На главную

3. Азиаты
(развернуть страницу во весь экран)

«В грядущей войне вашим знаком отличия будет цвет вашей кожи».
Дж. Роквелл (1918 -1967)


Не вселяют надежд и повадки азиатских «тигров», да и отношение к ним русского «медведя». Самое «успокоительное» известное изречение китайских колонизаторов: «Мы не будем с вами воевать, мы просто придём к вам и будем у вас жить». В России это осуществляется так:
Колонизаторский плакат китайской компартии!«Вот как формулируют задачи по заселению России китайские стратеги колонизации: «…оживить два глаза» – использовать Красноярск и Иркутск в качестве «опорных пунктов проникновения в глубь страны» и, опираясь на них, «излучать влияние, подобно радиации»; «проложить две трассы» – открыть путь китайским товарам для оптовой и розничной торговли из Китая в Красноярск и Иркутск, «создать единую городскую гряду» – использовать в качестве центра Иркутск и связать воедино Пермь, Челябинск, Екатеринбург, Омск, Новосибирск, «сформировать на их основе единый широкий рыночный покров».[3]

Теперь о практическом осуществлении колонизации Китаем России в числовом выражении. «…Чукотский АО потерял в течение 90гг. более половины своего населения; Магаданская область потеряла 40%, Камчатская – 18%, Сахалинская – 16%...
Население российского Дальнего Востока составляет 7,5 млн. чел., в то время как по другую сторону границы в провинции Хэйлунцзян проживает 120 млн. китайцев. Соответствующие цифры для Приморского края и соседнего региона КНР – 2,3 млн. и 70 млн.

Законная и явочная китайская иммиграция в российское Зауралье уже составила 1,3 млн. чел. (по привычно «вариативной» официальной статистике). Она жеУтренняя зарядка китайцев на новой родине оценивает общее число китайцев в России в 2,1 млн.

В Москве по последним данным живет уже порядка 200 тыс. китайцев».[15]
«…по всем демографическим прогнозам, китайцы в ближайшие десятилетия станут одной из крупнейших российских диаспор и практически мирно колонизируют Дальний Восток.

По самым радикальным прогнозам, через 10--20 лет китайцы вообще будут второй по численности национальной группой в России, опередив татар и уступая только русским. При этом мусульманское население России в отличие от христианского увеличивается. Понятно, что мусульманские и китайские ценности будут играть все более существенную роль в структурировании России как многонационального государства. Возникает реальная угроза фактического, пусть даже не оформленного юридически, раскола страны на совершенно разные по духу госудаЗа узкоглазым счастьемрства».[16]

Численность китайцев позволяет им не только не соблюдать расовую гигиену, но и напротив, реализовывать «наступательную ассимиляцию»:
«На Урал едут, как правило, молодые неженатые мужчины. Многие из них изначально нацелены на создание семьи с русской женщиной. Молодые жительницы Южного Урала охотно идут на контакт с сынами Поднебесной: для большинства выросших на селе, да и в малых городах, выйти замуж за непьющего, трудолюбивого и заботливого китайца считается большой удачей.

Несмотря на языковой барьер – многие женихи могут произнести по-русски лишь несколько слов, китайско-славянские браки заключаются все чаще, причем детей, родившихся в смешанных семьях, воспитывают в национальных и культурных традициях отца. Собеседник агентства утверждает, что подобные схемы заселения России вообще, и Южного Урала в частности, в Китайской народной республике разрабатываются на государственном уровне». [3]

«Наличие в русской среде 7 % и в группе китайцев 13,7 % людей, положительно настроенных на межэтнический брак, указывает на то, что в регионе активных межэтнических контактов существует среда для метизации и фСчастье расового предательстваормирования маргинальной этнической группы, состоящей из партнеров и детей смешанных русско-китайских браков».[17]
«В последние годы молодежь стала лояльнее к такой ситуации. Анкетирование в Восточном институте ДВГТУ показало: студенты считают, что национальность жениха или невесты - личное дело каждого. В конце концов, кроме расчета и прагматики есть еще просто любовь».[18]

Таким образом, растворение русского населения в китайском в первую очередь за Уралом – лишь вопрос времени. На это сориентированы и маргинальные культурные течения в России, культивирующие азиатское мировоззрение пропагандой «восточных», а на самом деле, китайских систем. Таковых в России множество: цигун, у-шу, кун-фу, фалун-гун, фэн-шуй и т. д. и т. п

. Подогреваемый интерес к Шаолиню и китайская закваска популярнейшего фильРеклама китаизациима «Особенности национальной рыбалки», пропитанного квасным патриотизмом, иллюстрируют работу антирусских сил по китаизации русского самосознания.

А вот о прелестях китайской колонизации для местного населения:
«Граждане Китая, по словам местных жителей, уже давно чувствуют себя, как дома, считают Сортировку (в Екатеринбурге) своей территорией и ведут себя весьма нагло – устраивают разбойные нападения на русских граждан, свободно занимаются подделкой документов, не пользуются мусорными контейнерами, предпочитая выбрасывать отходы из окон, и рисуют на стенах домов иероглифы.

Китайцы заняли все ближайшие от рынка квартиры, живут в них по 30 человек в каждой, разводят жуткую антисанитарию! Местное русскоСукно зелёное, лица - жёлтыее население в ужасе от этих мигрантов и использует любые возможности для того, чтобы поменять жилье, съехать с Сортировки в другие районы, – говорит депутат ППЗС Свердловской области Андрей Альшевских».[19]

Разумеется, китайская колонизация не грозит резнёй и тотальным порабощением, как исламская. Расовым предателям, её принявшим, она не грозит ничем, кроме утраты расовой принадлежности (которой они не дорожат) и уценки до второго сорта.

Русской же нации эта колонизация угрожает в первую очередь метизацией ввиду высокой склонности китайцев к межрасовым бракам.
И лишь во вторую - потерей территорий с их природными ресурсами, так как в критические периоды для нации важнее кровь, чем почва. Обе эти угрозы чрезвычайно затруднят для русской нации и без того трудную задачу сохранения и улучшения и крови, и почвы.