. поэтому арестовать коммуниста почти всегда означало арестовать еврея. И евреи не выделялись для арестов лишь потому, что были евреями. Гитлер видел в коммунистах врагов немецкого народа.

          Централизацией федеральной власти в Берлине, а также изоляцией коммунистов Гитлер положил конец постоянным ссорам и "перетягиванием каната" между землями и приступил к проведению рациональной, последовательной политики национального возрождения. Шаг за шагом Гитлер претворял свой план в жизнь.

 

          2 мая 1923-го Гитлер вывел за рамки закона профсоюзы и приказал СА арестовать профсоюзных лидеров, большинство из которых были евреями. Они тоже отправились в Дахау. Затем Гитлер организовал "Немецкий Рабочий Фронт" в качестве единственной трудовой организации, разрешённой в Германии, руководство которым доверил д-ру Роберту Лею. Лей, интеллигентный и трудолюбивый человек, был во время войны лётчиком, а до вступления в Нацистскую партию работал химиком.

          Лей конфисковал у профсоюзов денежные средства и пустил их на организацию своей широкомасштабной программы "Сила через радость", предназначенной для улучшения условий труда и повышения жизненных стандартов немецких рабочих. Лей добился строительства в рамках этой программы двух круизных океанических лайнеров, использовавшихся для организации зарубежных отпусков немецких рабочих. В 1938-м около 180 000 человек совершило круизы в такие места, как Мадейра и норвежские фьорды. Остальным предоставлялись путёвки в Германию.

 

 

 


Гитлер с д-ром Робертом Леем, главой Немецкого Трудового Фронта

 

          В рамках программы "Сила через радость" строились спортивные сооружения, оплачивались посещения театров и финансировалась поддержка трупп кабаре. И, хотя немецкие рабочие платили за это принудительно, образ рабочего люда, которому субсидировались отпуска и развлекательные мероприятия, имел огромное пропагандистское значение для нацистского правительства. Программа значительно скрашивала жизнь немецких рабочих.

          Программа "Сила через Радость" также субсидировала разработку народного автомобиля, известного как "Фольксваген". (Эскиз дизайна которого был набросан А. Г. в ресторане, на салфетке - прим. перев.)

 

 

 


Эскиз АГ

 

Американский автопромышленник Генри Форд был энтузиастом помощи Гитлеру в его плане переформатирования культуры Германии в пользу рабочего человека. В 1931-м Гитлер заявил: "Я считаю Генри Форда своим вдохновителем". Массовое производство "Фольксвагенов" велось по фордовской схеме с низкой себестоимостью, но с высокой ценностью для рабочих. Форд также разделял отношение Гитлера к евреям.

 

          Упразднив профсоюзы, Гитлер получил возможность сдерживать рост заработной платы, что дало промышленности шанс подняться. Общеизвестно, что главным бизнесом профсоюзов является вымогательство. Забастовками и их угрозой они вымогают у фабрикантов всё более высокие зарплаты, ухудшают эффективность работы и даже саботируют механизмы и оборудование, то есть делают всё, что угрожает промышленному росту и развитию.

          Цели профсоюзов можно подытожить, приведя высказывание американского профсоюзного лидера смуила гомперса. Когда его спросили, чего хотят профсоюзы, он ответил: "Большего". Даже став на пике развития самоокупаемыми, профсоюзы никогда не останавливались в своих требованиях всё более высокой зарплаты и льгот, пока фактически не выводили кампании из бизнеса.

 

          Выведя профсоюзы за рамки закона и учредив подконтрольный правительству "Немецкий Трудовой Фронт", Гитлер смог обеспечить высокий уровень заработной платы именно для рабочих, а не для членов профсоюзов, одновременно подавив стагнационный эффект от профсоюзов на немецкую промышленность.

          14 июля 1933-го были запрещены и коммунистическая, и социал-демократическая партии. Партийные активисты, всё ещё остававшиеся в стране, арестовывались и отправлялись в концентрационный лагерь. Гитлер решил, что если они будут оставаться там, то они хоть таким образом очистят Германию. Гестапо начало арестовывать и сажать нищих, проституток, гомосексуалистов, алкоголиков и вообще всех, кто отказывался работать или "боялся работы", как они сами говаривали. Затем был принят закон, запрещающий все политические партии кроме нацистской.

 

          Все эти меры аукнулись истеричными пропагандистскими диатрибами в интернациональной еврейской прессе, которая раздувала события пропорционально их реальной значимости. Гитлер и нацисты особо нацелились на профсоюзы, коммунистическую партию и на все остальные левацкие движения как на "врагов немецкого народа". И, так как евреи были непропорционально высоко представлены в профсоюзах и всех остальных левацких движениях и организациях, то они и непропорционально арестовывались и отправлялись в Дахау.

          Это смаковалось в интернациональной еврейской прессе как атаки на евреев. Наци обвинялись в специальном отслеживании и аресте евреев просто оттого, что они евреи. На деле же никакой специальной программы, нацеленной на евреев, не было. Тем не менее, интернациональное еврейство извлекло из этого максимум выгоды в своей антинемецкой пропагандистской кампании.

 

 

 

Ночь Длинных Ножей

 

          Самая большая угроза для выживания в первые годы Третьего Рейха проистекала от СА, огромной и могущественной организации внутри Нацистской партии, состоявшей из 3,5 миллионов сильных молодых людей, ведомых Главнокомандующим  Эрнстом Рёмом. СА было в большой степени ответственно за приход к власти Гитлера, но после этого положение вещей изменилось. Если он собирался преуспеть в реализации своей программы, ему была необходима поддержка промышленных и военных лидеров. Генштаб Германии презирал и не любил СА. Промышленники, финансировавшие Гитлера, тоже не любили СА и видели в них опасную банду хулиганов. Рём всё окончательно испортил своими несдержанными высказываниями о поглощении СА немецкой армии под его командованием. Численность СА в то время превышала численность армии. Это ещё более точило зубы Генштаба.

 

          Некоторые лидеры СА, включая Рёма, озвучивали свои социалистические, антикапиталистические взгляды, которые не одобряли ни Гитлер, ни промышленники и ни армия. Коричневорубашечники СА не были особо популярны и среди обычного населения Германии из-за своего бандитского поведения. Рём позволял себе и критические, вплоть до насмешливых, замечания в адрес Гитлера. Рёма стали рассматривать, как "отморозка", чьей лояльности стало невозможно доверять, и даже как угрозу лидерства Гитлера.

          Генерал фон Бломберг и президент Пауль фон Гинденбург дали Гитлеру совет решить вопрос с Рёмом, иначе они не смогут более его поддерживать. Промышленники говорили ему то же самое. И Герман Геринг, и Генрих Гиммлер уже предупредили Гитлера о возможном перевороте, готовящемся СА Рёма против Гитлера.

 

          Гитлер начал с приказа всем лидерам СА посетить встречу в отеле Хансельбауэр в городе Вайссе. Объяснения повестки встречи не было. А тем временем Геринг и Гиммлер составляли список политических врагов из СА, которых они хотели бы устранить. 29 июня 1934-го Гитлер в сопровождении СС прибыл в Вайссе, где лично арестовал Эрнста Рёма. В течение следующих 24 часов на пути в Вайссе было арестовано 200 старших офицеров СА. Некоторых расстреляли вскоре после ареста, остальных поместили под стражу для дальнейшего разбирательства.

          Гитлер испытывал к Рёму личную симпатию и собирался его помиловать виду его старых заслуг в нацистском движении, но и Геринг, и Рём возражали против этого, предупреждая Гитлера о том, что он совершает опасную ошибку. Наконец, Гитлер сдался и решил, что Рём должен умереть, но настоял на том, чтобы ему разрешили совершить самоубийство. Когда Рём отказался (после 2 попыток, когда АГ лично ждал его около 40 минут - прим. перев.), его застрелили эсэсовцы.

 

 

 



Главнокомандующий СА Эрнст Рём

 

          Всего было "официально" расстреляно около 77 "неблагонадёжных", что положило конец оппозиции Гитлеру и Национал-социализму. Однако, неофициальная оценка числа казнённых значительно выше. В своей речи, последовавшей за казнью, Гитлер объяснил свои действия немецкому народу.

"Это был час, когда я взял на себя ответственность за немецкий народ, а  потому и стал верховным судьёй от лица народа. Я отдал приказ расстрелять зачинщиков этой измены". Ночь Длинных Ножей стала для нацистского режима поворотный пунктом, сделавшим Гитлера высшим, непререкаемым лидером Германии.

 

          Статья в лондонской "Дэйли Майл" была полна похвал в адрес действий Гитлера. "Гер Адольф Гитлер, канцлер Германии, спас свою страну. Оперативно и с непреклонной решимостью они избавил Германию от людей, ставших опасными для немецкого народа и порядка в стране. С молниеносной быстротой он лишил их высшей власти, арестовал и предал смерти.

          Имена расстрелянных уже известны. Любовь Гитлера к Германии взяла верх над личной дружбой с камрадами, которые плечом к плечу сражались с ним  за будущее Германии". 2 июля 1934-го. Вместо Рёма главой СА был назначен Виктор Лютце. При Лютце роль и власть СА постепенно снижалась, в то время как ВВ Гиммлера  быстро становился в Германии доминирующей силой, занимая их место.

 

          2 августа 1934-го умер президент Гинденбург, и пост президента перешёл к Гитлеру, который одновременно стал и Главнокомандующим армии. Гитлер с этих пор назвал себя "Фюрером", или вождём.

          19 августа 1934-го состоялись выборы, названные "референдумом", на которых народ должен был заявить, одобряет или нет он Гитлера и его режим. На избирательные пункты явилось около 95 процентов зарегистрированных избирателей, 90% из которых проголосовали за Гитлера. Выборы проходили под международным наблюдением и во всех отношениях были открытыми и справедливым и без какого либо давления на избирателей. Теперь Гитлер обладал полной поддержкой немецкого народа.

 

 

 

Ежегодный съезд нацистской партии в Нюрнберге в 1934-м

 

          Нацисты провели свой съезд в Нюрнберге 1934-го в сентябре, ровно через две недели после референдума; на нём была зачитана прокламация Фюрера:  "Немецкий образ жизни теперь ясно определён на следующую тысячу лет. Мы закрываем Век Нервов девятнадцатого столетия. В течение следующей тысячи лет революции в Германии невозможны".

          Еврейский американский журналист уильям л. ширер ("Внутри Третьего Рейха") посетил съезд, чтобы воочию убедиться в возвышенности и великолепии Наци. Он писал: "Я начинаю понимать некоторые из причин поразительного успеха Гитлера. Сделав заимствование у Римской Католической Церкви, он восстановил помпезность и великолепие, а также мистицизм в обветшалой жизни немцев 20 века. Открытие митинга этим утром... было более, чем эффектным шоу; в нём был некоторый мистицизм и религиозный пыл Пасхи или Христианской Мессы в готическом кафедральном соборе. Зал был морем ярких флагов. Даже появление Гитлера было обставлено драматически. Тридцать тысяч людей втиснувшихся в зал, были охвачены тишиной. Затем оркестр грянул Баденвейлерский марш... В конце аудитории появился Гитлер, за которым следовали его помощники: Геринг, Геббельс, Гемм, Гиммлер и остальные; он медленно прошагал в длинный боковой придел, в то время, как тридцать тысяч рук взметнулись в приветствии".

 

          Согласно ширеру, опьяняющая атмосфера в зале была такова, что "каждое слово, оброненное Гитлером, казалось вдохновлённым гласом с небес".

 

 

 

 


Нацистский съезд в 1934-м, на котором Гитлер провозгласил "Тысячелетний Рейх".

 

          В своей речи на Нюрнбергском Съезде Гитлер простил коричневорубашечникам СА все их прегрешения, предшествовавшие кровавой чистке (Ночи Длинных Ножей) и убедился в их полной лояльности ему и партии. 50 000 собравшихся коричневорубашечников ответили на это громогласным хором "Зиг Хайль!". Вопросов относительно лояльности СА больше не возникало.

          Нюрнбергский съезд проходил ежегодно в сентябре до 1938-го, когда он был отложен. Съезды были предназначены для демонстрации миру единства немецкого национального государства со своим лидером и его идеологией. Они также культивировали национальную гордость немецкого народа. Гитлер воспользовался услугами немецкого кинорежиссёра и продюсера Лени Рифеншталь для съёмок документального фильма о Нюрнбергском съезде 1934-го.

 

          Лени Рифеншталь создала себе имя в немецком кинематографе появлением в серии т. наз. горных фильмов режиссёра Арнольда Франка. В этих фильмах она играла роль прототипически подходящей, здоровой девушки арийской расы.

 

 

 

 


Массовая гимнастика на Нюрнбергском Съезде в "День Елинства". Гитлер и Национал-социалисты продвигали для немецкого народа принципы единства, дисциплины и энергичности.

 

          Жанр этого фильма вскоре стал ассоциироваться с национальными устремлениями появлявшейся на политической арене нацистской партии. Лени впервые появилась  в своём написанном, срежиссированном и сыгранном горном фильме "Голубой свет". Несмотря на её недостаток опыта, фильм был чрезвычайно искушённым в отношении визуальных эффектов. В белизне своих снегов и сильной тевтонской энергии своих героев "Голубой Свет" был праздником духа и жизненных сил Арийского Народа - темой, ставшей центральной для нацистской идеологии.

 

          Поэтому неслучайно, что именно Рифеншталь была выбрана Гитлером для режиссирования серии документальных фильмов, представлявших Национал-социализм в благоприятном свете. Первым и самым примечательным из этих фильмов был "Триумф Воли", снятый в честь Нюрнбергского съезда 1934-го. Этот фильм был назван самым блестящим и успешным когда-либо снятым пропагандистским фильмом.

 

 

 


Гитлер с Лени Рифеншталь в Нюрнберге

 

 

Ревизия Гитлером немецкой экономики

 

 

          За очень короткий отрезок времени Гитлер сделал то, что было и остаётся, вероятно, главным экономическим переворотом в истории. Народ перешёл от голода к полной занятости и стал столь процветающим, что простые рабочие проводили отпуска за границей, оплачиваемые Немецким Трудовым Фронтом, правительственной трудовой организацией. Германия от беспомощного банкротства перешла к массовому восстановлению и даже расширению своей инфраструктуры. Блестящим примером этого является первая в мире система автострад высшего класса - "автобанов".

          Другим примером было массовое производство " Фольксвагенов" - (букв. "народных автомобилей"). Генерал Эйзенхауэр был столь впечатлён немецкой системой автобанов что, когда стал президентом, инициировал строительство такой системы для американцев, что было прямым копированием немецких автобанов. Гитлер также проводил политику "автаркии", означающей "самодостаточность". Так, Германия по возможности ограничила импорт  и производила как можно больше потребительских товаров. Гитлер преобразовал экономику Германии из казавшейся необратимо депрессивной в самую энергичную в Европе.

 

 

 

 


Началось массовое производство "Фольксвагена"

 

          Правительство Гитлера снизило безработицу с 6 014 000 в январе 1933-го, когда он стал канцлером, до менее, чем 338 000 человек в сентябре 1936-го. В то же время радикально увеличилась заработная плата. Торговля Германии процветала, и дефицит в городах и провинции практически исчез.

          Вопреки официальной историографии расходы на вооружение до этого периода были минимальны и не играли никакой роли в возрождении экономики Германии. Они начались позднее.

 

          Сначала была искоренена безработица, в основном ростом государственных расходов на общественные работы. Была улучшена базовая инфраструктура Германии - железные дороги, дороги и общественные здания. Была и государственная поддержка частных трудовых проектов. В то же время были резко снижены налоги для усиления инициативы найма большего числа рабочих. Эффектом от этого стало вливание возросшей зарплаты и соответственно потребительских расходов в национальную экономику, что автоматически вело к росту занятости.

          Гитлеровская политика "автаркии" (национальной самодостаточности) обеспечила эффект создания рабочих мест в "реальном секторе", что было необходимо для поддержки долговременного экономического роста. В 1936-м  наблюдалось сокращение занятости, особенно в строительном и металлургическом бизнесе.

 

          Чарльз Линдберг и его жена Анни Морроу Линдберг в те годы путешествовали по всей Германии. В своей книге "Автобиография ценностей" Чарльз Линдберг пишет: "Более всего меня впечатлила организованная жизненность Германии: непрекращающаяся активность народа и уверенное диктаторское руководство, обеспечивающее создание новых заводов, аэродромов и исследовательских лабораторий..."

          К подобным заключениям пришла и его жена: "Никогда  в своей жизни я не наблюдала столь однонаправленной силы. Проявление её в действии, гордости и морали народа захватывает - особенно молодёжи", - пишет она в "Цветах и крапиве".

 

          Для противодействия бойкота Германии со стороны интернационального еврейства, включая финансовое удушение, Гитлер избавился от зависимости от интернациональных банкиров созданием новой валюты, выпускаемой правительство Германии вместо займов её из евреиовского Центробанка. Эта новая валюта была подкреплена не золотом, а правительственным поручительством. Эта новая марка была по сути распиской за труд и материалы, поставляемые правительству. Гитлер заявил: "За каждую выпущенную марку мы требуем эквивалент, равный ей в проделанной работе или выпущенных товарах".

          Правительство платило рабочим этими новыми марками, а рабочие тратили их на покупку товаров и услуг, тем самым создавая ещё больше работы для большего числа людей. Таким образом немецкий народ избавился от губительного долга, наложенного на него интернациональными банкирами (читайте - еврейскими). В течение двух лет Германия встала на ноги. У неё была твёрдая, стабильная валюта, не стало долгов и инфляции.

 

          Германии даже удалось наладить внешнюю торговлю, несмотря на отказ интернациональных банкиров её кредитовать, а также глобальный бойкот со стороны еврейских промышленников и перевозчиков. Германия обошла бойкот и избавилась от финансового удушения путём обмена оборудованием и товарами напрямую с другими странами посредством системы бартера, которая полностью исключала банкиров.

          На деле еврейский бойкот произвёл эффект бумеранга. В то время, как Германия пришла к процветанию, так как бартер аннулировал национальный долг, еврейские банкиры оказались лишены денег, которые они получили бы от этой деятельности. Это, естественно, лишь усилило решимость интернационального еврейства подорвать и уничтожить нацистский режим.

 

          "Посредством независимой монетарной политики самостоятельного кредитования и программы общественных работ для обеспечения полной занятости Третьему Рейху удалось за четыре года превратить Германию-банкрота, лишённую колоний, в сильнейшую экономику Европы, уже до начала программы ей вооружения" . (Henry C.K. Liu, “Nazism and the German Economic Miracle,” Asia Times (May 24, 2005).

 

 

Гитлер становится самым популярным лидером в мире

 

          Немецкое экономическое чудо не осталось незаметным для зарубежных лидеров, которые при каждой возможности превозносили его. Дэвид Ллойд Джордж, премьер-министр Британии, писал:

          "Я недавно виделся со знаменитым вождём Германии и познакомился с кое-какими из великих изменений, привнесённых им. Что бы ни думали об его методах - а они явно не те, что практикуются в парламентских государствах, нет никакого сомнения в том, что он добился чудесной трансформации народного духа, отношений внутри народа, а также их социальных и экономических взглядов.

          "Он прямо заявил в Нюрнберге о том, что за четыре года его движение создаст новую Германию".

          "Это не Германия первого послевоенного десятилетия - сломленная, отверженная и согнувшаяся от мрачных предчувствий и бессилия. Она полна сил и уверенности, а также новой решимости вести свою жизнь без вмешательства влияний из-за её границ".

          "Впервые за послевоенное время здесь появилось общее чувство безопасности. Народ стал радостней. На всей её земле царит общий дух радости. Это - счастливая Германия. Я видел это во время своего путешествия везде, это разделяли и англичане, которых я встретил во время своего путешествия, и те, кто знал Германию очень давно".

          "Это чудо сотворил один человек [Гитлер]. Он - прирождённый человеческий лидер. Магнетическая и динамичная, целеустремлённая личность, решительное и храброе сердце".

          "Он национальный Вождь не только по названию, но и по факту. Он обезопасил их от окружавших их  потенциальных врагов. Он также обезопасил их от постоянной угрозы голода, ставшей одним из самых болезненных воспоминаний последних лет Войны и первых лет Мира. За эти мрачные годы от повального голода погибло более 700 000 человек. Это всё ещё проявляется в психике живших в том мрачном мире".

          "Тот факт, что Гитлер спас свою страну от опасности повторения того периода отчаяния, нищеты и унижения, обеспечивает ему небывалый авторитет в современной Германии".

          "Что касается его популярности в Германии, особенно среди молодёжи, то в этом нет никаких сомнений. Старые ему доверяют, молодые его обоготворяют. Это - не восхищение, соответствующее народному вождю. Это - обожание национального героя, спасшего свою страну от полного краха и деградации".

          "Тем, кто сам видел и понимает причину, по которой Гитлер владеет сердцем и умом Германии, это описание может показаться экстравагантным. Но это - чистая правда. Этот Великий народ может работать ещё лучше, жертвовать ещё больше и, если надо, драться с великой решимостью, если Гитлер попросит его об этом. Те, кто не понимают этого главного факта, не могут судить о потенциале современной Германии".

          "Это впечатление - самое главное за время моего короткого визита в новую Германию. Там царит атмосфера возрождения. Она оказывает сверхъестественное воздействие, объединяя нацию".

          "Католики и протестанты, пруссаки и баварцы, работодатели и работники, богатые и бедные  - все консолидировались в единый народ. Религиозные, географические и классовые истоки не разделяют более нацию. Эта страсть к единству рождена страшной необходимостью".

          "Разделения, последовавшие за 1918-м, сделали Германию неспособной к решению проблем, как внешних, так и внутренних. Именно поэтому столкновение сопернических страстей не только осуждается, но и временно подавляется".

          "Повсюду я обнаружил яростную и бескомпромиссную враждебность русскому большевизму вкупе с неподдельным восхищением британским народом и глубоким желанием к лучшему  взаимопониманию с ним. Немцы явно настроены на то, чтобы никогда более с нами не ссориться, не имеют они мстительных чувств к французам. Все они лишены какого-либо желания возвращать себе Эльзас-Лоран".

          "Но здесь присутствуют явные  ненависть и страх перед большевизмом и, к несчастью, их интенсивность нарастает. Она составляет движущую силу их международной и военной политики. Их частные разговоры и разговоры в обществе полны этим. Где бы вы ни оказались, вам не придётся долго ждать, чтобы услышать слово "большевизм", и оно повторяется снова и снова с утомительным постоянством".

          Их взор сосредоточен на востоке, словно они пристально вглядываются в приход дня гнева. Против большевизма они готовятся с немецкой тщательностью".

          "Этот страх не наносный. И стар, и млад среди них уверен, что есть все причины для опасения. Они страшатся огромной армии, созданной в России за последние годы".

          "Чрезвычайно яростная антинемецкая кампания, развёрнута в российской прессе и на официальном московском радио, вызывают в Германии подозрения в том, что советское правительство замышляет недоброе" - Дэвид Ллойд Джордж, "Дэйли Экспресс", 9/17/1936.

 

          Уинстон Черчилль, позднее ставший самым смертельным врагом Гитлера, когда немецкая экономическая мощь вновь стала конкурировать с британской, был вынужден признать в 1935-м) до того, как стал фронтменом группировки "Еврейская Фокусировка"):

          "В течение пятнадцати лет, прошедших после принятия этого решения, он [Гитлер] преуспел в возвращении Германии на самые могущественные позиции в Европе, но он не только вернул своей стране её прежнее положение, но и в значительной степени развернул итого Великой Войны... побеждённые находятся в процессе становления победителями, а победители - побеждёнными... и, что бы ни думали об этих свершениях, они явно наиболее примечательные во всей мировой истории".

          "...и достижение, повернувшее столы от самодовольных, пустых и слепых победителей, заслуживает того, чтобы считаться чудом, случившимся в мировой истории, а также достижением, неотделимым от  усилий одного человека..."

          "Те, кто сталкивался с Гитлером лицом у лицу в общественной, предпринимательской или общественной деятельности, всегда находили его чрезвычайно компетентным, обаятельным, хорошо информированным функционером, с приятными манерами, обаятельной улыбкой, и лишь немногие не почувствовали его тонкого личного магнетизма".

          "Не было это и впечатление просто от ослепления его властью. Он оказывал его на своих камрадов на каждом этапе своей борьбы, даже когда его полностью покидала  удача..."

          "Можно не любить систему Гитлера и всё же невольно восхищаться его патриотическими достижениями. Если бы наша страна была разгромлена, я бы надеялся, что нам удастся найти столь же неукротимого поборника для восстановления нашей отваги, который повёл бы нас обратно на подобающее нам место среди других наций". - Уинстон Черчилль, 1935.

 

          Британский журналист, сценарист, новеллист, автор множества книг об Европе между Мировыми войнами и после Второй Мировой Дуглас Рид предоставил следующий обзор экономических преобразований в Германии при Гитлере:

          "О немцах в их стране заботятся не меньше, чем об англичанах в их, а даже больше. Вы встречаетесь со страной, необычайно сильной в области вооружений, а также в реальном секторе - не в золотых слитках национального банка, а в области промышленности, сельского хозяйства, рачительностью и энергичностью рабочего люда и условий жизни, которыми они наслаждаются".

          "Теперь в Германии они располагают мощной организацией, обладающей всей властью и служащей для облегчения судьбы рабочих на заводах и фабриках. Их инженеры, социальные работники и артисты идут на фабрики и смотрят, что должно быть сделано. Они говорят, что нужны душевые, комнаты отдыха, медицинские и стоматологические клиники, и всё это предоставляется. Они обладают чувством гражданского долга, общественным сознанием, чувством общности германского мира - то, чего нам так не хватает, несмотря на их ужасные концентрационные лагеря".

 

Джон Л. Гарвин, редактор газеты "Лондон Сандэй" - "Обсервер", писал:

          "Я вернулся в мае, привезя свою семью на временное проживание после двух лет, проведённых в странах Европы. Я нашёл Германию, чудесно развившуюся с момента 1933-го. Я обнаружил политическую солидарность, здоровый дух у жителей как городов, так и сёл".

          "Я обнаружил снижение прожиточного минимума и повсеместный уверенный оптимизм. На каждом углу я находил ответ на мой вопрос: глубокую веру в гений Вождя, любовь к нему и восхищение им как личностью. Мои наблюдения покрывают широкие слои общества".

          "Я беседовал с самыми простыми рабочими, с торговцами, ремесленниками,  я получал единодушные ответы на вопрос о лояльности Фюреру. Две мои младшие дочери посещают немецкую общественную школу и получают образование, которое по своей разносторонности вряд ли имеет равных во многих странах".

 

          А это - лорда Лотиана, британского посла в Вашингтоне, от 29 июня 1937-го:  "Я считаю, что следует признать великую пользу Национал-социализма для Германии. Он несомненно обеспечил очищение Германии в общепринятом моральном значении этого слова. Из общества исчезли пораженчество и коррупция, столь характерные для послевоенного времени. Подавляющее большинство молодых людей, которые в недавнем времени не знали, куда они идут и зачем живут,  обрело дисциплину и смысл жизни".

 

          В статье, появившейся в "Нью-Йорк Таймс" за 12 июля 1935-го  пастор  Общинной Церкви Джон Х. Холмс писал:

          "Происходящее в Германии оказывает грандиозное впечатление. Пятнадцать лет назад союзные державы думали, что уничтожили Германию, а она теперь снова встала на ноги. По сравнению с 1922 и 1931-м, когда я в последние разы был в Германии, изменения феноменальные. Народ полон уверенности, энтузиазма и смелости. Они вернули себе силу духа. В 1931-м немецкий народ был разбит вдребезги. Но теперь он снова един - в этом нет никакого сомнения! Народные массы всё более едины с Гитлером. Я обманывал себя тем, что это было не так, но теперь я знаю что это - так".

 

          В своей книге "В защиту Германии" Британский учёный Г. Е. О. Найт пишет: "В июле сложилось впечатление о том, что пресса этой страны умышленно лжёт и проводит политическую кампанию против Германии. Я решил поехать в Берлин и провести независимое расследование. Я намеревался разузнать там как можно больше за время пребывания там, но никто мне в этом не препятствовал.

          Я нашёл Германию сравнительно свободной страной, намного свободнее некоторых из её соседей. Мои многочисленные друзья, среди которых были и евреи,  и джентили, и коммунисты, и социалисты, и демократы,  не всегда принимали  мои взгляды.  Скоро я обнаружил, что быть нацистом не предполагает воздержания от взглядов, которые трудовой человек в моей стране может отважиться выразить своим камрадам из национальной лейбористской партии".

 

          Общее улучшение жизненных стандартов немецкого народа при режиме Гитлера вывело Германию далеко вперёд относительно других наций того времени, включая американскую. Нацистский режим внедрил стабильную программу социального страхования для пенсионеров. Условия труда радикально улучшились, и немецкий народ получил возможность для досуга и отдыха после работы. Такого роста процветания и социальных пенсий для всех граждан не было достигнуто практически нигде в мире, ни в прошлом, ни в настоящем.

          Немецкое общество при правлении нацистов было очень демократичным, с регулярными выборами представителей народа в органы власти. Немецкая форма демократии как выражения народной воли поддерживалась правом организации референдумов для выражения народных чаяний.

 

          "Результатом революции [Национал-социалистической] в Германии было установление демократии в самом прямом смысле этого слова. Мы идём к порядку вещей, гарантирующему процесс естественного и разумного выбора в области политического руководства, благодаря которому это руководство будет доверено самым компетентным людям независимо от их происхождения, фамилий или судеб. Примечательные слова великого корсиканца [Наполеона] о том, что каждый солдат носит в своём ранце фельдмаршальский жезл, найдут в Германии своё политическое осуществление"- Адольф Гитлер.

 

          "В Англии, при демократии, вы не выбираете экспертов для ваших потребностей, а распределяете предпочтения среди представителей малочисленного класса, не имеющих специальной квалификации, необходимой для получаемых ими постов.  Это - злоупотребление демократией в классовых интересах, предательство демократии и причина всех бед прошлого, настоящего и будущего" - Дуглас Рид в "Изобилии низости".

 

          "То, о чём страстно мечтала немецкая нация в течение веков - теперь реальность: один, братски единый народ, освобождённый от взаимных предубеждений и препятствий прошлого"- Адольф Гитлер.

 

          "Воля народа является волей правительства и наоборот. новая политическая структура, созданная в Германии, является разновидностью облагороженной демократии, где правительство получает свою власть от народа, но возможность искажения воли народа или стерилизация её парламентскими методами исключается полностью" - Д-р Йозеф Геббельс.

 

          "Движение консолидировало в один Рейх народ, который прежде был разъединён по самым разным направлениям: религиозными, классовыми, профессиональными, политическими и территориальными в различных автономных федеральных штатах. Это объединение теперь исторический факт. Национализм обеспечил подлинно народное общество".

          "Прежде голоса народа распределялись между несколькими политическими партиями. В конечном счёте число этих партий достигло тридцати шести. У них не было общей платформы, которую они могли бы предложить народу, борющемуся за свою жизнь. Они вели свои политические кампании друг против друга в ссорах по пустяковым, эгоистичным поводам".

          "Сегодня народ Германии проголосовал за одну партию и одного лидера в консолидированном единстве, о котором прежде нельзя было и мечтать. Вслед за исчезновением политических партий, боровшихся лишь за свои собственные интересы и держащих нацию в разделённом состоянии, перед народом были подняты и великие,  и простые жизненные проблемы, так чтобы он мог разобраться, за какие идеи стоит бороться и для чего следует приносить жертвы. Вся Германия поднялась на борьбу за решение этих великих задач, представляющих жизненную важность для существования нации"- Рудольф Гесс

 

          "Парламентерский принцип решения большинством голосов имеет место лишь в течение коротких исторических периодов, и это всегда периоды упадка и наций, и государств"- Адольф Гитлер.

 

          "...Гитлер неоднократно использовал возможность опроса нации и каждый раз получал всеобщее одобрение своей политики и методов управления" - Цезаре Санторно - "Гитлеровская Германия, вивисекция".

 

          "Я сам всегда был и являюсь сыном народа. Не для капиталистов я начал эту борьбу, она - для немецкого рабочего человека, на которого я опираюсь"- Адольф Гитлер

 

Ниже приведены фотографии, показывающие общение Гитлера с немецким народом, особенно с детьми. Адольф Гитлер - самый популярный в мире национальный лидер того

времени.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

  


В противоположность пропаганде Гитлер был католиком и верующим христианином. Здесь он выходит из Моряцкой Церкви Вильгельмсхафена.

 

         

          Желающие очернить и оклеветать Гитлера утверждают, что он был атеистом, оккультистом, что он верил в астрологию, что он участвовал в языческих ритуалах и т. д. до тошноты. Исторические каналы постоянно крутят документальные фильмы, повествующие об этом абсурде. А вот как Гитлер описывает свои верования в "Майн Кампф":

          "Во-первых, я верю в Бога Всемогущего...и торжественно заявляю, что Бог Всемогущий избрал меня для выполнения этой задачи". И далее: "Мы должны и дальше наполнять нашу культуру духом христианства - но не только в теории".

 

          Гитлер усматривал в христианстве важнейший немецкий культурный институт:    "Правительство Германии, которое считает христианство нерушимым фундаментом этической жизни немецкой нации, придаёт величайшую важность установлению и развитию дружественных отношений со Святым престолом [Папой]. Национальное правительство считает две христианские конфессии [протестантство и католичество] важнейшими факторами в формировании нашей этической персональности. Правительство занимает справедливую и объективную позицию в отношении всех других религий" - Адольф Гитлер.

 

          Во множестве высказываний Адольфа Гитлера и об Адольфе Гитлере он никогда не уклонился от вышеописанного пути. В своей речи о 25 Пунктах 1920-го (пункт 24) Гитлер говорит: "Партия как таковая защищает позитивное христианство, не привязывая себя ни к какой отдельной церкви".

          "В этот час я вопрошаю Бога Всемогущего лишь об одном: чтобы как в прошлом, так и в приходящие годы Он давал Своё благословление нашей работе и нашим действиям, нашим решениям и нашей решимости, чтобы он уберёг нас от всей ложной гордости в всей трусливой услужливости, чтобы он даровал нас обретением прямого пути, который  Его Промысел уготовил для Немецкого Народа и чтобы Он всегда давал нам смелость делать правое дело, никогда не спотыкаясь, никогда не уступать никакому насилью, никакой угрозе" - Из речи Адольфа Гитлера.

 

          "Я верю в Святой Немецкий Народ что внутри и вне германских границ. Я верю в Адольфа Гитлера, который милостью Божьей был ниспослан, чтобы снова вселить в Немецкий народ веру в себя" - Немецкое Движение Веры.

          "Адольф Гитлер вернул нам нашу веру. Он показал нам истинное значение религии. Он пришёл к нам, чтобы возродить нашу веру отцов и сделать нас новыми, лучшими существами...  и, словно Иисус Христос собрал своих двенадцать апостолов в верный отряд к моменту смерти мученика, чья вера потрясла Римскую Империю, и теперь мы являемся свидетелями той же драмы. Адольф Гитлер является истинным Святым Духом" -  Ганс Керл, Министр Внутренних Дел Германии.

 

          Именно еврейская пропаганда сделала из Гитлера атеистического, кровожадного монстра. Его нацистский режим не преследовал немецкий народ, ни лишал его прав. Наоборот, как можно видеть в утверждениях и комментариях мировых лидеров того времени, Гитлер посвятил свою жизнь и отдал всю свою энергию улучшению участи своего немецкого народа, а немецкий народ отвечал излияниями любви и обожания к своему Фюреру, чего в истории можно встретить нечасто.

          Полицейские меры его режима были направлены против врагов немецкого народа, куда входили коммунисты и другие левацкие организации, чьи члены в своём большинстве не были этническими немцами. И Гитлер, и немецкий народ видели, что сделали евреи в России с этой страной и знали, что они хотели сделать то же самое с Германией, если бы им представился соответствующий шанс.

 

          Гитлеру приходилось хватать этих левацких революционеров и изолировать их, чтобы они никогда не смогли получить такого шанса. И то, что большинство их оказывалось евреями, было лишь совпадением. Их закрывали потому, что они были коммунистами и революционерами, а поэтому чрезвычайно опасными для Германии. Учитывая то, что они ещё сделали и в Венгрии, Италии и в Испании, у него были все основания для таких действий.

          Интернациональная еврейская пресса раздувала эти события вне всяких пропорций и обвиняла нацистский режим в "преследовании" евреев в Германии лишь по причине того, что они были евреями. Она постоянно и яростно обвиняла нацистский режим в намерениях к "уничтожению" евреев, начиная с речи унтермейера в Нью-Йорке в 1933-м. Это просто было ложью.

 

          Большинство евреев жило в Германии в покое вплоть до начала Второй Мировой войны, а огромное их количество жило в покое в течение всей войны. Жестоко обращались с коммунистами, которые в большинстве были евреями. Ряд офицеров немецкой армии, включая пару фельдмаршалов, были евреями - например, фельдмаршал Эрхард Мильх. Мильх курировал становление Люфтваффе.

          И в то же время, несмотря на то, что комментарии и мнения государственных деятелей, историков и журналистов, представленные в этой главе выше, описывали Германию как страну счастливого, процветающего народа с мягким правительством, целиком себя ему посвятившим, интернациональное евреиовство продолжало свою злобную антинемецкую пропагандистскую кампанию, изображающую Германию как живодёрню с репрессиями, зверствами и убийствами.

 

          В марте 1935-го Национальный Совет Еврейских Женщин в Нью-Йорке провозгласил Гитлера "мировой угрозой". И в то же время в Германии редактор газеты "Дер Штурмер" Юлиус Штрейхер сравнил Гитлера с Иисусом Христом. Профессор Хаусер произвёл сенсацию своим заявлением о том, что Бог явил себя в Германии через Адольфа Гитлера, а д-р Рейнхард Краузе объявил, что для немецкой нации один лишь Гитлер обладает "Божественным наказом". Национал-социалисты заявили о том, что международная враждебность к Гитлеру инспирирована исключительно евреями.

          И, пока немецкий народ обожал Гитлера и видел в нём спасителя Германии, многие за её пределами были настроены еврейской антинемецкой пропагандой, считая его угрозой человечеству. Гитлер был по большей части избран за свои обещания вернуть территории, отнятые у Германии Версальским Договором, а также создать единое немецкое государство, включающее весь немецкий народ.

 

          Британские, французские и советские лидеры отказывались признавать законность требований Германии и объявили реваншистские задачи Гитлера международной агрессией. Представители Британии, Франции, а также Италии встретились 11 апреля 1935-го в итальянской деревне Стреза, чтобы подтвердить свою оппозицию включению в Германию Австрии и чехословацких Судет. Гитлер объявил это утверждение враждебным для Германии, заявив о законности своих требований, а также о том, что Германия не хочет новой войны.

          Он говорил об абсурдности войны и о "недальновидности" прошлого. Войны мести, заявил он, устарели. "Добровольный поджигатель войны в прошлом мог быть патриотом, но сегодня такая личность будет предателем. Мы - не империалисты" - заявил он и добавил, что весь немецкий народ хочет "равных прав для всех", а также восстановления своего достоинства. Весь немецкий народ хочет, сказал он, чтобы с ним обращались, как с равным, а кроме  всего прочего, это означает возврат Германии  её территорий.

 

          Несмотря на яростную антинемецкую пропаганду, мыслящие люди продолжали оказывать Гитлеру поддержку. 6 июня 1935-го ведущий британский клирик, архиепископ Кентерберийский, выразил симпатию к положению, занимаемому немцами среди других наций, заявив о том, что Германия "должна быть признана, как страна нации, которая достойна занимать равное место среди других наций".

          И всё же среднего американца или англичанина заставили поверить в то, что Германия является угрозой всему миру и должна контролироваться и держаться в узде. Подконтрольные евреям медиа заставили их поверить в то, что Германия - само зло, что это - зверская страна с репрессивным, тоталитарным правительством, держащим запуганное население под жёстким контролем через тайную полицейскую службу и концентрационные лагеря.

 

          Ничто не могло быть дальше от истины. "Священная война", объявленная Германии интернациональным еврейством, безжалостно продолжалась и для того, чтобы настроить мир против Германии, проводилась пропагандистская кампания наглой лжи, искажения и очернения. Контраст между реальной жизнью  Германии и тем, как она изображалась интернациональной еврейкой прессой, был просто чудовищным.

          Далее приведена серия фотографий, сделанных за время правления нацистов, показывающих, что немцы были милым, интеллигентным и цивилизованным народом, значительно отличающимся от народа любой европейской страны того времени.

 

 

 

Лицо Германии нацистского (довоенного) периода

 

 


Офицеры и солдаты немецкой армии.

 

 

  

 


Офицер немецкой армии со своей собакой

 

 

 


"Гитлер-Югенд" (Организация по типу бойскаутов)

 

 

 

 

 

Союз немецких девушек (Эквивалент "Гитлер-Югенда")

 

 

 

                                


Немецкая деревенская девушка и городской мальчик 1930-х

 

 

 

 


Типичная немецкая улица 1930-х

 

 

 

 

 


Немецкий общественный плавательный бассейн 1930-х

 

 

 

 

 


Прогулка с детьми

 

 

 


Элегантная немецкая пара 1930-х

 

 

 

 

 

Лицо Германии, рисовавшееся еврейской пропагандой